ENG | RUS | ESP | DE | FR
Worldaggressor.comWorldaggressor.com
joomla templates

Регистрация

*
*
*
*
*
*

Fields marked with an asterisk (*) are required.


Login the account in the social network.

Login the account in the worldaggressor.com
You are not permitted to view this content.
You are not permitted to view this content.
Login/Registration Login or Registration

Политика

07/05/2019 - 07:48

Недавно весенним вечером в Киеве на столичном Олимпийском стадионе под небом, переливавшимся цветами сахарной ваты, собрались 22 тысячи человек. Миллионы других наблюдали за происходящим дома. В центре стадиона, среди моря сине-желтых кресел, в тон украинским флагам, которыми размахивали или в которые были завернуты многие из зрителей, были установлены две противоположные сцены. С них должны были вести дебаты два человека. Один из них был олигархом, владельцем шоколадной империи и телеканала. Другой был комиком и любимцем конкурирующего телеканала, самого популярного на Украине. Оба были кандидатами на пост президента страны.

В последние годы Украина приобрела известность в качестве лаборатории, где Россия экспериментирует с цифровыми технологиями распространения дезинформации. Но в грязной избирательной кампании, которая длилась четыре месяца и закончилась на прошлой неделе, когда комик Владимир Зеленский нанес сокрушительное поражение действующему президенту и «шоколадному королю» Петру Порошенко, главенствовало телевидение.

Если бы телевизионные каналы с редакционной точки зрения были независимыми, они могли бы поспособствовать распространению объективной информации и обмену мнениями в ходе выборов. Но, как сказал Зеленский во время телешоу с дебатами кандидатов в президенты, «все украинские телеканалы контролируются олигархами». И Порошенко, и Зеленский пользовались непрерывной бесплатной пафосной информационной поддержкой своих «союзнических» телеканалов, ни один из которых не постеснялся экспериментировать с дезинформацией.

Зеленский, как и Дональд Трамп во время президентской кампании 2016 года, является новичком в политике и опытным шоуменом, избирательная кампания которого способствовала контролю над политическим телевидением. Петру Порошенко, как и Хиллари Клинтон, мешал его гораздо более продолжительный опыт государственной службы, который телеканалы (во всяком случае, те, которыми он не владеет) тщательно изучали. И в самой Украине, как и в США, существует сенсационная, ориентированная на рейтинги и политически поляризованная информационная среда, которая подразумевает, чтобы зрители потребляли контент из нескольких источников, чтобы собрать воедино какой-то вариант правды.

Украинцы, как и американцы, тщетно стремились получить взвешенную, основанную на фактах информацию. И поскольку Америка приближается к своим собственным выборам, возникает вопрос о том, существует ли еще такое понятие.

Украина, возможно, даже более поляризована, чем Америка. Самые богатые люди контролируют телеканалы — каждый со своей политической точкой зрения, каждый только ради своей личной выгоды. Американская неправительственная организация «Фридом Хаус» (Freedom House) написала в своем докладе за 2017 год, что «по крайней мере, четыре основные медиа-группы, у которых общая доля телевизионной аудитории составляет около 76%, принадлежат могущественным… олигархам, основной бизнес которых находится вне медиа-сектора».

Владельцы украинских «олигархических» телеканалов представляют собой довольно колоритную компанию. Виктор Пинчук, один из богатейших людей в мире, женатый на дочери второго президента Украины, является владельцем телеканала ICTV (Международное коммерческое телевидение). Канал критикуют за то, что он транслировал слишком много российского контента после протестов Евромайдана в 2013-2014 годы, которые привели к свержению коррумпированного режима Виктора Януковича. Дмитрий Фирташ, газовый магнат, оказавшийся в изгнании из-за коррупционного скандала, владеет телеканалом «Интер», симпатизирующим России. Ринат Ахметов, самый богатый человек Украины, владеет телеканалом «Украина».

Самый популярный телеканал страны «1+1» (на котором транслируются телепрограммы избранного президента Зеленского), принадлежит Игорю Коломойскому, банк которого был национализирован украинским правительством после того, как он обманул своих клиентов, завладев их средствами на сумму 5,5 миллиарда долларов. (Сейчас он находится в добровольном изгнании в Швейцарии и Израиле, и дистанцируется ли Зеленский от Коломойского, станет одним из первых и самых важных испытаний его президентства). Другие телеканалы с меньшей долей на медиа-рынке принадлежат уходящему президенту Петру Порошенко и бывшему премьер-министру Арсению Яценюку.

Местный феномен дезинформации возник в этой мутной и невнятной информационной среде задолго до того, как получила распространение российская дезинформация. Международная неправительственная организация «Репортеры без границ» (Reporters Without Borders) характеризует это явление (известное как «джинса») как «материал,… направленный на улучшение или создание положительного образа политической партии, политика или других лиц,… который не обозначен как реклама понятным аудитории способом». Короче говоря, украинское телевидение — это сеть распространения влияния олигархов, и большая часть транслируемого им контента явно ориентирована на то, чтобы усилить это влияние.

Учитывая колоссальное влияние телевидения, это отсутствие редакционной независимости вызывает особое беспокойство. Согласно опросу, проведенному недавно международной некоммерческой организацией «Интерньюс» (Internews), 74% украинцев смотрят телевизионные новости еженедельно (по сравнению с 50% американцев, которые смотрят новости по телевидению «часто»). Кандидаты и их команды использовали в своих интересах привычку к потреблению информации через украинские СМИ, создавая атмосферу кампании, которая временами казалась «ориентированной на телевидение» — высоко сенсационной и скудной по сути.

Дебаты на стадионе стали кульминацией этой предвыборной многосерийной теледрамы. На протяжении всего второго тура выборов Зеленский и Порошенко обменивались ударами в виде череды видеовызовов, споря о том, где, когда и как будут проходить дебаты. На протяжении трех недель это было главной темой в обсуждении кандидатов, из-за чего основные политические вопросы остались без внимания. Мэтью Шааф (Matthew Schaaf), директор представительства «Фридом Хаус» на Украине, согласен. «Несмотря на разнообразие медиа-пространства, украинское телевидение в значительной степени служило укреплению односторонних, пристрастных позиций владельцев телеканалов и тех, кто с ними связан, а не предоставлению избирателям беспристрастных материалов и анализа, необходимых для хорошо информированного электората».

В остальном политический дискурс в стране проходил ненамного глубже, и телеканалы ради своих кандидатов беззастенчиво пренебрегали как законами, так и правилами ведения предвыборной кампании. Как известно, телеканал «1+1», который транслирует шоу Зеленского, выпустил передачу, в которой утверждалось, что Порошенко скрывает свою причастность к смерти своего брата. Порошенко подает в суд на телеканал за клевету и включил его передачу со сфальсифицированными фактами в экспозицию фейковых новостей в своем предвыборном штабе.

«Черт возьми! — возмутилась советник Порошенко Динара Хабибуллаева перед вторым туром. — У нас сложилась такая ситуация, когда… население проголосовало за шоумена, актера, который не очень разбирается в политике, который является марионеткой Коломойского и канал, который контролирует Коломойский, выпускает фальшивки». Она согласна с решением Порошенко подать в суд на телеканал и заявила, что поддерживает идею закрыть его вообще.

Кроме того, канал «1+1» использовал то, что Зеленский является знаменитостью, чтобы обойти правила о «дне тишины» накануне голосования, когда традиционная предвыборная деятельность запрещена. Хотя канал не транслировал политическую агитацию, он показывал одну за другой программы с участием Зеленского, включая документальный фильм о жизни Рональда Рейгана, рассказанный самим Зеленским. Американская неправительственная организация Национальный демократический институт (НДИ), направившая на Украину группу наблюдателей за выборами, подсчитала, что «в течение двух месяцев до первого тура Владимира Зеленского показывали на канале „1+1″ в качестве шоумена (а не кандидата) в течение 203 часов».

