ENG | RUS | ESP | DE | FR
Worldaggressor.comWorldaggressor.com
joomla templates

Регистрация

*
*
*
*
*
*

Fields marked with an asterisk (*) are required.


Login the account in the social network.

Login the account in the worldaggressor.com
You are not permitted to view this content.
You are not permitted to view this content.
Login/Registration Login or Registration

Политика

06/07/2019 - 14:15

Латвийский политик Наурис Пунтулис предложил властям обложить повышенным налогом русскоязычную прессу, отказаться от её финансовой поддержки и развивать «современный национализм». Об этом он заявил в интервью латвийским СМИ. Ранее кандидатуру Пунтулиса на пост министра культуры выдвинула крайне правая партия «Национальное объединение», которая входит в правящую коалицию и, как подчёркивают аналитики, оказывает значительное влияние на политику страны. Тем не менее эксперты считают маловероятным то, что инициативы Пунтулиса будут реализованы.

Кандидат на пост министра культуры Латвии Наурис Пунтулис выступил против поддержки государством русского языка, в частности, в сфере СМИ. Об этом он заявил в интервью изданию Neatkarīga Rīta Avīze («Независимая утренняя газета»).

«Я не согласен с идеей о том, что мы должны поддерживать медиапространство на русском языке, опасаясь, что слушатель или зритель будет находиться в иностранном медиапространстве, которое не отвечает интересам нашей страны», — подчеркнул Пунтулис.

Политик отметил, что СМИ и их содержание «в условиях гибридной войны являются важным вопросом госбезопасности». Он поставил перед собой цель сохранять и развивать национальную идентичность в «мире глобализма».

«Это самая прямая задача Министерства культуры. Я хочу развивать современный национализм», — сказал будущий министр, добавив, что его позиция не имеет ничего общего с ксенофобией и нацизмом.

Политик также подчеркнул, что он прорабатывает конкретные меры против русскоязычных СМИ.

«Не думаю, что налогоплательщикам нужно финансировать снабжение окраин Латвии враждебными государству русскоязычными масс-медиа. Эту ситуацию можно регулировать меняющейся ставкой НДС», — сказал Пунтулис.

По его словам, одна ставка будет для прессы, печатающейся на государственном языке, другая — для медиа на языке третьих стран.

Польше нужно перенять опыт Литвы по «борьбы с российской дезинформацией», говорится в докладе Польского института международных дел…

Напомним, что Наурис Пунтулис широко известен в Латвии. В молодости он был рок-музыкантом, а с 1994 года пел в Национальной опере. В начале 2011 году занялся политикой, вступив в крайне правое Национальное объединение «Всё для Латвии!» — «Отчизне и свободе / Движение за национальную независимость Латвии», более известное как партия «Национальное объединение» или «Национальный блок». Пунтулис возглавляет её фракцию в Рижской думе. На этом посту он запомнился публичным осуждением гей-парада в городе и новогодних мероприятий, на которых использовался русский язык, сообщает портал Baltnews.

«Национальный блок» входит в правящую коалицию, сформированную по итогам парламентских выборов 2018 года. У партии — 13 мандатов (сейм Латвии состоит из 100 депутатов). Председатель политобъединения Райвис Дзинтарс заявил журналистам, что члены правящей коалиции поддержали кандидатуру Пунтулиса на пост министра культуры, освободившийся после избрания Даце Мелбарде в Европарламент. Утверждение членов правительства состоится 8 июля на заседании сейма, сообщил Дзинтарс.

Негативная реакция

Инициативы будущего министра вызвали негативную реакцию в русскоязычном журналистском сообществе Латвии. Ряд СМИ растиражировали обращение к Пунтулису, которое разместил в своём Facebook один из самых известных пишущих журналистов страны Андрей Шаврей, никогда не отличавшийся пророссийскими настроениями. Он предупреждает, что реализация инициатив Пунтулиса приведёт к тому, что русскоязычный читатель будет получать информацию из частных СМИ, симпатизирующих России.

  • Наурис Пунтулис
  • Facebook
  • © @NacionalaApvieniba

«Не будет «русскоязычных» порталов и каналов, не пойдет «русскоязычный» на местные порталы на латышском. Поскольку родной язык он и есть родной», — предупредил Шаврей.

Как отмечают эксперты, урезание государственного финансирования серьёзно ударит по русскоязычной прессе, хотя поддержка СМИ со стороны государства в Латвии и так является крайне небольшой.

Так, президент Российской ассоциации прибалтийских исследований, доктор экономических наук, профессор СПбГУ Николай Межевич рассказал в беседе с RT, что«финансируются какие-то радиопередачи и некоторые телеканалы, несколько провинциальных газет в регионах, где преобладает русскоязычное население. Это значительные деньги для самих СМИ, но небольшие для государства».

«Так что здесь не финансовый вопрос, а большая политика. В условиях распада экономики и деградации политической системы государству нужен объединяющий общество компонент, стержень, которым, видимо, является национализм», — отметил эксперт.

В свою очередь, лидер латвийской общественной организации «Родной язык» Владимир Линдерман в разговоре с RT охарактеризовал положение латвийской русскоязычной прессы как «медленное умирание».

По его словам, Латвия — маленькая страна, поэтому у СМИ немного читателей и зрителей. На таком маленьком пространстве пресса может существовать только за счёт поддержки международных структур. Другой вариант — помощь, в той или иной форме, от муниципалитетов или государственных органов, подчеркнул эксперт.

