ENG | RUS | ESP | DE | FR
Worldaggressor.comWorldaggressor.com
joomla templates

Регистрация

*
*
*
*
*
*

Fields marked with an asterisk (*) are required.


Login the account in the social network.

Login the account in the worldaggressor.com
You are not permitted to view this content.
You are not permitted to view this content.
Login/Registration Login or Registration

Политика

Ближневосточная дуэль Вашингтона и Пекина. В Дубае и Эр-Рияде учат китайский

19/11/2019 - 08:15

Пекин заключил соглашения о партнерстве с 15 странами Ближнего Востока. Но отношения с некоторыми государствами заслуживают особого внимания, например с Саудовской Аравией. Королевство – ведущий торговый партнер Китая в Западной Азии, Пекин в свою очередь – крупнейший контрагент Эр-Рияда в мире.

И это не единичный случай. КНР также крупнейший торговый партнер ОАЭ. Более 200 тысяч граждан Поднебесной проживают в ОАЭ, а порт Дубай для китайских товаров стал жизненно важным глобальным транспортно-логистическим центром. Более того, власти Эмиратов и КСА заявили о намерении включить китайский язык в национальные образовательные программы. Примечательно, что оба государства (но также и другие страны Ближнего Востока) не только воздерживались критиковать КНР за то, что в Синьцзяне будто бы преследуют уйгурское население, но даже защищали Пекин.

На протяжении последнего десятилетия, когда страхи по поводу безопасности эксплуатации морских путей усилились, Красное море, Суэцкий канал и пролив Баб-аль-Мандеб стали объектом повышенного внимания Китая. Упрочение влияния внутри географических «бутылочных горлышек» мировой торговли и поставок нефти и газа (и вокруг них) стало ключевым фактором внешней политики КНР в Западной Евразии.

 В Китае отвергают любые намеки на его стремление к военному доминированию на Ближнем Востоке

Неудивительно, что в инвестиционную повестку Поднебесной входит Египет. Пекин уже вложил в АРЕ миллиарды долларов, помогает строить новую административную столицу в пустыне за пределами Каира, порт на Красном море и промышленную зону в Айн-Сухне. С 2014 года Абдул-Фаттах ас-Сиси совершил как минимум шесть поездок в Пекин. Для сравнения: в США – всего две. А ведь Штаты – традиционный партнер Египта в сфере безопасности.

Запад чувствительно реагирует на крепнущие связи между ближневосточными государствами и Китаем. Эволюция международной позиции США привела к тому, что Вашингтон отказался от некоторых обязательств и части ответственности в Евразии. Это привело к тому, что малые страны пересмотрели отношения с Вашингтоном и стали задумываться над налаживанием контактов с восходящим Китаем.

Его еще один интересный ближневосточный партнер – Иран. Тегеран, чтобы уравновесить давление со стороны США, хочет установить отношения с мировыми державами. Расширяющееся партнерство ИРИ и РФ соответствует этой парадигме, равно как и сближение с Китаем. Может статься, что Исламская республика станет для Поднебесной страной гораздо более важной, чем другие государства Ближнего Востока. Изоляция Тегерана на Западе в ближайшие годы, вероятно, сохранится, что подтолкнет к более тесному сотрудничеству с КНР. Стратегическое положение Ирана и его людские ресурсы, а также намерение служить для соседних государств цивилизационным центром притяжения могут отвлечь американские военные и экономические возможности от Южно-Китайского моря, что будет работать в пользу Пекина.

Иранские войска или их союзники действуют по всему Ближнему Востоку, военно-морской флот ИРИ оперирует в Персидском заливе и Ормузском проливе. Все это ослабляет мощь США на евразийском континенте. Кроме того, Тегеран может позволить китайской инициативе «Один пояс – один путь» проникнуть в этот регион и по суше и по морю (через Каспий и Персидский залив).

В Китае публично отвергают любые намеки на его стремление к военному доминированию на Ближнем Востоке. Пекин понимает, что ему по-прежнему не хватает знаний, сети контактов и необходимых полномочий (сравнимых с авторитетом Запада) для провозглашения своих геополитических целей в этом проблемном регионе. Несмотря на это, на Западе часто считают, что Поднебесная, само собой разумеется, фактически стремится к господству в Евразии. В конце концов, зачем же еще какой-нибудь стране тратить миллиарды и размещать сотни солдат на Ближнем Востоке или где-либо еще на евразийском материке?

В КНР развернуты дебаты о том, могут ли экономические интересы Пекина на Ближнем востоке вынудить страну стать более активным игроком в сфере региональной безопасности и ВТС. Есть надежда, что этого можно избежать, однако выбор делать придется.

После инцидентов с нефтяными танкерами в Персидском заливе Пекин объявил о намерении участвовать в антипиратских инициативах. В связи с тем что США уменьшают присутствие в Евразии, Китаю придется заполнить геополитический вакуум.

Конкретные шаги уже сделаны – Пекин открыл базу в Джибути, установил военные объекты на границе с Афганистаном и в Таджикистане.

По мере того как КНР укрепляет позиции в регионе, ей нужны партнеры для управления межгосударственными конфликтами. Вероятным выбором является Россия, но эта страна так же, как Турция и Иран, не будет особенно заинтересована делиться своими позициями, полученными в результате войны в Сирии и в противостоянии против американцев.

Можно утверждать, что Пекин станет и впредь вести себя крайне осторожно, чтобы не слишком втягиваться в дела региона. На взгляд КНР, РФ и США могут сохранить свои доли ответственности за безопасность в регионе. Для Пекина важна многополярность, и он будет усердно следовать этому принципу.

Но со временем КНР на Ближнем Востоке будет все труднее оставаться над схваткой. Придется быстрее реагировать на вызовы, возникающие перед бизнесом.

Это неизбежно приведет к большей нестабильности в отношениях Вашингтона и Пекина. Высокопоставленные персоны в США уже предупреждали об усилиях Китая по наращиванию влияния в Ближневосточном регионе, что может подорвать сотрудничество между американцами и традиционными арабскими союзниками в области обороны. Таким образом, Ближний Восток превращается в еще одну арену конкуренции между США и Китаем.

 

Справка «ВПК»

Эмиль Авдалиани – эксперт по международным отношениям, преподает историю и международные отношения в Тбилисском государственном университете и Государственном университете Ильи (Грузия). Работал на различные международные консалтинговые компании, пишет статьи о развитии событий в военной и политической сферах на постсоветском пространстве.

 

Прогноз Центра BESA № 1339, 10 ноября 2019 года.

Источник: https://besacenter.org/perspectives-papers/china-player-middle-east/

 

Эмиль Авдалиани,
политолог (Грузия)

Перевод Сергея Духанова,
специально для «ВПК»

  • Read 19 times

    Leave a comment

    "На нашем ресурсе запрещена ненормативная лексика, а также грубость и хамство по отношению к другим участникам. При поступлении мотивированной жалобы на комментарий нарушитель автоматически попадает в бан!"

    Администрация worldaggressor.com

    DISCLAIMER

    Website administration WORLDAGRESSOR.COM does not assume any responsibility for the placed by Users of the Website links, photos, images, files, materials, comments, feedback and any other information. The site administration does not guarantee the accuracy of reviews added by the visitors. Not responsible in case of placement of inaccurate or incorrect information and shall be exempt from compensation of any damages due to these actions. All comments and feedback are laid out in that volume, the form and content as it was provided by Users of the Website. The Administration does not contradict the Russian legislation. Website user is solely responsible for all posted and published materials.