ENG | RUS | ESP | DE | FR
Worldaggressor.comWorldaggressor.com
joomla templates

Регистрация

*
*
*
*
*
*

Fields marked with an asterisk (*) are required.


Login the account in the social network.

Login the account in the worldaggressor.com
You are not permitted to view this content.
You are not permitted to view this content.
Login/Registration Login or Registration

Политика

Что даст России военная база в Центральной Африке

25/10/2019 - 22:15

В Центральноафриканской Республике может появиться военная база России, заявил во время саммита «Россия – Африка» в Сочи президент страны Фостен-Арканж Туадера. Неофициально военные инструкторы из России уже несколько лет находятся в ЦАР, занимаясь подготовкой местных солдат и офицеров. Полноценная военная база же будет призвана решать гораздо более сложные задачи.

Одной из сенсаций сочинского саммита «Россия – Африка» стало заявление Фостен-Арканжа Туадеры, президента ЦАР, одной из самых бедных стран Африки и мира в целом, которая при этом обладает сказочно богатыми недрами. В пятницу Туадера сообщил РИА «Новости», что его страна рассматривает возможность создания российской военной базы. Более того, по словам Туадеры, этот вопрос уже прорабатывается министерствами обороны России и ЦАР. «Нет», – лаконично ответил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков на вопрос о том, обсуждалось ли создание базы на встрече Владимира Путина и Туадеры.

Впрочем, на вопрос о российском присутствии в Центральной Африке можно ответить утвердительно. О том, с чего началось наращивание российского сотрудничества в ЦАР, подробно писала газета ВЗГЛЯД. В октябре 2017 года президент Туадера прилетел в Сочи на встречу с главой российской дипломатии Сергеем Лавровым. По официальным сообщениям, центральноафриканский президент просил Россию обратиться в ООН с просьбой временно снять ограничения на поставки в ЦАР оружия и техники. Неформально же президент ЦАР запросил у России вооружения на три местных батальона, то есть примерно 1,5 тысячи бойцов с легкой бронетехникой. Ответ был положительным.

О возможности появления российской базы в ЦАР говорят уже давно, напомнил в комментарии газете ВЗГЛЯД старший преподаватель кафедры африканистики Санкт-Петербургского университета (СПбГУ) Александр Зданевич. Так к примеру, в январе нынешнего года об этом говорила министр обороны и развития армии ЦАР Мари-Ноэль Койяра, находившаяся в России с частным визитом. Но, пожалуй, впервые о российском военном форпосте в Центральной Африке зашла речь на высшем уровне.

Юридической основой для появления военной базы может стать договор, подписанный в августе 2018 года министерствами обороны двух стран. Российские инструкторы работают в военном центре обучения и подготовки армии ЦАР, который действует в Беренго – бывшей резиденции императора-людоеда Бокассы. В центре в Беренго солдат и офицеров ЦАР учат обращению с оружием и методам ведения боя. Многими этот центр уже воспринимается как российская военная база, хотя «это не так», отметила тогда глава минобороны республики. «Пока Россия оказывает советническую помощь, и пока эта помощь достаточно успешна. Локально-тактические задачи там решаются. Ситуация, конечно, далека от стабильности, но по крайней мере столичный регион удалось стабилизировать по сравнению с тем, что там происходило два года назад», – отметил Зданевич.

Политическую нестабильность можно назвать как раз таки стабильным состоянием этой страны, которая давно могла бы разбогатеть на экспорте сырья. Половину доходов ЦАР и сейчас приносит экспорт алмазов. По данным Геологической службы США, в 2012 году ЦАР занимала десятое место в мире по совокупной стоимости проданных камней. При этом история бывшей французской колонии Убанги-Шари (как ЦАР называлась до 1960 года) – это история переворотов, диктатуры и гражданских войн. Пожизненный президент, а впоследствии – первый и последний император Центральной Африки Жан-Бедель Бокасса, заслуживает отдельной истории. Скажем лишь, что тиран-каннибал пришел к власти и был свергнут в результате переворота. Во втором случае помогла бывшая метрополия – Франция. Операцию «Барракуда» 1979 года называют последней колониальной войной французов.

Последовали еще два неспокойных десятилетия. Относительная стабильность наступила с приходом к власти в 2001 году генерала Франсуа Бозизе, победителя в очередной гражданской войне. Новая война началась в 2012 году, а год спустя президента Бозизе свергла исламистская группировка «Селека», состоящая преимущественно из северян-мусульман. Повстанцы «Селеки» захватили столицу страны Банги, а лидер коалиции Мишель Джотодия провозгласил себя президентом. В качестве третьей силы выступило ополчение «Антибалака», созданное первоначально для защиты местных христиан от исламистов.