«Но таким образом сохранить независимость практически невозможно. Поэтому большая часть русских СМИ Латвии лояльна государству и, соответственно, не особенно интересна аудитории. А у независимой прессы мало шансов преуспеть. Ведь есть не прямое, а косвенное давление, через рекламу. Если СМИ занимает резко оппозиционную позицию по отношению к властям, то рекламных доходов оно не дождётся», — отметил Линдерман.

Баланс разрушается

Хотя инициативы Пунтулиса в отношении русскоязычных СМИ выглядят «мертворождёнными», нельзя исключить, что они будут реализованы, считает Линдерман.

Как отмечают эксперты, в латвийском парламенте нет по-настоящему влиятельных сил, выражающих интересы русскоязычного населения. Партия «Согласие», за которую традиционно голосуют русские в Латвии, имеет самую большую фракцию, но не входит в правящую коалицию.

  • Митинг латышских националистов
  • Facebook
  • © @NacionalaApvieniba

Кроме того, «Согласие» сейчас переживает не лучшие времена. Её многолетний лидер Нил Ушаков был снят с поста мэра Риги решением министра по делам регионального развития Юриса Пуце.

Соединённым Штатам необходимо выработать стратегию по «сдерживанию агрессии со стороны России» в Балтийском регионе, утверждается в…

При этом отставка Ушакова не привела к завершению его политической карьеры. Он избрался в Европарламент, где будет заниматься бюджетными вопросами. Тем не менее его сторонники потеряли контроль над столицей. После отставки Ушакова Рижская дума избрала на пост мэра его соратника Дайниса Турлайса. Однако в объединяющей сторонников Ушакова правящей коалиции Рижской думы произошёл раскол, и 20 июня Турлайс решением депутатов был снят со своей должности. Пока пост градоначальника остаётся вакантным.

Как считают эксперты, не исключён вариант досрочных выборов в Рижскую думу, на которых сторонники Ушакова могут выступить неудачно. Рейтинг «Согласия» падает. Результаты опроса, проведённого центром иследования общественного мнения SKDS и обнародованного телеканалом LTV, свидетельствуют, что за эту партию проголосовали бы 15,8%, если бы голосование состоялось в июне. Это самый низкий показатель политсилы с 2010 года, отмечают аналитики.

По мнению Николая Межевича, «русскоязычные партии стараниями латышского политического класса разрушены — последним под удар попало «Согласие».

«Это, конечно, не русская партия, скорее, партия баланса, которая всегда старалась избегать крайностей, призывала к сотрудничеству двух общин. Поэтому она препятствовала наиболее жёстким и глупым инициативам националистов. Сейчас сложившийся баланс разрушается. Идёт планомерный накат на «Согласие», и, как следствие, противовес националистам исчезает», — заключил Межевич.

06/07/2019 - 14:15

Нижняя палата парламента Франции одобрила закон, ужесточающий наказание за несоблюдение требований властей по удалению из соцсетей «экстремистского» контента. Если закон примут, Facebook и Google должны будут удалять «негативный» контент в течение 24 часов после получения соответствующего обращения. В конце прошлого года во Франции приняли закон о фейковых новостях, который также регулирует информацию в интернете. Президент страны Эммануэль Макрон ранее не раз обвинял RT в «пропаганде» и «вмешательстве». Как полагают эксперты, под такими предлогами французские власти намерены установить цензуру, которая фильтровала бы неугодный контент.

Национальное собрание Франции (нижняя палата парламента) приняло законопроект о наказании за «ненавистнические высказывания» в интернете. Для последующего рассмотрения документ будет передан в сенат (верхнюю палату парламента).

Согласно законопроекту, администрации интернет-компаний, таких как Google и Facebook, должны удалять «негативный» контент в течение 24 часов после получения соответствующего обращения со стороны властей.

Сообщается, что под запрет подпадают антисемитские высказывания, пропаганда терроризма, оправдания военных преступлений, а также сообщения, оскорбляющие достоинство меньшинств (религиозных, национальных, сексуальных) и гендерную идентичность человека.

За отказ выполнять требования властей сервисы будут штрафовать на сумму €1,25 млн.

«Макрон теряет поддержку»

Опрошенные RT эксперты уверены, что с помощью ужесточения правил власти Франции «фактически устанавливают цензуру». Под предлогом защиты прав человека вводятся юридические нормы, позволяющие оказывать давление на СМИ, подчёркивают аналитики.

«Важно выработать правила, которые не посягали бы на свободу слова, определить чёткую грань между критикой и разжиганием ненависти. Законы, которые принимают сейчас во Франции, этой цели явно не служат», — пояснил в беседе с RT ведущий научный сотрудник Института Европы РАН доктор политических наук Игорь Максимычев.

По мнению эксперта, в законопроекте о «ненавистнических высказываниях» заложены нормы, позволяющие исполнительным институциям злоупотреблять полномочиями в борьбе с «негативным» контентом.

Максимычев считает, что изменение правил регулирования интернета направлено на ограничение работы оппозиционных и иностранных СМИ.

«Макрон сейчас в сложной ситуации. Он теряет поддержку в обществе. Вероятно, президент Франции рассчитывает протащить эти законы через парламент и таким образом получить инструменты, чтобы уменьшить критику в свой адрес», — полагает эксперт.

Аналогичной точки зрения придерживается и эксперт РИСИ доктор исторических наук Оксана Петровская. По её мнению, власти Франции развернули наступление на свободу слова. В Елисейском дворце стремятся ограничить объём неугодного контента.