Штаб Порошенко распространял свою долю сенсационных и необоснованных заявлений о своем противнике, утверждая, что Зеленский является наркоманом. Он также использовал СМИ, связанные с Порошенко, чтобы выйти на первый план в освещении президентской гонки. По оценкам НДИ, «за неделю до первого тура выборов, состоявшегося 31 марта, политическая реклама в поддержку президента Порошенко появлялась более 1400 раз, и рекламное время составило почти 10 часов, что в два с лишним раза больше, чем эфирное время в пользу любого другого кандидата.

Алексей Мацука, главный редактор сайта «Новости Донбасса», издания, которое работает для истерзанного войной востока Украины, сказал о кампании Порошенко: «Самое страшное, что действующий президент прибегнул к такой грязной телевизионной тактике, подчеркнув, что для нашей традиции такой подход является нормой». Национальный Совет Украины по вопросам телевидения и радиовещания неоднократно указывал на одностороннее и непропорциональное предоставление телеканалами Порошенко материалов о действующем президенте в период кампании, а также на позицию телеканала «1+1» в предоставлении информации о Зеленском.

Совет обратится к телеканалам с требованием «объяснить» их действия, но его полномочия, позволяющие взимать с них штрафы, минимальны. А украинское общественное государственное телевидение (наверное, единственное место, где украинцы могут найти объективный, редакционно независимый контент и который может нейтрализовать непрерывную войну между каналами) по-прежнему находится в процессе становления и постоянно недофинансируется. Но помимо структурных проблем Украина и США страдают от одной и той же болезни: постоянного желания созерцать и получать удовольствие от дешевых, помпезных, движимых сомнительными мотивами информационно-развлекательных зрелищ вместо информации, полученной из тщательно проверенных источников и предоставляемой ради общего блага.

По мере того как США приближаются к очередным президентским выборам, ориентированным не столько на политику, сколько на личность, телевизионные каналы, возможно, предпочтут вести американский политический дискурс на своей собственной версии украинского стадиона. Вкупе с оскорбляющими друг друга кандидатами, которые охотно принимают распространяемую в стране дезинформацию и тысячи возгласов в поддержку или в знак несогласия. Либо они могут перенести дискурс в более спокойное место. Возможно, это место будет не столь огромным. Возможно, там не будет захватывающей музыки или эффектного освещения, но это будет место, где люди вынуждены слушать друг друга. Я надеюсь что увижу, как на Украине появится такое место, такие условия — наряду с развитием демократии в этой стране. Которая, я надеюсь, не будет потеряна, когда США подойдут к следующим демократическим испытаниям.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

07/05/2019 - 04:15

Империи нанесены болезненные поражения в Афганистане и Ираке, но нужно признать, что это крепкие страны для взлома. Империя также, похоже, утратила контроль над Ливией, но это еще одна сложная страна. Мы также видели все жалкие пыхтения и кряхтения с Северной Кореей. Но давайте будем честны: у США никогда не было шансов заставить КНДР подчиниться, не говоря уже о вторжении или смене режима. Сирия намного слабее, но здесь Россия, Иран и «Хезболла» сделали работу мирового класса по отражению всех нападений англосионистов – политических и военных. Кроме того, я никогда не буду обвинять Трампа в том, что он не послушал Болтона и не спровоцировал мировую войну из-за Сирии (пока?).

США сделали Венесуэле настолько сильную инъекцию империализма, что вызвали иммунную реакцию

А как насчет Венесуэлы?!

Блогер Moon of Alabama проделал отличную работу, освещая события дня, поэтому я отсылаю вас к статье «Венесуэла – новая попытка случайного переворота Гуайдо оказывается опасной шуткой» (https://www.moonofalabama.org/2019/04/venezuela-random-guyaid%C3%B3-laun…). Я полностью согласен с тем, что нынешний переворот был шуткой, и очень опасной. Российские читатели могут также посмотреть эту статью газеты «Взгляд» (https://vz.ru/world/2019/4/30/975827.html), в которой приводится много интересных деталей, в том числе тот факт, что Гуайдо начал свой переворот из посольства Колумбии в Каракасе.

Но больше всего меня поражает удивительно жалкая слабость клоунов, которые начали эту неудачную операцию: Помпео и мистера МАГА (Make America Great Again, предвыборный лозунг Трампа.С. Д.).

Начнем с Помпео. По его словам, переворот провалился из-за России (что еще в этом нового?). Мало того, Мадуро уже решил бежать на Кубу, но русские его остановили.

В самом деле?

Неужели мы должны верить в то, что переворот имел ошеломляющий успех и стал еще одним пером в «шляпе» ЦРУ, состоящей из «успешных» тайных операций? Кажется, так.

И правда, зачем Мадуро бежать, если он не осознает, что ситуация безнадежна?

Но потом из «России» ему позвонили и сказали, чтобы он оставался на месте. Разговор должен идти примерно так.

Путин: Мадуро, вам не о чем беспокоиться. Просто делайте то, что мы вам говорим, и оставайтесь на месте.

Мадуро: Но мой народ ненавидит меня! Все они повернулись против меня! За переворотом стоят военные!

Путин: Нет, нет, все под контролем, просто оставайтесь на месте.

Мадуро: Но толпа меня линчует, если я останусь!!!

Путин: Не беспокойтесь, вас никто не тронет.

Этот диалог кажется вам заслуживающим доверия? Надеюсь, что нет! Я думаю, что любой, имеющий хоть немного интеллекта, должен понимать, что решение Мадуро остаться на месте могло быть основано только на одном из двух возможных соображений:

1. Переворот не удался, и Мадуро в безопасности.

2. Переворот удачен, и Мадуро останется, чтобы сражаться до последнего вздоха (как это сделал Альенде).

Но сегодня известно, что Мадуро в Каракасе, он в безопасности, а в бегах заговорщики – участники переворота.

Правда в том, что только неудачник и дурак, такой как Помпео, мог придумать столь отстойное оправдание в отчаянной попытке «прикрыть свою задницу» и обвинить в своей неудаче любимого козла отпущения неоконов – Россию.

А теперь давайте посмотрим, что сказал его босс.

«Если кубинские вооруженные силы и ополченцы немедленно не прекратят военные и иные операции с целью причинять смерть и разрушение Конституции Венесуэлы, на остров Куба будут наложены всеобъемлющее эмбарго и санкции высочайшего уровня. Надеюсь, все кубинские войска незамедлительно вернутся на свой остров!».

Трамп не винит Россию. Вместо этого он винит Кубу.

Я не знаю, какой глупый сценарий м-р МАГА запустил в своей голове, чтобы придумать: «Кубинцы сделали это», но он еще более нелеп, чем Помпео с «русскими». Читая эти твитты (как же они характерны для «птичьего мозга»!), можно подумать, будто кубинцы начали полномасштабную военную атаку (с участием как кубинских вооруженных сил, так и ополченцев) и что они организовали жестокое подавление выступлений венесуэльского народа.

В реальном мире Куба не делала ничего подобного. Но кого это волнует?! В империи иллюзий факт не имеет значения, по крайней мере для ее руководителей, которые продолжают верить, что имеет значение только раскрутка.

В случае с Венесуэлой одна только раскрутка успеха не принесла. И что дальше?

Согласно типичному сценарию, раскрытому нам Джоном Перкинсом, следующим шагом должно стать полномасштабное вторжение США. И он прав. Именно это сделала бы империя в расцвете ее сил. А сегодня?

Посмотрите на интересную новость: Эрик Принс (https://splinternews.com/afl-cios-own-employees-weigh-in-on-brewing-lead…) хочет, чтобы «Блэкуотер» послал пять тысяч наемников в Венесуэлу. (Кто-нибудь знает, почему и как эти клоуны придумали цифру пять тысяч? Сначала Болтон, теперь Принс. Они действительно думают, что этого достаточно?!)