Довольно скоро остатки правительственных войск выбили отряды «Селеки» из столицы. Поддержку в операции в который раз оказали французы, а также соседние страны – члены ЭКОЦАС (Экономического сообщества стран Центральной Африки) и миротворцы Африканского союза. Но война переместилась в провинцию. Кроме того, ЦАР занимает 23-е место в антирейтинге ООН по уровню умышленных убийств. И смерть трех российских журналистов тому доказательство. В июле 2018 года трое российских журналистов – Орхан Джемаль, Александр Расторгуев и Кирилл Радченко, которые снимали в ЦАР кино по заказу проекта Михаила Ходорковского «Центр управления расследованиями», были убиты. По официальной версии, нападение на них было совершено с целью ограбления. Журналисты были найдены мертвыми недалеко от города Сибю.

В начале 2019 года группировки, участвовавшие в конфликте, заключили мирное соглашение. Стороны договорились об организации свободных и инклюзивных выборов, которые позволят обеспечить сменяемость власти в стране. Но фактически конфликт не завершен, отмечают эксперты.

«Я думаю, российская база в ЦАР может быть нужна примерно для того же, для чего нужно российское присутствие в Сирии – заниматься вопросами примирения враждующих сторон», – сказал газете ВЗГЛЯД доцент РЭУ им. Плеханова, член экспертного совета «Офицеры России» Александр Перенджиев. По его мнению, помимо политических задач примирения сторон, речь может идти о «военно-политических действиях» – о разграничении вооруженных групп, полагает эксперт.

Вторая задача, которую практически могли бы выполнить российские военные, – охрана по просьбе властей ЦАР каких-либо стратегически важных объектов, с обеспечением безопасности которых не справляются местные силовики. «Речь может идти не только о военных базах, но и о других структурах, которые могут быть также необходимы в ЦАР. Если мы там будем осуществлять гуманитарные операции, скажем, развертывать систему полевых госпиталей, то также потребуется их охранять», – отметил Перенджиев.

По его мнению, если российская база в ЦАР все-таки появится, то «Россия получит точку геополитического влияния в этом регионе. В дальнейшем российская сторона может получить привилегии и при формировании экономических проектов», – указал собеседник. Это, например, участие в упомянутой выше добыче алмазов. К примеру, в 2012 году здесь было добыто драгоценных камней на сумму 62 млн долларов. Однако из-за гражданской войны добыча резко сократилась – до 2,3 млн долларов в 2018 году.

Кроме того, республика обладает большими запасами урана, нефти и, предположительно, золота. Сейчас доля ВВП республики от продажи ископаемых невелика – порядка 15–20%, и Россия в процессе их добычи не участвует. Однако правительство этой страны объективно заинтересовано в развитии совместных проектов в этой сфере. Кроме того, в интервью РИА «Новости» Фостен-Арканж Туадера заявил, что республика хотела бы получить от России новые партии вооружений в дополнение к тем военным поставкам, которые имели место в прошлом году.

«Если речь идет о постоянном российском представительстве и в Банги готовы на это, то это политический сигнал нашему руководству. Но решение все равно остается за нами, насколько мы хотим там присутствовать, и в какой форме, в каком виде», – в свою очередь заметил африканист Александр Зданевич. При этом он подчеркнул:

«Я от наших специалистов еще не слышал таких далеко идущих планов. Никто не говорит: «Мы готовы размещать контингент».

Зданевич отметил, что, на его «непросвещенный взгляд», надо уходить от формата, подразумевающего размещение больших контингентов. «Это лишние затраты, лишний бюджет», – заметил эксперт.

Впрочем, добавил он, все зависит от задач. «Какие у нас будут задачи на территории ЦАР, сообразно этим задачам необходимо распределять усилия. Если обстановка будет подсказывать, что необходимо некое присутствие, то найдутся силы и средства, чтобы усилить это присутствие», – заметил Зданевич.

Пока это только предположения, которые могут и не оправдаться, добавил эксперт. «К примеру, два года назад обсуждалась вероятность размещения пунктов обеспечения ВМФ в Мозамбике. Потом было контрвыступление со стороны представителя министерства иностранных дел, который говорил о том, что ничего такого не планируется. И тем не менее, обсуждения были». Как бы то ни было, скоро закончится саммит «Россия – Африка», и мы увидим, к чему пришли страны-партнеры. «Возможно, инициативы обретут какие-то рамки, и можно будет уже предметно говорить об этом», – добавил Зданевич.

  • Read 15 times

    Leave a comment

    "На нашем ресурсе запрещена ненормативная лексика, а также грубость и хамство по отношению к другим участникам. При поступлении мотивированной жалобы на комментарий нарушитель автоматически попадает в бан!"

    Администрация worldaggressor.com

    DISCLAIMER

    Website administration WORLDAGRESSOR.COM does not assume any responsibility for the placed by Users of the Website links, photos, images, files, materials, comments, feedback and any other information. The site administration does not guarantee the accuracy of reviews added by the visitors. Not responsible in case of placement of inaccurate or incorrect information and shall be exempt from compensation of any damages due to these actions. All comments and feedback are laid out in that volume, the form and content as it was provided by Users of the Website. The Administration does not contradict the Russian legislation. Website user is solely responsible for all posted and published materials.