«Например, закон о борьбе с фальшивыми новостями однозначно направлен против России, которая воспринимается как источник политической и информационной опасности. Однако подобной политикой Макрон наступает на горло ключевой либеральной ценности — свободе слова», — сказала Петровская.

Также эксперт обратила внимание на то, что Запад, включая Германию и Францию, регулярно обвиняет руководство РФ в цензуре и отсутствии независимых СМИ. При этом Берлин и Париж не смущает тот факт, что они инициировали намного более жёсткие правила размещения информации и регулирования сообщений в сети.

«Европа не видит бревна в своём глазу, но остро реагирует на любые законодательные попытки РФ контролировать собственное интернет-пространство. Но за этой тотальной критикой России скрывается масса внутренних проблем. Макрону, скорее, стоило бы предпринять реальные шаги для борьбы с терроризмом и найти способ справиться с ростом популярности правых движений, которые рвутся к власти. Но, на мой взгляд, он не видит реальных источников угроз для страны и себя лично», — резюмировала Петровская.

Отметим, что телеканал RT не раз сталкивался с дискриминацией со стороны чиновников во Франции. Так, например, корреспондентов RT France не пускали в Елисейский дворец.

Отказ сопровождали словами: «Вы работаете на Russia Today, вы не можете войти», несмотря на наличие у журналиста пресс-карты, как того требовала пресс-служба.

А когда во Франции начались выступления «жёлтых жилетов» и его участники посчитали RT единственным объективным СМИ на территории Пятой республики, президент Франции назвал российское СМИ пропагандистом.

Как ранее сообщали в МИД России, во французской прессе появилась публикация о том, что в ходе встречи с журналистами в закрытом режиме Макрон «позволил себе весьма специфические высказывания» в отношении российских СМИ.

«В частности, согласно этой публикации, представителей «жёлтых жилетов», которые выступают в СМИ, он назвал, извините за цитату, «придурками»… Он вновь обвинил российские СМИ, в частности RT и Sputnik, в том, что это пропагандисты», — отмечала официальный представитель ведомства Мария Захарова.

«Автократический дрейф Макрона»

В конце ноября 2018 года Национальное собрание Франции приняло законопроект о противодействии распространению ложных новостей. Документ наделяет судебные органы правом блокировать любые СМИ, если они будут уличены в публикации недостоверных сведений.

Против закона о фейковых новостях выступили оппозиция, ряд крупнейших изданий (Le Monde, Le Figaro) и Национальный союз журналистов. Макрона обвинили в стремлении к авторитаризму и попытке установить цензуру. Лидер Национального фронта Марин Ле Пен заявила, что документ носит репрессивный характер. По её мнению, он попирает нормы демократии и «важнейшие ценности», закреплённые в Конституции страны.

«Это вписывается в автократический дрейф Эммануэля Макрона», — комментировала Ле Пен «антифейковый» закон в своём Twitter.

«La loi sur la presse peut être améliorée. Mais la manière dont la loi sur les «fake news» est conçue est dangereuse, car elle peut servir de base à une véritable censure politique. Cela correspond à une dérive autocratique de la part d’Emmanuel Macron.» @franceculture

— Marine Le Pen (@MLP_officiel) June 6, 2018

Напомним, что в конце июня госсекретарь по цифровым технологиям Седрик О сообщил, что руководство Facebook согласилось передавать французским судам информацию о пользователях, уличённых в нарушении законодательства. Речь также идёт об «экстремистских» высказываниях. Отмечается, что подобное решение администрация соцсети приняла после серии встреч Макрона с основателем популярного сервиса Марком Цукербергом.

06/07/2019 - 14:15

Максим Шэ, эксперт по тайным операциям, разведке и внешней политике США, является журналистом и регулярным автором GlobalGeoNews.com. Он написал книгу «La guerre de l’ombre en Syrie» («Тайная война в Сирии», опубликована на французском языке издательством Éditions Erick Bonnier), вызывающую шок, в которой он раскрывает обстоятельную информацию о поддержке, предоставлявшейся несколькими западными спецслужбами джихадистским группировкам в Сирии, начиная с ЦРУ. Его расследование выявило многоаспектный государственный скандал и указывает на сомнительную игру, которую вели западные державы и их ближневосточные союзники в Леванте.

Эксклюзивное интервью Эммануэля Разави (основателя и редактора GlobalGeoNews.com)

Эммануэль Разави : Во-первых, освежите, пожалуйста, нашу память относительно того, что такое операция Timber Sycamore.

