ENG | RUS | ESP | DE | FR
Worldaggressor.comWorldaggressor.com
joomla templates

Регистрация

*
*
*
*
*
*

Fields marked with an asterisk (*) are required.


Login the account in the social network.

Login the account in the worldaggressor.com
You are not permitted to view this content.
You are not permitted to view this content.
Login/Registration Login or Registration

Политика

Kloop: в Киргизии нет реальной оппозиции

22/11/2019 - 06:15

Омурбек Текебаев, лидер партии «Ата-Мекен»

— В нашей стране есть оппозиция. Наша партия «Ата-Мекен» является оппозицией к ныне действующему парламенту и парламентскому большинству. Насколько мы успешно выполняем свою миссию и работу, судят избиратели. Партия «Ата-Мекен» выступала против разработки урановых месторождений, против разрушения ледников. Еще Алмамбет Шыкмаматов [лидер фракции «Ата-Мекен»] потребовал от премьер-министра более четкой позиции по криминалу, который убивает бизнесменов и за пределами страны. Я бы сказал, что сейчас в стране есть люди оппозиционного настроя. Насколько им удастся сплотить вокруг себя других людей, покажет время. Может это удастся Ширин Айтматовой, потому что многие люди недовольны нынешней ситуацией и властью.

Медет Тюлегенов, политолог

— Скажем реально — политической оппозиции у нас нет. Есть общая критика, идущая от разных групп гражданского общества в адрес власти, поэтому в какой-то степени есть гражданская оппозиция. В парламенте оппозиции не видно, там нет системной оппозиции. Вне парламента у нас, конечно, есть разные группы людей, которые не попали в парламент или пытаются попасть в следующем году. Они тоже как-то отображают критические взгляды на то, что делает власть, но считать их сильной оппозицией пока рано. Недавно появилось движение «Үмүт-2020» во главе с Ширин Айтматовой. Это тоже часть такого широкого гражданского общества, которая занимает конкретную позицию относительно коррупционных вопросов. Их ключевая тема — это Матраимов (Матраимовы, согласно данным СМИ, считаются влиятельным семейным кланом в Киргизии — прим. ред.), и в этом отношении они выполняют роль оппозиции. В идеале, конечно, было бы интересно посмотреть, чтобы те вопросы, которые «Үмүт-2020» задают, задавала политическая оппозиция в парламенте, но этого нет.

Ширин Айтматова, лидер народного движения «Үмүт-2020»

— Если сравнивать с Туркменией, наверное, у нас есть подобие оппозиции. Но я не уверена, целесообразно ли называть это оппозицией или нет. Например, мы не считаем себя оппозиционным движением. Оппозиция — это прийти к власти и заменить власть, у нас таких целей нет. Сейчас парламентской оппозиции нет. Я связываю это с рассветом олигархических партий, которые набрали людей, которые зависимы от государства, в смысле проверок, от налоговой, финполиции, так как у них имеются бизнесы. Поэтому в парламенте нет достаточного количества голосов, чтобы создать что-либо, что можно назвать оппозицией. Технически, какие-то партии записаны в оппозицию, но это только номинально. В данный момент фракция «Ата-Мекен» внутри парламента не ведет оппозиционный дискурс. Конечно, при присутствии Текебаева, это была другая фракция. В данный момент я не вижу ничего такого, где они бы оппонировали власти. Скорее наоборот, никому не выгодно быть оппозицией.

Дастан Бекешев, депутат парламента от фракции СДПК

— Официально в парламенте есть оппозиция, но у них нет своей программы, они в действительности не работают как оппозиция. По моему мнению, такой сильной оппозиции к действующей власти нет. Если только не считать некоторых журналистов или гражданских активистов. Все эти 28 лет оппозиция была разной, иногда оппозиция проигрывала, часто сидела в тюрьмах. Тот, кто готов сидеть в тюрьме и не боится этого, тот может быть оппозицией. Здесь надо говорить открыто, что силовые органы очень сильные, если надо — посадят в тюрьму, надо будет без доказательств — найдут что-нибудь, какую-нибудь оговорку, могут что-нибудь сделать.

Марс Сариев, политолог

— После того как был арестован Атамбаев (экс-президент Киргизии — прим. ред.), я не думаю, что в Киргизии есть сильная оппозиция. Я не согласен с утверждением президента Жээнбекова о том, что у нас сильная оппозиция. Я считаю, что сейчас есть разрозненные силы, но некого оппозиционного блока сейчас нет. Оппозицией можно назвать Ширин Айтматову, которая сейчас ведет «Үмүт-2020» и может привлечь протестный электорат. Омурбек Текебаев быстро прогнулся, и сейчас он уже не оппозиционер.

Мирлан Бакиров, депутат от фракции «Өнүгүү-Прогресс»

— Конечно, у нас есть оппозиция. Она на сегодняшний день не такая радикальная, как раньше. В парламенте есть конституционная оппозиция. Сейчас оппозиция конструктивная, она говорит свое мнение. По сравнению с предыдущими годами она может быть намного слабее, но это не говорит, что нет оппозиции. Партия «Ата-Мекен» многие года была в оппозиции. Сегодня они тоже говорят свое мнение. В целом, у оппозиции нет единого мнения, у всех свои позиции, свои взгляды. Я конкретно отдельных людей не могу назвать оппозиционерами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

  • Read 13 times

    Leave a comment

    "На нашем ресурсе запрещена ненормативная лексика, а также грубость и хамство по отношению к другим участникам. При поступлении мотивированной жалобы на комментарий нарушитель автоматически попадает в бан!"

    Администрация worldaggressor.com

    DISCLAIMER

    Website administration WORLDAGRESSOR.COM does not assume any responsibility for the placed by Users of the Website links, photos, images, files, materials, comments, feedback and any other information. The site administration does not guarantee the accuracy of reviews added by the visitors. Not responsible in case of placement of inaccurate or incorrect information and shall be exempt from compensation of any damages due to these actions. All comments and feedback are laid out in that volume, the form and content as it was provided by Users of the Website. The Administration does not contradict the Russian legislation. Website user is solely responsible for all posted and published materials.