Дело не в том, сможет ли Принс когда-либо отправить наемников в Венесуэлу и склонна ли к этому администрация Трампа. Дело в том, что Принс никогда не сделал бы такое предложение, если бы задача оказалась по плечу американским военным. Она им не по плечу, и Принс прекрасно это знает.

Что же касается Мадуро, то он, кажется, пользуется поддержкой не только большинства своего народа, но и венесуэльских вооруженных сил. А вооруженные силы явно пользуются поддержкой народа.

Это очень плохая комбинация для империи. Объясню, почему.

Да, у Венесуэлы огромные проблемы. И Чавес, и Мадуро допустили ошибки. Но речь не о них, а о верховенстве права внутри и за пределами страны. Речь идет о народе, который, даже страдая, не желает отказаться от суверенитета. Да, Чавес не решил всех проблем Венесуэлы, но отдать страну империи означало бы сокрушить любую надежду на настоящую, подлинную народную власть. Народ, очевидно, не питает иллюзий в отношении янки и не хочет, чтобы «демократия» превратила Венесуэлу в еще одну Ливию.

Только Богу известно, что принесет нам завтра, но мое внутреннее чувство состоит в том, что США сделали Венесуэле настолько сильную инъекцию империализма, что вызвали иммунную реакцию. Она действует как вакцина, и ее мало для заражения Венесуэлы токсином, достаточно мощным, чтобы убить ее.

Тем временем американские авианосцы в Средиземном море пытаются одновременно напугать и Россию, и Сирию, и Иран. Я могу только вообразить то отвращение и презрение, с которыми это недавнее бряцание устаревшим оружием воспринято в Москве, Дамаске или Тегеране. Даже «Хезболлу» это совершенно не впечатлит.

Правда заключается в том, что единственные люди, которые не осознали, что империя разрушена и побеждена, это правители неоконсерваторского «глубинного государства» и те, кто все еще верит их СМИ.

Остальные поняли, насколько бессильной стала империя.

Она только делает вид, что сильна. На самом деле слаба, сбита с толку, невежественна и, что самое важное, управляется жалкой бандой некомпетентных хулиганов, которые думают, будто могут напугать всех до такой степени, что им подчинятся. И это, несмотря на то, что империя не одержала победы ни в одной значительной войне после 1945 года. Неспособность сломить волю народа Венесуэлы является лишь последним признаком этой ошеломляющей слабости.

 

Справка «ВПК»

Андрей Раевский – известный на Западе блогер, выступающий под псевдонимом The Saker (Балобан). Родился в Цюрихе (Швейцария) в русско-голландской семье. Служил аналитиком в вооруженных силах Швейцарии и в военных исследовательских структурах ООН. Специализируется на изучении государств, возникших на территории бывшего СССР. Живет во Флориде.

 

Публикуется с разрешения издателя (http://thesaker.is/behold-the-breathtaking-weakness-of-the-empire/)

 

Андрей Раевский,
военный аналитик, писатель (США)

Перевод Сергея Духанова,
специально для «ВПК»

07/05/2019 - 04:15

Увязка госсекретарем США Майком Помпео очередных ракетных испытаний Северной Кореи с переговорами ее лидера Ким Чен Ына и президента России Владимира Путина не что иное, как желание увидеть в случайном расположении точек на полу некую космическую связь.

Я бы скорее вспомнил встречу Кима с Дональдом Трампом, состоявшуюся в Ханое. Она окончилась ничем, и произошло это по двум причинам. Первая – американский президент нарушил тот порядок, о котором предварительно договаривались, а именно: постепенная денуклеаризация КНДР в обмен на такое же снятие санкций. Трамп же потребовал вначале полного отказа Северной Кореи от ядерного оружия, а уже потом только вести речь об отмене блокады. В такой ситуации Ким Чен Ын идет на большой риск, взамен не получая никаких гарантий. И, замечу, смена подхода к переговорам была именно со стороны США. Вторая причина – Трамп ни с того ни с сего начал говорить о том, как хорошо живет Вьетнам, притом что встреча была в Ханое, и намекал: мол, так же может жить и Северная Корея, если пойдет на выполнение американских условий. То есть Трамп прилюдно и очень некорректно предлагал КНДР поддержку США, чем с азиатской точки зрения явно унижал Ким Чен Ына. Корейский лидер подразумевал, что после снятия санкций дальнейшее развитие страны пойдет не при эксклюзивном содействии США или Китая, а через ее включение в общемировые торговые процессы. По этим причинам Трамп в Ханое так ничего и не добился от Кима.

Ким Чен Ын понимает: полностью прекратить испытания – значит следовать американским требованиям

25 апреля во Владивостоке проходит встреча Ким Чен Ына с Владимиром Путиным, причем явно в непубличном формате. По некоторым утечкам мы можем судить, что лидеры обсуждали параметры постсанкционного мира: скажем, полноценного развития железной дороги, связывающей Россию с Корейским полуостровом. Наверняка обсуждалось и развитие расположенной на стыке Китая, России и КНДР экономической зоны Туманган, существующей еще с 90-х годов, но толком так до сих пор и не работающей. Насколько мне известно, на встрече Путина с Кимом с нашей стороны военных не было вообще, присутствовали лишь хозяйственники и представители МИДа. А значит, увязывать переговоры с Путиным и запуски корейцами ракет можно лишь с нереально большой натяжкой. Скорее всего Ким Чен Ын понимает, что сейчас полностью прекратить испытания значит по сути следовать американским требованиям, ничего не получая взамен. Поэтому, думаю, корейский лидер принял позицию в этом вопросе России и Китая: испытания можно и нужно продолжать, но без развития ядерного комплекса. КНДР – страна особенная, тем не менее она придерживается определенных международных договоренностей. Не наращивает количество оружейного плутония, не строит полигоны, не ведет испытания новых баллистических ракет. В акваторию Японского моря запускаются ракеты малой дальности, которые при необходимости легко могут быть перехвачены американскими комплексами THAAD в Южной Корее и потому никому не угрожают. Скорее такими действиями Ким просто подбадривает американцев, толкая их на ведение эффективных переговоров.

Алексей Маслов,
руководитель Института востоковедения ВШЭ

07/05/2019 - 01:15

Пока самозваный «и.о. президента Венесуэлы» Гуайдо продолжает каяться за провал государственного переворота, в американских СМИ появляются очень любопытные утечки. В частности, подробно описано, почему именно недавняя попытка военного мятежа провалилась. Стоит ли верить таким публикациям и какие важные обстоятельства не учитывает в Венесуэле Вашингтон?

Лидер венесуэльской оппозиции Хуан Гуайдо признал неудачной попытку переворота в Венесуэле и заявил, что готов одобрить предложение США об интервенции в страну, если такое поступит. Об этом он рассказал в интервью Washington Post. Гуайдо рассчитывал, что военнослужащие начнут переходить на сторону оппозиции и Мадуро сложит с себя полномочия, но этого не произошло. «Может быть, потому что нам все еще нужно больше солдат, возможно, нам нужно больше должностных лиц режима, готовых поддержать это, защитить конституцию», – сказал оппозиционер.

Одновременно некоторые американские издания стали распространять вроде как инсайдерскую информацию о том, что в Белом доме наметился раскол по вопросу Венесуэлы. Якобы президент Трамп не хотел бы эскалации конфликта и прямого военного вмешательства в дела латиноамериканской страны, но может уступить напору бескомпромиссного Болтона. Суммарно все это демонстрирует провал избранной как Вашингтоном, так и венесуэльскими оппозиционерами стратегии по свержению президента Мадуро.

Как понимать удивительные рассказы как Гуайдо, так и американских высших чиновников об обстоятельствах провалившегося переворота?