Максим Шэ: Timber Sycamore — это кодовое название тайной операции, официально разрешенной Обамой в июне 2013 года, для подготовки и вооружения анти-асадовского восстания, но которая началась на самом деле в октябре 2011 года, когда ЦРУ действовало через британскую службу МИ6, чтобы им не нужно было информировать Конгресс о том, что они вооружают повстанцев в Сирии. Первоначально ЦРУ и МИ6 (британская внешняя разведка) создали сеть доставки оружия повстанцам в Сирии из Ливии — этот план включал участие саудовских, катарских и турецких спецслужб. В 2012 году, вероятно, весной, Обама нехотя подписал совершенно секретный указ, о котором мало что известно кроме того, что он разрешал ЦРУ предоставлять «поддержку нелетального действия» повстанцам в Сирии. Если конкретно, то ЦРУ связало катарских и саудовских союзников с рядом производителей оружия на Балканах (Болгария, Румыния, Сербия, Хорватия и т.д.). При поддержке НАТО, который контролирует экспорт оружия из балканских стран через EUFOR, катарские и саудовские спецслужбы начали закупать оружие и боеприпасы у этих стран, чтобы незаконным образом вооружать анти-асадовских повстанцев. Через несколько месяцев, в октябре 2012 года, «Нью-Йорк Таймс» сообщила, что эта обширная незаконная торговля оружием, опекаемая ЦРУ, будет поддерживать главным образом джихадистские группы в Сирии, при этом рос экспорт оружия воздушным транспортом, с ввозом оружия на сирийскую территорию из «оперативных отделов» в Турции и Иордании с помощью ССА («Свободной сирийской армии») и местных незаконных торговцев оружием. Наконец, выяснилось, что эти «оперативные отделы» были созданы на скорую руку пятнадцатью западными и ближневосточными спецслужбами, включая ГУВБ (Главное управление внешней безопасности Министерства обороны Французской Республики) и МИ6, хотя мы пока не знаем, какую именно роль выполняли эти различные службы в этой тайной войне. Что ясно — и что я демонстрирую в моей книге с помощью неопровержимых доказательств — это то, что десятки тысяч тонн оружия и миллионы патронов были доставлены на сирийский театр военных действий посредством этой операции. Также доказано, что это оружие пошло на вооружение в основном джихадистских групп, включая террористические вооруженные отряды, которые объявили себя «Исламским государством» в июне 2014 года. В конечном итоге Дональд Трамп решил поэтапно свернуть эту операцию в начале лета 2017 года. Это стало крупным провалом для ЦРУ, так как президент США признавал тем самым поражение Соединенных Штатов и их партнеров в войне против Сирии и ее российских, иранских и ливанских союзников.

ЭР: Какие конкретные свидетельства есть у Вас, чтобы показать, что спецслужбы США оказывали поддержку джихадистским вооруженным отрядам в Сирии?

МШ: Роль координатора, на которую Управление согласилось осенью 2011 года, теперь является доказанным фактом, так как мы знаем, что это было подтверждено задним числом в июне 2018 года Беном Родсом, главным советником Обамы с 2009 по 2017 год. Во время этого интервью Родс заявил, что внесение «Фронта аль-Нусра» в список террористических организаций Госдепартамента в декабре 2012 года было «шизофреничным» решением, так как было очевидно, что джихадистские вооруженные отряды являлись «большим куском» анти-асадовской оппозиции, как он сам выразился. Во время этого интервью журналист Мехди Хасан не только вытянул из него, что ЦРУ играло координирующую роль в этой масштабной торговле оружием, но и что участие США в этой теневой войне было намного более масштабным, чем мы думали. Согласно «Вашингтон Пост», это была одна из «крупнейших тайных операций» ЦРУ в его истории. В январе 2016 года «Нью-Йорк Таймс» подтвердила это, отметив, что маневры ЦРУ по свержению Асада являлись частью международной кампании с использованием миллиардов нефтедолларов стран Персидского залива, потраченных в основном Саудовской Аравией. Надо понимать, что эта тайная война положила начало тесному сотрудничеству между западными спецслужбами и их турецкими и ближневосточными партнерами. Как следствие, многие эксперты и журналисты совершали ошибку, анализируя операции различных ближневосточных держав в отрыве от операций западных правительств. На самом деле, как признал бывший катарский премьер-министр в 2017 году, это была совместная и согласованная операция при участии всех этих разведывательных служб. Учитывая рекордное число государственных и частных финансовых доноров, поддерживавших эту кампанию, и десятки тысяч анти-асадовских моджахедов, которым ЦРУ и его союзники помогали прямо или косвенно, я считаю, что это может являться самой масштабной тайной операцией в истории Управления. Однако я не смог это установить с определенностью из-за секретности вокруг этой теневой войны, что не дает доступ к архивам и сильно ограничивает количество утечек журналистам. Однако остается тот факт, что я смог собрать в моей книге сотни авторитетных источников, которые, взятые все вместе, подтверждают изложенное мной. В этой книге имеющие международную известность исследователи, такие как Джошуа Лэндис и Кристофер Дэвидсон, поддерживают мои аргументы, которые я развил после долгого расследования, начатого мной в 2014 году. И снова я приглашаю Ваших читателей обратиться за свидетельствами, которые приводятся в моей книге, так как они неоспоримы. Я использую эту возможность, чтобы обратить внимание, что Башар аль-Асад и его союзники совершили серьезное насилие против сирийского гражданского населения, и что целью моей книги не является оправдать то, за что они ответственны. Тем не менее, по сей день западные СМИ концентрируются, главным образом, на преступлениях Асада и его сторонников, одновременно замалчивая или преуменьшая значение огромной тайной войны, начатой ЦРУ и его партнерами осенью 2011 года.

ЭР: Какую роль играла Франция в этих джихадистских вооруженных отрядах в Сирии? Поддерживала ли она однозначно членов Братьев-мусульман и аль-Каиды?

МШ: Операция Timber Sycamore это тайная операция, и те, кто оказывает им содействие, не признается в таких кампаниях — по крайней мере, обычно. Однако в этом случае операция со временем достигла такого масштаба, что западным державам приходилось что-то сообщать об этом, хотя и вводя при этом в заблуждение. То есть помощь джихадистским группам долгое время описывалась представителями западных правительств как «нелетальная поддержка» для так называемых «умеренных» повстанцев, но реальность на местах была такова, что «умеренные повстанцы», то есть Свободная сирийская армия (ССА), служили общим фондом бойцов, оружия и боеприпасов для анти-асадовского объединения джихадистов, специалисты по тактическим вопросам и ополченцы которого были намного более эффективными, чем сама ССА. Как я объясняю в моей книге, ССА зависела от джихадистских групп, в первую очередь от «Фронта ан-Нусра», и наоборот. Другие группировки ССА были совершенно выведены из боя джихадистами, а их запасы оружия были разграблены исламистскими отрядами, включая «Исламский фронт», в декабре 2013 года. Как минимум ясно, что ССА как разобщенное и сложное объединение анти-асадовских вооруженных групп поддерживалась западными державами, когда она воевала соединенными усилиями вместе с джихадистскими группами, включая вместе с группой, ставшей позднее известной как «Даиш», до зимы 2013-2014 года. В январе 2014 года вспыхнуло первое крупное боестолкновение между «Даиш» и другими группами повстанцев, включая «Фронт ан-Нусра». Следует обратить особое внимание на то, что до их разрыва в апреле 2013 года «Фронт ан-Нусра» и вскоре получившее свое название «Исламское государство» представляли собой единое целое. Более конкретно, основатель «ан-Нусра» был послан в Сирию в августе 2011 года лидером будущей «Даиш», Абу Бакром аль-Багдади, сражаться с войсками Асада. Однако в период с 2012 по 2014 год нет никакого сомнения, что «ан-Нусра» являлся ведущей силой восстания в Сирии, а его тактики разрабатывали крупные операции, позволившие завоевать различные территории «Исламским государством», такие как лагерь Ярмук к югу от Дамаска, Ракка или Дейр эз-Зор. Подводя итог, совместные операции ССА и «ан-Нусра» сделали возможным для зарождающейся «Даиш» закрепиться затем во многих сирийских городах вскоре после разрыва между «ан-Нусра» и «Исламским государством».

Следует отметить, что через ССА «ан-Нусра» пользовался поддержкой ЦРУ и МИ6 с начала 2012 года, но неясно, когда французское ГУВБ стало участвовать в этой операции. По словам Франсуа Олланда, «умеренные повстанцы» ССА получали французскую летальную поддержку с конца 2012 года, в нарушение эмбарго ЕС на поставки оружия в Сирию, которое было отменено только в мае 2013 года. В том же году полковник Окаиди, командир ССА, сказал на камеру, что его отношения с «Даиш» являются «хорошими, и даже братскими»… И, как выяснилось во время моего расследования, тогдашний посол Обамы в Сирии Роберт С. Форд позвонил полковнику Окаиди, чтобы осудить непрекращающееся сотрудничество ССА с «ан-Нусра». В то время и, по крайней мере, с осени 2012 года, французские спецслужбы предупреждали свое правительство о том, что «Братья-мусульмане» и такие джихадистские группы как «ан-Нусра» являются ведущей силой анти-асадовского восстания. Несмотря на эти тревожные всплески в районе боевых действий, Париж, Лондон и Вашингтон были полны решимости упорно продолжать поддерживать анти-асадовское восстание, чувствуя себя спокойно благодаря заверениям, которые давали им их союзники из стран Персидского залива, что Асад будет свергнут быстро и что эти группы не станут проблемой после падения сирийского правительства. Оба эти предсказания оказались неверными, и самая жестокая группа джихадистов Леванта нанесла прямой удар по Франции 13 ноября 2015 года.

ЭР: Чтобы меня правильно поняли: по Вашему мнению, Франция оказывала содействие тайной операции посредством поддержки сил, которые затем организовали атаки во Франции?

МШ: Как я объясняю в моей книге, французское государство и его ключевые западные союзники не поддерживали «Даиш» напрямую, но они управляли системой, которая с размахом подпитывала то, что я называю анти-асадовским джихадистским объединением, продуктом и движущей силой которого являлось злополучно названное «Исламское государство» на сирийской территории. Я не думаю, что французское государство или его союзники, проводя эту операцию, когда-либо представляли себе, что «Даиш» в итоге атакует Париж 13 ноября 2015 года. С другой стороны, ясно, что наше правительство и его британские, американские и израильские союзники сознательно вооружали джихадистские группы. Во Франции некоторые члены парламента от Социалистической партии, «Республиканцев» и «Южной лиги» подтвердили мне, что ГУВБ причастно к поддержке групп, которые были не такими уж «умеренными», как их изображали для нас в СМИ. Я бы пошел даже дальше, и это один из основных аргументов в моей книге: вооружая и поддерживая ССА различными способами, западные державы поощряли рост того, что затем превратилось в «Исламское государство», которое воевало «в тесном сотрудничестве» с ССА с начала 2012 года и до зимы 2013-2014 года. С момента разрыва между ССА и «Исламским государством» в январе 2014 года ССА и «ан-Нусра» поддерживали отношения слияния, как против войск Асада, так и против «Даиш».

При этом в августе 2014 года Франсуа Олланд признал, что поддержка Францией ССА продолжается. Он не знал о тесных связях между ССА и «ан-Нусра»? Если это так, то такой уровень дезинформации в верхах правительства является тревожным. Тем не менее, ввиду имеющихся свидетельств более вероятно то, что французские руководители при президенте Олланде были полностью осведомлены о том, что «ан-Нусра» был неразрывно связан с ССА. Более того, в книге, которая никогда не была оспорена в суде тогдашним французским министром иностранных дел Лораном Фабиусом, журналисты Жорж Мальбрюно и Кристиан Чесно утверждали, что глава нашей дипломатии прекрасно знал о том, что Саудовская Аравия и Катар внедряли в сети частного финансирования «ан-Нусра» «платных агентов, профессиональных инструкторов, известных сотрудникам ГУВБ». Но несмотря на это, согласно Чесно и Мальбрюно, Фабиус жаловался, что по сирийскому государству и его вооруженным силам «наносятся недостаточно тяжелые [и] недостаточно сильные удары».