В странах, в которых Соединенные Штаты решают сменить режим или хотя бы повлиять на него изнутри, американцы раз за разом попадают в одну и ту же ловушку. Они начинают преувеличенно доверять тому, что говорят всякого рода беженцы, эмигранты, профессиональные «борцы с режимом», оппозиционные политологи, интеллигенция и «журналисты без границ» и без постоянной работы. Американцы наивно полагают, что раз эти люди за западную демократию и за все хорошее против всего плохого, значит, их информация и оценки – истина в последней инстанции. Сказали, что путинский режим развалится под санкциями через год, а Крымский мост не построят – так и будет. Не случилось – не важно, все равно ребята-то хорошие, дело свое знают, надо к ним прислушиваться.

В том, что касается России, это небольшая устойчивая группа эмигрантов и «временно работающих в США» оппозиционеров. А по Венесуэле – это люди Карлоса Веккьо (несмотря на его феерическое фиаско с российскими пранкерами Лексусом и Вованом), бывший мэр Каракаса Антонио Ледесма и так называемая Habana Consulting Group, базирующаяся на Майами, а также отдельно взятые оппозиционеры типа Карлоса Альберто Монтанера. А застарелая неприязнь Трампа к сотрудникам разведки приводит к тому, что он больше доверяет высказываниям и «показаниям» такого рода персонажей, чем профессиональным докладам.

Например, Ледесма утверждает, что разговаривал с некими высокопоставленными венесуэльскими военными. Те поведали ему жуткую историю о том, как их вызвали в управление военной разведки и как бы случайно показали доску, на которой были развешаны фотографии их жен, детей и родителей. После этого у них якобы отпало желание бунтовать против Мадуро, а так бы они тут же побежали бы свергать антинародный режим. История публикуется в американской испаноязычной газете и снабжается душещипательными подробностями о том, как страшно вообще находиться в здании военной разведки, в котором одновременно могут пытать до 300 человек.

Трампу это переводят и кладут на стол в папке «ранней птички» – ежедневного утреннего обзора прессы. Он это читает и верит, что венесуэльским военным надо просто создать условия, при которых они выступят против Мадуро. А то они очень хотят, но в силу разных обстоятельств не могут себе этого позволить. Эта история очень похожа на то, как Иванка приносила отцу фейковые фотографии якобы убитых в ходе газовой атаки в Сирии детей и требовала от самого могущественного человека в мире покарать негодяев.

Нечто похожее, видимо, разворачивалось и перед неудавшимся путчем. Гуайдо и компания вдруг открыто стали рассказывать, что ЦРУ несколько месяцев вело переговоры с тремя ключевыми фигурами окружения Мадуро: с министром обороны Владимиром Падрино Лопесом, главным судьей Верховного суда Майкелем (Михаилом) Морено и, самое главное, с начальником охраны президента Венесуэлы Иваном Рафаэлем Эрнандесом Далу. Эти трое, со слов Болтона и Абрамса, были готовы предать Мадуро, а переговоры с ними велись в Панаме, Доминикане и Коста-Рике. И плевать, что эта троица в последний год вообще Венесуэлы не покидала, кроме поездки министра обороны в Москву.

Согласно американской версии событий, ЦРУ собиралось именно создать условия для этих троих, чтобы они не пострадали после транзита власти и наступления демократии. И все бы получилось, но вдруг выяснилось, что Иван Эрнандес Далу внесен в санкционный список и ему, как и членам его семьи, запрещен въезд в США.

Дальше начинается Голливуд. У начальника охраны Мадуро вроде как трехлетний ребенок, страдающий тяжелым лейкозом, и ему требуется пересадка костного мозга, которую можно сделать в США. Но Госдепартамент раскорячился на фашистский крест и снимать санкции с Далу отказался (куда смотрел Помпео?). Он обиделся, и переворот сорвался. Иван, Владимир и Михаил выказали стойкую верность президенту Мадуро.

Первое, что приходит на ум после изучения этой версии событий: то ли Гуайдо с Болтоном сошли с ума, то ли они сознательно пытаются очернить наиболее близких к Мадуро людей. Хорошо, ты признаешь, что попытка переворота не удалась, но зачем же сдавать агентуру (если это правда) и в подробностях рассказывать, кого, где и за сколько пытались купить? С другой стороны, некоторая логика все-таки есть. Если попытки переманить на свою сторону старших офицеров венесуэльской армии так и не удались, то можно попробовать разобщить их, подорвать ситуацию в венесуэльской армии и в окружении Мадуро изнутри. Пусть выясняют отношения между собой. Сменил же Мадуро руководство военной разведки от греха подальше.

Правда, теперь американцы утверждают, что он сделал это под давлением Москвы и там теперь сидят сотни русских и тысячи кубинцев. Но кто же тогда приглашенным военным фотографии их семей показывал? Русские? Или все-таки кубинцы? Оппозиционный деятель Карлос Альберто Монтанер вообще утверждает, что «крошечная Куба колонизировала Венесуэлу» и теперь надо использовать термин новояза – «Кубасуэла». Кстати, операцию по пересадке костного мозга можно провести и на Кубе, и в России. Совершенно не обязательно вымаливать у американцев визу в обмен на предательство (если эта история вообще имела место, а не была лишь частью кампании по дезинформации и дискредитации высших должностных лиц Венесуэлы).

То, что происходит сейчас в Венесуэле, все больше напоминает европейские войны времен Раннего Возрождения, когда все решало не столько оружие, сколько подкупы, посулы и закулисные переговоры. Болтон в роли Борджиа, конечно, удивителен, особенно если учитывать его специфическую манеру поведения. Тут надо понимать, что венесуэльское сознание, как и во многих других латиноамериканских странах, предельно романтично и мифологизировано. Например, сейчас наиболее экзальтированные сторонницы Гуайдо (у него, как у всех подобного рода лидеров, есть устойчивая женская группа поддержки) утверждают, что речь не идет о путче или попытке переворота, а это называется «гражданское восстание». Но тогда непонятно, при чем тут перетягивание на свою сторону вооруженных сил.

Людей, кстати, дополнительно раздражает пропагандистская кампания со стороны либералов против Симона Боливара – Освободителя, главного символа и иконы венесуэльской государственности. Уже давно развязана псевдоисторическая дискуссия о том, был ли Боливар тираном или просто диктатором? Это принципиальная разница, а не отвлеченный спор. Поскольку период Войны за независимость и личность Симона Боливара – главное событие в истории Латинской Америки и главная личность того периода, то «развенчание тирана» по своему размаху идеологического воздействия на население сравнимо с постоянно неутихающими страстями в России по поводу личности и роли Сталина.

В свое время Уго Чавес едва не был исключен из военной академии за то, что отказался называть Боливара «тираном», а придя к власти, провел дополнительную эксгумацию и перезахоронение тела Освободителя, создав своеобразный культ Боливара. Это не праздный разговор, это составляющая идеологической войны против действующей власти Венесуэлы, поскольку

посмертная дискредитация Симона Боливара открывает путь продвижению американских ценностей в стране. Фигура Боливара и его историческая роль – что-то вроде главной скрепы венесуэльского самосознания.

Есть мнение, что проамериканские перевороты в Латинской Америке сейчас трудноосуществимы именно потому, что, мол, венесуэльцам не с чем сравнить свою жизнь. В Восточной Европе в 1990–1991 годах венграм, чехам и полякам было достаточно посмотреть через границу на жизнь немцев и австрийцев, чтобы понять, к чему им стремиться. А в Латинской Америке (может быть, за исключением Аргентины) нет положительных примеров, все живут примерно одинаково. Только кого-то, как Колумбию, поддерживают США, а кого-то нет. И фигура Симона Боливара, стремившегося создать супергосударство, способное конкурировать в Западном полушарии с США, приобретает особый смысл для всех, кто не связывает свою жизнь с Северной Америкой.