ЭР: Кстати говоря о Лоране Фабиусе, почему его имя фигурирует в деле Lafarge? Существуют ли свидетельства, что он одобрил финансовое соглашение между этой французской компанией и «Даиш»?

МШ: Учитывая его активную позицию по сирийскому досье, это неизбежно, что его имя всплывает в деле Lafarge. Более того, в деле есть даже аббревиатуры, знакомые французам: ГУВБ (Главное управление внутренней безопасности), УВР (французское Управление военной разведки ГШ ВС), ГУВБ (служба внешней разведки) и так далее. Будем откровенны: цементная фабрика в Джалабия, построенная компанией Lafarge в 2010 году, была превращена во время войны в «плацдарм» для французских спецслужб: то есть для Елисейского дворца [администрации президента], Кэ д’Орсе [Министерства иностранных дел Франции] и всех других министерств, имевших к этому отношение. В самом деле, как доказал журналист Гийом Даскье, «документы по этому делу, показания нескольких людей, имеющих доступ к конфиденциальной информации, и документы, к которым имела доступ «JDD» [воскресная газета «Journal du Dimanche»], воссоздают иную картину [чем та, которую предлагают французские власти.] […] Это напрямую делает причастными руководство, отвечающее за борьбу с терроризмом, Главное управление внутренней безопасности, МИД и службу внешней разведки ГУВБ. Это объясняет нам невероятную шахматную партию в зоне военных действий между руководителями промышленного предприятия, шпионами и дипломатами, когда каждый пользуется присутствием других, чтобы продвигать свои «пешки», в то время, когда «Исламское государство» еще не совершило атаки на французской территории». Лоран Фабиус сказал следственным судьям, что он не знал о действиях Lafarge по выплатам наличных денег различным местным джихадистским группам, включая нелепо названному «Исламскому государству» — это объяснение не убедило некоторых экспертов по этому вопросу, включая Жоржа Мальбрюно. Все это еще более вызывает вопросы, так как теперь обнаружилось, что французское управление военной разведки вело наблюдение за финансовыми операциями между компанией Lafarge и различными вооруженными группами в боевой обстановке.

Поэтому я возвращаюсь к моему предыдущему объяснению: тайная операция проводится таким образом, что у ее спонсоров есть возможность отрицать любое знание, а также их роль в любых маневрах такого рода. Теперь ясно, что французская внешняя разведка по крайней мере с 2012 года участвовала в поддержке сети вооруженных групп, выступавших против Башара аль-Асада. Как мы также знаем, Лоран Фабиус был самым активным министром Олланда по сирийскому досье, действуя в интересах изменчивой «суннитской дипломатии», которая ставила на первое место наши торговые отношения с Саудовской Аравией — основным государством — финансовым донором операции «Timber Sycamore». И потому невозможно, чтобы МИД Франции не знало о действиях Lafarge в Сирии, которые являлись частью нескольких операций спецслужб или операций по дестабилизации, осуществлявшихся французскими спецслужбами в этой стране. Известный исследователь Фабрис Баланш придерживается того же мнения по этому вопросу, как и Гийом Даскье или Жорж Мальбрюно.

ЭР: В чьих интересах Лоран Фабиус мог позволить ГУВБ поддерживать исламистов? Действовал ли он в интересах саудов, как предполагают тот же Жорж Мальбрюно и его соавтор Кристиан Чесно в их книге «Nos très chers émirs» [«Наши дражайшие эмиры»]?

МШ: Во-первых, следует напомнить, что это французский президент должен быть тем, кто организует, в качестве крайнего средства, тайные операции. Но он пользуется юридической безнаказанностью при осуществленнии своих полномочий, чего не скажешь о любом из его министров. Во время президентства Олланда мы стали свидетелями явного стремления французского государства поддерживать и защищать его союзников из стран Персидского залива. Эта политика реализовалась не только в жесткой позиции Фабиуса против Ирана на переговорах о ядерном соглашении, но также — и это намного серьезнее — в сомнительных операциях, целью которых было содействие катастрофическим интервенциям саудов и их партнеров в Йемене и в Сирии. Это благосклонное отношение к саудовской монархии сохранилось и при президенте Макроне, но все же с про-катарским порывом, что стало заметным в результате кризиса в Персидском заливе, когда этот эмират стал врагом Рияда и Абу-Даби в 2017 году. Но до тех пор французское государство однозначно поддерживало Саудовскую Аравию по причине экономической и стратегической взаимозависимости, являющейся ценой вопроса между Парижем и Риядом. Как следствие, и в интересах этой печально известной «суннитской дипломатии», французское государство не только закрывало глаза на подозрительные деяния Саудовской Аравии в Сирии и Йемене; оно напрямую поддерживало саудовские операции самым скрытным образом, насколько возможно. Эти маневры привели в прямом смысле слова к шизофреничной политической позиции, при которой французское государство трубит о своих операциях против терроризма, когда только может, но на уровне управления и спецслужб стратегии, которые оказывают конкретный эффект в виде содействия джихадистским группам, незаконным образом навязываются некоторым странам, таким как Сирия, Йемен или Ливия.