Иными словами, часть американской внешнеполитической бюрократии во главе с Болтоном будет до последнего пытаться разрушить Венесуэлу не только как «режим чавистов», но и как осколок «боливарианского духа». Этот дух есть антиамериканизм в чистом виде с глубоко запрятанным, но все-таки видимым стремлением к доминированию в Латинской Америке вопреки мнению Вашингтона. По большому счету, именно в этом смысл происходящего – в ликвидации очага потенциального «боливарианства», а даже не в нефти.

Это глубоко идеологический конфликт, а не только меркантильный. Следовательно, американцы будут биться до последнего, чтобы не только убрать Мадуро, но и ликвидировать очаг самостоятельности на собственном «заднем дворе». А значит, эта музыка будет вечной. Даже батарейки менять не надо.

06/05/2019 - 20:15

Неравенство, как говорит Ноам Хомски, «достигло исторического максимума», высот, раскрытых «Оксфам», (Oxfam, Оксфордский комитет помощи голодающим – прим. редактора) в недавнем докладе (с использованием данных «Доклада о Мировом Благосостоянии» банка Сredit Suisse за 2013 год) с помощью некоторых поразительно разнородных «фактов»: «Почти половина мирового богатства ныне принадлежит своего одному проценту населения. Богатство 1% самых богатых в мире достигает $110 триллионов. Это в 65 раз больше, чем всё богатство половины населения мира, находящегося в нижней части распределения. Нижняя половина населения мира (3,6 миллиарда) владеет стольким же состоянием, что и самые богатые в мире 85 человек». Как сообщает Washington Post о данных Credit Suisse: «население нижней части обладает едва лишь 1% мирового богатства, а самые богатые 10% взрослого населения владеют 85% всего богатства, причем высший 1% – 46% всего богатства». И на «Земле Свободы», где каждый, как предполагается, может стать мультимиллиардером, неравенство доходов и богатства – наиболее резкое из всех промышленно развитых государств и самое высокое с 1928 года. По данным Нобелевского лауреата в области экономики Джозефа Стейглица сегодня средняя зарплата работающего мужчины в Соединённых Штатах «ниже уровня 1989 года». Но не стоит волноваться, высший класс численностью в 1% населения в Америке прекрасно себя чувствует: «Оксфам» выяснил, что «самый богатый 1% заполучил 95% роста после финансового кризиса (с 2009 года и далее), а нижние 90% стали ещё беднее». Родиться бедным в США означает и оставаться бедным: вертикальная мобильность остаётся фактически несуществующей и «Американская Мечта» представляет собой не более, чем пустую Голливудскую фантазию.

Организация Экономического Сотрудничества и Развития пояснила свой взгляд во всеобъемлющем докладе, указав на существование резких различий в доходах среди стран ОЭСР: «оно достигает 10:1 в Италии, Японии, Корее и Соединённом Королевстве», подскакивает до «приблизительно 14:1 в Израиле, Турции и США» и «27:1 в Мексике и Чили». Также отмечается, что в Америке самый высокий уровень бедности из всех стран ОЭСР (кроме Турции) и она болтается около нижней границы в смысле социальной справедливости.

Дисбаланс доходов – лишь часть вызывающей социальную рознь проблемы неравенства.

Неравенство распределения богатства – вторая часть шарады, и оно постоянно растёт, как показал французский экономист Томас Пикетти в новой книге «Капитал и 21 Век». «В обществе, где уровень возврата капитала опережает экономический рост, неравенство богатства неминуемо растёт. Однажды возникнув, капитал воспроизводит себя быстрее, чем растет экономическое производство». [New Statesman] Усиление социальных разногласий – вот что такое неравенство распределения богатства, которое усложняет месяц за месяцем, год за годом возможность сократить разрыв и понизить неравенство». В Европе самые богатые 10% владеют 60% богатств, в США – 70% богатств». Пикетти предостерегает, что если неравенство распределения богатств будет расти, то последствия будут «потенциально ужасающими».

Выцветающая демократия

Неравенство оказывает далеко идущее влияние и разрушает демократию. Чрезвычайно неравные общества обладают более высоким уровнем алкогольной и наркотической зависимости, более высоким уровнем преступности, низким уровнем морали, более высоким уровнем подростковой беременности и более низким уровнем грамотности, чем страны с меньшим неравенством.

Политическое влияние/контроль – добавочный бонус для богатых, а что до остальных – пусть они голосуют, но обладают небольшим или не существенным влиянием на политику правительства, и в подавляющем большинстве не доверяют политикам. В придачу к жуткой бедности, так или иначе испытываемой 3,5 миллиардами человек, прилагается отсутствие образования, уязвимость и эксплуатация, и все они обесцвечивают демократию.

Неравенство – чума нашего времени, вызывающая рознь эпидемия, спровоцированная несправедливой экономической системой – «нео-либерализмом» или рыночным фундаментализмом – которая пропитывает весь мир. Система, которая, по словам Ноама Хомски, «столь не функциональна, что не в состоянии обеспечить жаждущие труда руки требуемой работой», что происходило бы, «если бы экономика была разработана, чтобы служить нуждам человечества, а не создавать богатство сверх запредельной жадности немногих привилегированных». Он говорит, что трудно «придумать более серьёзные обвинения для социо-экономической системы». Социально «неработающая» несправедливая система обеспечивает «крайне высокую концентрацию богатства, и при политической власти, которая приводит к законодательной деятельности (милостиво перекошенной), тянет за собой весь цикл снова».

В таких условиях, основываясь, на конкуренции, эта «неработающая» модель производит ненадёжность и напряжённость, поощряет разъединение и расхождение, ведущие к социальной напряжённости и отсутствию доверия. Недавнее исследование показало, что в Америке – где неравенство «безгранично» – лишь 15% признают, что доверяют своим соседям, в то время как в более справедливых обществах количество доверяющих близко к 60%. Это поощряет «недальновидность» и развивает мысль, что всё и вся – лишь товар для покупки и продажи с прибылью; это обрекает миллиарды людей на жизнь в удушающей нищете, на концентрацию богатства и власти и отравляет планету – возможно и непоправимо. Движущая доктрина нео-либерализма – эгоизм, отлично выраженный согласно Хомски «Адамом Смитом (1723-1790) тем, что тот назвал «низкой максимой хозяев человечества – всё для нас и ничего – для других». Этой максимы с религиозным рвением придерживаются корпоративные приверженцы системы и их политические союзники.

По данным небольшого отряда ведущих экономистов (многие из них предсказали крах 2008 года), система находится на грани коллапса – снова. На этот раз, говорят они, будет хуже, чем в 2008 году.

Питер Шифф, популярный автор и исполнительный директор Euro Pacific Capital, говорит, что «кризис неминуем… мы банкроты (США)… мы должны триллионы (государственный долг США около 17,5 триллионов). Взгляните на наш бюджетный дефицит, взгляните на наше отношение долга к ВВП, на необеспеченные обязательства. Если бы были в Еврозоне, они бы нас оттуда вышибли». [Money Morning] Шифф предсказал крах 2007 года, и он полагает, что коллапс фондовой биржи 2008 года «не был реальным крахом. Настоящих крах грядёт… И он будет хуже Великой Рецессии». По мнению, разделяемому другими, в числе которых и Роберт Уидемер, автор The Aftershock Investor, так называемое восстановление «на 100% фальшивка». Он объясняет, что ВВП Америки в 2013 году «рос на 2% или $350 миллиардов, но мы заняли более $700 миллиардов. Это говорит о том, что мы занимаем больше, чем когда росли». Он продолжает и предсказывает, что «грядёт большой (коллапс)… мы просто надуваем пузыри, и всё то, что произойдёт, когда они лопнут – будет намного хуже». [USAWatchdog] Марк Фабер, финансовый советник и фондовый менеджер, выражает то же мнение, говоря: «Мы находимся в гигантском пузыре финансовых активов», который «может рвануть в любой день»; то же и известный эксперт Уоррен Баффет – он «указывает на неминуемый и разрушительный обвал».

Такое происходит при беспрецедентном уровне долга и безработицы среди молодежи, вкупе с растущим неравенством и массы финансовых пузырей из-за ипотечных долгов – от Британии, где почки готовы лопнуть, до Австралии и США, с Китаем и другими между ними. Сюда входят и некоторые развивающиеся страны, которых уговорили принять ту же модель, поскольку, по мнению Верховных Жрецов Корпоративного Капитализма, «нет никакой альтернативы». Что ж, для миллионов и миллиардов живущих без этого, нам надо бы найти альтернативу и поскорей.

Коллапс этого жестокого и несправедливого монстра выглядит неизбежным, случится ли это у банкоматов в 2014 году, 2015 или несколькими годами позже.

Конечно же, есть и менее пессимистичные мнения. Их придерживаются главным образом те, кто несёт ответственность за западную экономику – люди из казначейства и национальные банкиры, преданные удобной и знакомой модели. Их политические карьеры прежде всего существуют в их амбициозных бесчестных умах, они привержены умирающей парадигме и не могут видеть более социально справедливую, объединяющую альтернативу. Вопреки их протестам, срочная необходимость новой экономической системы, основанной на равенстве и справедливости – очевидна. Нео-либеральная модель – несправедливая система, которая принадлежит прошлому; она не служит большинству народа, тем 99,9%, которым надоела социальная несправедливость, лживость правительств и неравенство, и которые в огромных количествах захватывали улицы городов по всему миру, чтобы выразить свои общие взгляды.

Долевое участие: разумная альтернатива

Мы живём во времена великих перемен. Многие из нас верят во времена перемен, ведь мы движемся прочь от одной модели цивилизации – выстроенной в то время, когда конфликтующие «-измы» доминировали в мышлении людей, а религиозные, политические и социальные идеологии боролись за доминирование. Новые идеи, основанные на вечных принципах свободы, социальной справедливости и единства всё больше влияют на наше мышление. Качества, подобные сотрудничеству, толерантности и объединению – вот сердце нового пути. Такие идеи развиваются вопреки существующим социо-экономическим идеологиям (с их центром внимания к «индивидуальности», конкуренции и национализму) и предаются анафеме реакционными, главным образом – консервативными (большими и малыми) приверженцами нео-либерализма, которые сопротивляются переменам, поскольку ищут шанс укрепить «статус-кво», столь хорошо их вознаграждающий.

Прогнозируемый экономический крах – это не изолированный коллапс, это симптом более широкого движения к переменам и разложения неадекватных структур. Старое должно уступить дорогу, чтобы обеспечить новые, поистине демократические методы организации общества, как об этом говорится в Новом Завете: «Не вливают также вина молодого в мехи ветхие; а иначе прорываются мехи, и вино вытекает, и мехи пропадают, но вино молодое вливают в новые мехи, и сберегается то и другое». [Св. Евангелие от Матфея, 9:11]

«Если демократии однажды суждено вернуть себе контроль над капитализмом, то начать надо с осознания, что конкретные организации, в которых воплощена демократия и капитализм, нужно создавать снова и снова». [Томас Пикетти]

Фундаментальное рыночное безумие настолько доминирует над нашей цивилизацией, что в мире изобилия мы позволяем 20000 детей умирать каждый день от голода и связанных с бедностью болезней, и ещё многим миллионам влачить существование без возможности развития, без доступа к образованию, здравоохранению и элементарной санитарии и крыши над головой. Это и множество других вопросов, связанных с бедностью должны быть разрешены: принудительный труд, долговая кабала, торговля людьми (в первую очередь женщинами и девочками для занятия проституцией и подобного); истребление коренных народов; разрушение окружающей среды; и отрицание основных прав человека…

Пикетти утверждает, что «нам необходимо перестроить демократические институты, которые могут перераспределять доходы и богатство». Перераспределение ресурсов, или совместное использование, ресурсов, навыков и знаний – разумная альтернатива разрушительной нео-либеральной модели. Поставить принцип совместного использования в центр экономической системы – здравая альтернатива, которая всё больше завоевывает признание. Инициативы о совместном использовании уже появились в изобилии, многие из них – местного уровня, от идеи поделиться ненужными предметами с помощью различных вебсайтов, до схем совместного использования автомобилей и велосипедов. Растут системы совместного использования информации, например, мелкие фермеры в Индии распространяют свои знания и делятся опытом, пользуясь приложениями к мобильным телефонам, или могуществом ООН. Помимо прочего, всё это объединяет людей, выстраивает отношения и создает возможности для расцвета доверия, а именно это было разрушено неравенством.

Не только такое совместное использование стало бы огромным шагом к смягчению всемирной нищеты и снижению неравенства, но и помогло бы создавать социальную справедливость: важное предварительное условие для установления мира.

06/05/2019 - 16:15

В городе Березники Пермского края три человека погибли при инциденте на заводе филиала предприятия «Уралхим». О случившемся сообщили в Министерстве чрезвычайных ситуаций.

Инцидент на случился в цехе по производству аммиака предприятии АО «ОХК Уралхим» филиал «Азот», информирует РИА Новости со ссылкой на данные МЧС. По предварительным данным, во время ремонтных работ произошел взрыв.

Погибли три человека. Химзавод продолжает работать в штатном режиме. Угроза жизни и здоровью населения города отсутствует, сообщает RT.

В ликвидации последствий случившегося задействовали тридцать человек и девять единиц техники. Следственный комитет возбудил уголовное дело о нарушении требований безопасности на производственных объектах. Виновным грозит наказание вплоть до семи лет лишения свободы.

Сотрудники следственных органов работают на месте происшествия, ведется опрос свидетелей, изучаются записи с камер видеонаблюдения и техническая документация.

06/05/2019 - 16:15

В 2018 году россиян чаще всего судили за взятки в размере около 10 тысяч рублей. Такая информация содержится в статистике по коррупционным делам, обнародованной Судебным департаментом при Верховном суде России.

Статистические данные основаны на вступивших в законную силу в прошлом году приговорах судов по делам коррупционного характер, сообщает РИА Новости. За получение взятки в 2018 году осудили 2167 человек. Еще 3722 россиянина попали под суд за мелкое взяточничество, информирует «Реальное время». Более полутора тысяч за год человек осуждены за дачу взятки, из них 250 оказались за решеткой. Еще 270-ти жителям России вынесли приговоры за посредничество при передаче взятки.

Напомним, что за мелкое взяточничество судят коррупционеров, получивших не более 10 тысяч рублей. Наказание для них не может превышать одного года лишения свободы, существуют альтернативные санкции. Более серьезное наказание предусмотрено за получение взятки, превышающей 10 тысяч рублей. Срок лишения свободы в этом случае может достигать 15 лет. Особо крупной считается взятка в размере от одного миллиона рублей.

06/05/2019 - 13:15

Коллекторские агентства претендуют на доступ к телефонным номерам, которые должники указывают в Единой системе идентификации и аутентификации (ЕСИА). 

С соответствующей инициативой Национальная ассоциация коллекторских агентств обратилась к депутатам Государственной думы, сообщает Федеральное агентство новостей. В ассоциации полагают, что таким образом удастся исключить звонки коллекторов гражданам, чьи номера попали в их базы данных должников ошибочно.

Эксперты отмечают, что до четверти жалоб на коллекторские агентства поступает от граждан, которые не являются должниками. Их телефонные номера попадают к коллекторам в работу по ошибке после продажи долга банками, пишут «Известия».