В случае с этой последней ливийской операцией анонимный офицер ГУВБ рассказал нашим коллегам с телеканала Canal+, что ему было приказано в феврале 2011 года дестабилизировать Бенгази при взаимодействии с катарскими спецслужбами, печально известными своей поддержкой «Братьев-мусульман», которые в то время доминировали в объединении ливийских джихадистов. Согласно журналисту Франсуа де Лабарру, против этой политики в то время возражало французское Министерство обороны при Жан-Иве Ле Дриане, который использовал ГУВБ для поддержки генерала Хафтара против вооруженных групп исламистов. Однако трудно объяснить, почему Кэ д’Орсе [французское Министерство иностранных дел] продолжало поддерживать Абдельхакима Бельхаджа, одного из основателей аль-Каиды в Ливии, который был назначен командующим Триполи в августе 2011 года. Следует отметить, что Бельхадж является человеком Катара в Ливии, и что он является одной из самых влиятельных фигур среди «Братьев-мусульман» в этой стране. Согласно Франсуа де Лабарру, президент Олланд не смог сделать выбор между линией Министерства обороны в поддержку Хафтара и политикой в поддержку Бельхаджа — то есть, в поддержку Катара и в поддержку «Братьев-мусульман» — которой придерживалось Кэ д’Орсе. Поэтому теряешься в догадках, имел ли Франсуа Олланд возможность принимать окончательные решения касательно внешней политики Франции. Как бы то ни было, вызывает обеспокоенность являющаяся следствием этого шизофрения. Действительно, это может приводить к операциям против джихадистских групп, поддерживаемым первоначально нашими спецслужбами и их союзниками — операциям, которые смертоносны на практике для гражданского населения. В октябре 2018 года соредактор журнала «Paris Match» Режис Ле Сомье провел интервью с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым. По этому поводу Лавров рассказал о шокирующей беседе между ним и Лораном Фабиусом: «Через некоторое время после бомбежек Ливии Лоран Фабиус, [тогдашний] министр иностранных дел, позвонил мне. Согласно столице Мали Бамако, моджахеды из северного Мали приближались к позициям французского контингента. Франция намеревалась остановить их посредством одобрения Совета безопасности ООН, и я поддерживал это. Я сказал Лорану Фабиусу: «Вы, конечно, понимаете, что теперь вы столкнетесь с теми же парнями, которых вы вооружали в Ливии». Он усмехнулся и сказал мне — «C’est la vie». («Такова жизнь», фр.) Лоран Фабиус не отрицал слова Лаврова, так что такой тип легкомыслия перед лицом последствий французской внешней политики касательно террористических групп — и тем самым касательно групп населения, которым они угрожают — является тревожным. То же самое верно и для сирийского досье, что побудило наше руководство поддерживать в течение почти пяти лет Свободную сирийскую армию, о которой они не могли не знать, что у нее есть тесные связи с «ан-Нусра» с 2012 года, включая время, когда это сирийское ответвление аль-Каиды и нелепо названное «Исламское государство» были единым целым.

ЭР: Следует ли начать расследование этого дела антитеррористическим отделом прокуратуры Парижа?

МШ: Первоначально я заинтересовался тайными действиями Франции в Сирии весной 2014 года. На тот момент парламентарий и бывший судья по антитеррористическим делам Ален Марсо утверждал в СМИ, что наше правительство ранее поддерживало и внедрилось в «Фронт ан-Нусра». На следующий год он рассказал мне, что поддерживающее президента большинство при Франсуа Олланде отказалось провести какое-либо парламентское расследование по этому вопросу, чтобы не «обнаружить такое сотрудничество с террористической группой», цитируя его слова. Следует снова отметить, что несколько членов парламента, включая Клода Гогена (партия «Республиканцы»), Жака Мияра («Республиканцы») и Жерара Бата (Социалистическая партия), также предъявили аналогичные обвинения французскому правительству. На канале LCP [канал французского парламента] г-н Гоген заявил в июне 2015 года, что французское государство помогает «аль-Каиде в Сирии», затем на следующий год Жерар Бат подтвердил мне «тайную поддержку французским государством различных исламистских движений в Сирии по причине проницаемости и близости этих союзных групп на поле боя». Он добавил, что «французская поддержка повстанцев в Сирии, и в более общем плане их поддержка Западом, продолжилась даже после атак на «Шарли Эбдо» и [французский еврейский супермаркет] Hyper Cacher, хотя ответственность за них взяла на себя аль-Каида». Я должен сказать, что это объяснение Жерара Бата кажется мне наиболее точным: по его словам, французское государство поддерживало вооруженные отряды, формировавшиеся в сети вооруженных групп, которые постоянно видоизменялись, но среди ведущих сил которых бесспорно был «Фронт ан-Нусра» — как сам признал близкий советник Обамы Бен Родс. Также давайте не забывать, что Клод Гоген часто предостерегал на канале LCP французское государство против этой политики поддержки анти-асадовских группировок. Проще говоря, скорее всего, наше правительство будет всеми способами противиться парламентскому и судебному расследованию тайных действий французского государства в Сирии. Но здесь мы видим случай, который, очевидно, намного серьезнее, чем провалившаяся операция ГУВБ против «Rainbow Warrior» в первый президентский срок Франсуа Миттерана. Давайте все проясним: если несколько наших парламентариев публично выступили против поддержки французским государством ответвления аль-Каиды в Сирии, то это невообразимо, чтобы они сделали это без конкретной информации, подкреплявшей их обвинения — которые правительство никогда официально не опровергало. Как налогоплательщики и как граждане мы должны отказываться, чтобы наши власти проводили такую опасную и ошибочную политику от нашего имени и на деньги с наших налогов, но без нашего согласия — и даже без того, чтобы мы знали об этом с самого начала. Поэтому и, как я объясняю в моей книге, несколько юридических и доказательно-фактологических аргументов могли бы обосновать по крайней мере создание парламентского комитета по расследованию, хотя мне кажется маловероятным, чтобы следственные судьи когда-либо захотели начать расследования по такому чувствительному вопросу. Ведь эта тайная операция является частью привилегии государства и осуществления внешней политики Франции — в этой области у исполнительной власти такие чрезмерные полномочия, что она может поддерживать исламистские группы за границей, которые при этом официально считаются врагами на территории страны.