Создание единой информационной системы проверки сведений об абоненте в России предусмотрено одобренным депутатами Государственной думы в третьем чтении законом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма». Доступ к номерам могут получить банки, ЦБ РФ, платежные системы и иные организации.

По мнению специалистов, новый закон приведет к проблемам в сфере защиты безопасности персональных данных. Проверка по базе понадобится для определения настоящего номера заемщика при заключении договора или при жалобах на необоснованные звонки коллекторов.

Напомним, что ранее в Министерстве внутренних дел России рассказали о разработке законопроекта, призванного обезопасить должников от агрессивных действий со стороны коллекторских агентств.

06/05/2019 - 04:15

Антиправительственные выступления «желтых жилетов» уже стали историческими, выделяясь своим размахом, продолжительностью и интенсивностью; и хотя мусульмане составляют от пяти до десяти (5-10) процентов населения Франции, средства массовой информации не уделяют почти никакого внимания взаимодействию между этими двумя силами.

Погуглите на французском или на английском языке, и вы не найдете почти ничего. Я долго искал в надежде подготовить материал на эту тему для иранского новостного телеканала «Пресс ТВ» (я их парижский корреспондент). Но я не нашел ничего, от чего можно было бы оттолкнуться и начать свой текст.

Такое молчание объясняется четырьмя ключевыми причинами. Но в основном оно вызвано тем, что беды и невзгоды мусульман и «желтых жилетов» очень похожи. Французские СМИ игнорируют мусульманское сообщество, а вместо правдивого рассказа о положении мусульман во Франции искажают факты, предпочитая сосредотачиваться на связанном с этой темой насилии. Точно так же они игнорируют истинный смысл борьбы «желтых жилетов», отдавая предпочтение «вкусным» сценкам в духе бульварной прессы.

Я несколько лет веду беседы с Нагибом Азерги (Nagib Azergui), который основал «Демократический союз французских мусульман». Эта партия является самой реальной надеждой для мусульман Франции, и она наверняка получит места на выборах в Европарламент, которые состоятся в мае. Во-первых, это не исламисты и не сторонники политики разобщения по этно-религиозному признаку. Эти люди выступают за улучшение жизни всех французов. Во-вторых, они взялись за тяжелую работу, пытаясь дать мусульманам достойное место во внутренней политике Франции. Мы с Азерги обсуждали вопрос о том, почему СМИ не освещают деятельность мусульманских «желтых жилетов», а также ту поддержку, которой «желтые жилеты» пользуются в мусульманской общине Франции.

Французские мусульмане присоединяются к «желтым жилетам»

Я долгие месяцы освещаю демонстрации «желтых жилетов» и смею вас уверить: среди «желтых жилетов» очень много мусульман.Так почему же возникает впечатление, что мусульмане не участвуют в этом движении? Единственное, что мы слышим по этому поводу: «Ах, как жаль, что на протесты приходит так мало мусульман». «Такие же жалобы мы слышали во время марша под лозунгом „Я — Шарли», — сказал Азерги, вспоминая нападение на редакцию сатирического журнала „Шарли Эбдо» в 2015 году. — Но я был на марше вместе со своими детьми, и я видел там много мусульман».
Азерги попадает в самую точку, рассказывая о том, почему французские СМИ при свете дня не могут разглядеть мусульман в рядах «желтых жилетов». Все дело в том, что задействованные на освещении митингов средства массовой информации не отличаются позитивными взглядами на ислам и мусульман. Мне кажется, такие заявления раскрывают подсознательное представление этих комментаторов о французских мусульманах. Они ждут, что мы появимся на митингах и шествиях в хиджабах и паранджах, с бородами, в африканской одежде, что мы будем скандировать лозунги и нести плакаты на арабском языке. Но такие мусульмане просто не являются типичными представителями ислама во Франции.

Таким образом, первая причина ложного представления о том, что среди «желтых жилетов» нет мусульман заключается в поисках комментаторами карикатурных, а не настоящих французских мусульман. Мусульмане во Франции очень похожи на обычных французов, потому что они и есть обычные французы. Чернокожий «желтый жилет» или «желтый жилет»-араб не выделяется из толпы, потому что в ней все выглядят одинаково — там все в светоотражающих желтых жилетах! Давайте не будем забывать, что мусульмане — это меньшинство. Мусульман во Франции примерно такой же процент, как и рыжеволосых потомков кельтов. Откровенно говоря, я видел миллион «желтых жилетов», но не помню ни одного рыжего. Должен ли я на этом основании задавать вопрос: «А почему это французы-кельты не поддерживают движение „желтых жилетов»?» Безусловно, рыжие там есть… и они часто приходят на митинги с кельтской атрибутикой. Таким образом, мусульмане могут привлечь к себе внимание на демонстрациях «желтых жилетов» одним-единственным способом. Им надо быть «мусульманами сверх меры», китчевыми фигурами. Но это довольно абсурдно, такого не будет, и это определенно опасно. Мусульманская атрибутика привлечет к себе негативное внимание, а его мусульмане ощущают на себе и без того сверх всякой меры.

Мусульмане не сомневаются: когда в ход идут дубинки, они получают удары первыми

А дубинки идут в ход каждую субботу. Французской полиции просто нравится жестоко обращаться с мусульманами. Примерно 70 процентов арестованных полицейскими — это люди мусульманского происхождения. Но не меньше полиция любит отыгрываться и на «желтых жилетах». Насилие со стороны полиции гарантировано в любом городе, который оказывается в центре внимания «желтых» на неделе. А когда полицейские видят мусульманина в желтом жилете, у многих начинает обильно выделяться слюна. Такое же слюноотделение начинается у судей, когда наступает время выносить приговоры. Мусульмане становятся первыми жертвами полицейской жестокости, подтверждает Азерги. «Во Франции они всегда становятся козлами отпущения. Почему протесты „желтых жилетов» должны чем-то отличаться?»

20 апреля полиция в Париже действовала очень жестоко. Медики работали сверхурочно, потому что люди попадали под удары и валились на землю, как мухи. Но я видел только одного человека без сознания, которого несли на носилках. Это был чернокожий, а значит вполне возможно — мусульманин. Такая гарантия двойной порции в виде жестокости полиции и безнаказанности судебной системы является второй и, пожалуй, самой важной причиной, почему мусульмане не выделяются особо на демонстрациях «желтых жилетов».

СМИ хранят молчание по поводу и этого насилия. Говорить о мусульманах и о «желтых жилетах» — это значит нарушить негласный запрет на честное обсуждение узаконенного насилия государства над мусульманским сообществом. Это печальная правда. Одно из немногих обнадеживающих последствий жестокого обращения с «желтыми жилетами»: теперь точно известно, что жестоко обращаются не только с мусульманами. «Франция начинает осознавать эту реальность», — говорит Азерги. Когда во время чрезвычайного положения обыскам без ордера подверглись 4 000 мусульманских семей, Франции было наплевать на насилие полиции. Появилось огромное множество фотографий и видео, на которых полицейские жестоко обращаются со стариками, женщинами и невинными людьми. А мусульмане живут в такой обстановке каждый день. Поэтому они не могут не проявить солидарность с движением «желтых жилетов».

Рассказ Азерги напомнил мне дело 69-летнего уроженца Алжира Али Зири (Ali Ziri), которого в 2009 году до смерти избили французские полицейские. Насилие полиции — это настоящее табу во Франции, а когда всю силу удара принимают на себя «желтые жилеты», это помогает их братьям и сестрам из числа мусульман.

«Желтые жилеты» недостаточно активно устанавливают контакты с мусульманами

«Желтые жилеты» не являются исламофобским движением, потому что их требования не имеют никакого отношения к религии и национальной принадлежности. У них требования экономические, политические и социальные. Это классовая борьба. Мысль о том, что «желтые жилеты» должны быть скрытыми исламофобами, поскольку в своей основе это сельское движение, — это мысль старая и абсолютно ложная. В двадцать первом веке в каждой крохотной французской деревушке можно найти хотя бы несколько мусульман. Такие обвинения свидетельствуют о предрассудках в отношении сельских жителей. А во Франции и на Западе в целом сейчас очень модно свысока смотреть на жителей маленьких городков и деревень, почитая их за людей жалких и недостойных.

«Желтые жилеты» доверяют только другим «желтым жилетам». Единственный цвет, который они различают, — это желтый. Меня как сотрудника иранских государственных СМИ объявляют персоной нон-грата на многих демонстрациях якобы левой направленности, да и на настоящих левых демонстрациях тоже. Объясняется это иранофобией и исламофобией. Во Франции меня приветствуют только на демонстрациях в защиту Палестины… А вот теперь и на митингах «желтых жилетов».

Поэтому я понял на собственном опыте: мусульмане могут и должны быть желанными гостями на мероприятиях, проводимых «желтыми жилетами». Однако «желтые жилеты» допускают некоторые ошибки и не принимают некоторые необходимые меры. С самого начала «желтые жилеты» оскандалились тем, что сдали властям несколько мигрантов — просителей убежища. Поначалу это создало впечатление, что в их ряды проникли крайне правые.

Движение «желтых жилетов» не имеет четкой структуры, но подавляющее большинство в нем осуждает проявления исламофобии и полностью отмежевываются от неприязни к исламу. На упреки они отвечают: «Ну, в любой толпе есть свои идиоты». По этой причине в исламском сообществе сохраняются определенные подозрения. Если «желтые жилеты» организуют марш, посвященный налаживанию связей с мусульманами, я могу пообещать, что там будет как минимум один репортер, развенчивающий лживые обвинения в исламофобии. Остальные французские СМИ… вряд ли они захотят освещать эти мероприятия правдиво и точно.

«Желтые жилеты» проводят множество других демонстраций, посвященных разным темам и проблемам. В феврале им было абсолютно необходимо устроить марш против совершенно ложных обвинений в антисемитизме. Путаницу по вопросу антисионизма и антисемитизма умышленно устроил Макрон, чтобы замазать борцов за права палестинцев: мол, антисионизм у нас теперь считается таким же преступлением, как антисемитизм и другие формы ксенофобии. В этих условиях нетрудно понять, почему мусульмане спрашивают друг друга: «А где же марш за нас?» Действительно, где? Почему нет таких маршей?

Третья причина отсутствия открытой связи и обменов между «желтыми жилетами» и мусульманами состоит в том, что многие мусульмане испытывают неприязнь к лживым пропагандистским кампаниям медийного мейнстрима и что пока «желтые жилеты» не пытаются наладить реальную связь с мусульманской общиной.

Мусульмане массово поддерживают движение «желтых жилетов»

Когда я спросил Азерги, поддерживают ли мусульмане движение «желтых жилетов», он ответил «да» еще до того, как я закончил свой вопрос.

«К сожалению, ситуация такова, что многие мусульмане поступают вполне реалистично, полагая, что они помогут „желтым жилетам» наилучшим образом, если будут держаться подальше от этого движения. Если мусульмане явятся на их демонстрации и если там случатся драки или будет нанесен ущерб имуществу, мы прекрасно понимаем: СМИ тотчас обвинят во всем „воинствующих исламистов». А это станет ударом по имиджу „желтых жилетов». Такие высказывания мы уже слышали, и не раз».

Азерги прав. В прошлом году появились нелепые конспирологические теории о том, что движением «желтых жилетов» заправляют «Братья-мусульмане»* (запрещенная в России организация — прим. ред.). Это неприятно. Но мусульмане все равно должны участвовать в протестах, несмотря ни на что. И здесь мы подходим к четвертой причине, по которой мусульмане не участвуют массово в демонстрациях «желтых жилетов». Им никогда не позволяли участвовать во французской политике, их от этого отговаривали, и у них не было для этого мотивации. Почему на сей раз все должно быть иначе? В конце концов, мусульмане на протяжении десятилетий находились во Франции в подполье.

Открыто они выступили только в 1985 году, начав кампанию под лозунгом «Не трогай моего друга». Потом Николя Саркози пришел на пост министра внутренних дел. Потом при Франсуа Олланде исламофобия стала господствующей тенденцией. После этого Макрон ввел чрезвычайное положение, превратив в норму нападки на мусульман. Все это укрепило мусульман в мысли о том, что их участие во французской политике нежелательно и вредно. Так что, безусловно, французские средства массовой информации не хотят говорить о мусульманах и о «желтых жилетах», потому что это напомнит Франции о том, что она не сумела подключить мусульманскую общину к политике.

Франция любит контролировать, подавлять мусульман, господствовать над ними. Давайте не будем делать вид, будто неоимпериализм во Франции не существует. Он там живет и здравствует. Давайте не будем делать вид, будто медийный мейнстрим заботится не о политическом мейнстриме, а о мусульманах и о демократии. В кабинете у Макрона нет ни одного министра-мусульманина. Между тем если бы на выборах победила Марин Ле Пен, она бы точно взяла к себе в кабинет министров — хотя бы для вида — нескольких мусульман. «Желтые жилеты» и мусульмане — это две самые крупные группы во Франции, которые страдают от социально-экономической маргинализации. Нет никаких сомнений, что со временем они станут открытыми политическими союзниками.

У нас за плечами — пять месяцев доказательств (выступлений «желтых жилетов» — прим. ред). Заявления о том, что движение «желтых жилетов» своим участием отравили крайне правые, явно преувеличены. Если оно немедленно наладит контакты и взаимодействие с мусульманами, его прогрессивная классовая основа левой направленности станет еще заметнее.

Однако существует масса препятствий, мешающих мусульманам открыто присоединиться к движению «желтых жилетов», а именно: ведущие средства массовой информации, большая политика, отсталые методы работы полиции и судебных органов. Но «желтые жилеты» (как индивидуально, так и коллективно) в этом не виноваты. Реальность такова, что если движение «желтых жилетов» не примет на вооружение открытую политику против исламофобии, оно никогда не добьется успеха. Как оно сможет добиться успеха, если в нем не участвуют огромные массы людей? Кроме того, его нельзя будет считать движением левых. Как можно называть движение левым, если для него важнее не классовая принадлежность, а раса, религия или национальность?

Но у меня такое ощущение, что «желтые жилеты» являются поистине левым движением, и что они добьются успеха. Вопрос не в том, кто сделает первый шаг, потому что мусульмане уже участвуют в движении «желтых жилетов». Но обеим сторонам надо налаживать сотрудничество и взаимодействие на благо Франции, еврозоны, Евросоюза и всего мира.

Рамин Мазахери — главный корреспондент «Пресс ТВ» в Париже. Он живет во Франции с 2009 года. Мазахери работал репортером ежедневной газеты в США, готовил репортажи из Ирана, с Кубы, из Египта, Туниса, Южной Кореи и других стран. Он автор книги I’ll Ruin Everything You Are: Ending Western Propaganda on Red China (Я разрушу все, что у вас есть. Конец западной пропаганде против красного Китая). Статьи Мазахери публиковали самые разные журналы и вебсайты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Page 8 of 972

DISCLAIMER

Website administration WORLDAGRESSOR.COM does not assume any responsibility for the placed by Users of the Website links, photos, images, files, materials, comments, feedback and any other information. The site administration does not guarantee the accuracy of reviews added by the visitors. Not responsible in case of placement of inaccurate or incorrect information and shall be exempt from compensation of any damages due to these actions. All comments and feedback are laid out in that volume, the form and content as it was provided by Users of the Website. The Administration does not contradict the Russian legislation. Website user is solely responsible for all posted and published materials.