06/07/2019 - 14:15

Глава украинского государства подчеркнул, что власть пытается разговаривать с жителями оккупированных территорий.

Президент Украины Владимир Зеленский пообещал для достижения мира выполнить все пункты Минских соглашений.

«Ни моя команда, ни я не подписывали этот „Минск“, но мы готовы идти по пунктам всех минских договоренностей для того, чтобы наконец у нас был мир», — сказал украинский лидер в комментарии DW.

По словам Зеленского, необходимо разговаривать с жителями оккупированных территорий, напоминая, что «все мы украинцы». Глава государства акцентировал, что людям важно «посылать сигнал».

На вопрос о том, слышат ли его на захваченной территории, президент засомневался, сказав «я уверен», однако впоследствии уточнил, что ему «очень хотелось бы в это верить».

«Мы будем это делать настолько долго, насколько сможем, максимально», — пообещал Зеленский.

Напомним, Зеленский констатировал, что параллельно с завершением войны необходимо восстанавливать разрушенный Донбасс.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

06/07/2019 - 04:15

Отношения между Россией и Пакистаном, которые после распада Советского Союза развивались очень вяло, в последние годы набрали определенную динамику. Связи между двумя странами в первые годы после создания Пакистана были окутаны атмосферой недоверия, свойственного периоду холодной войны, что особенно проявилось после того, как Пакистан в 1970–80-х годах начал оказывать поддержку моджахедам в Афганистане, помогая ЦРУ. Тот факт, что СССР был близким другом Индии, в то время, как Пакистан встал на сторону США, ограничил возможности двустороннего сотрудничества.

В постсоветские годы ни одна из сторон не попыталась наладить отношения. В 2003 году президент Пакистана генерал Первез Мушарраф посетил Москву, а с российской стороны в 2007 году состоялся визит в Пакистан премьер-министра Михаила Фрадкова, но все это не дало должных результатов.

Некоторый прогресс был достигнут в ходе регулярных встреч президентов Дмитрия Медведева и Асифа Али Зардари, по результатам которых последний посетил Москву в 2011 году. Министр иностранных дел Сергей Лавров побывал в Пакистане в 2012 году после шестилетнего перерыва, после чего в 2014 году состоялся визит министра обороны Сергея Шойгу, что стало важной вехой в отношениях между странами. Впоследствии Россия решила снять эмбарго с Пакистана и согласилась поставить четыре вертолета Ми-35, помимо строительства газопровода от Карачи до Лахора стоимостью 1,7 миллиарда долларов. Это стало свидетельством позитивных намерений обеих сторон — несмотря на опасения Индии относительно их сближения.

Улучшение российско-пакистанских отношений

Это постепенное улучшение связей происходило на фоне меняющейся ситуации в регионе. США объявили о сокращении своих сил в Афганистане в 2012 году, а в 2014 году объявили о выводе войск. К тому времени Россия уже продемонстрировала готовность расширить свое влияние в регионе и стремление оказывать сопротивление США, рассматривая Афганистан как еще одну зону, где необходимо отстаивать свои интересы. Кроме того, Афганистан входит в зону интересов России по причине его важной роли  в обеспечении безопасности в обширном Центрально-азиатском регионе. Москву также беспокоят угроза терроризма и наркотрафик, идущий через Центральную Азию, а также угроза региональной стабильности, связанная с присутствием ИГ в Афганистане, что является еще одной причиной пробуждения интереса к Пакистану. В этом контексте выстраивание отношений с этим государством стало важным для России из-за его стратегического положения и влияния.

В то время как Россия рассматривает Пакистан как важного игрока в урегулировании складывающейся ситуации в Афганистане, Индия возлагает на него ответственность за ситуацию из-за поддержки Талибана и Аль-Каиды. Москва на протяжении многих лет также пыталась установить контакты с талибами, в отличие от Индии, отказавшись от прежней поддержки Северо-атлантического альянса в его борьбе с движением Талибан. В 2016 году Китай, Пакистан и Россия собрались вместе, чтобы обсудить проблемы Афганистана. Включение Пакистана в ШОС и завершение дорожной карты для Контактной группы ШОС-Афганистан открывает для двух стран еще одну возможность для сотрудничества. Пакистан, который в свое время получал военную помощь от США, замороженную администрацией Трампа, столкнулся с проблемой ухудшения отношений с Америкой и теперь стремится укрепить связи с Москвой.

В практическом плане это предполагает увеличение числа визитов на уровне министров и руководителей вооруженных сил, а также участие в совместных военных учениях, которые проводятся ежегодно с 2016 года. Проведение учений вызвало большой переполох  в Индии в 2016 году, когда стало известно, что они будут проходить в Гилгит-Балтистане, районе, который в Нью-Дели считают незаконно оккупированной соседом территорией. В конечном итоге учения были проведены в Черате. В 2017 году было подписано соглашение о военно-техническом сотрудничестве, включающем поставки и разработку вооружений. Год спустя, было принято решение о создании комиссии по военно-техническому сотрудничеству, но не было никакой дополнительной информации о новых сделках по вооружениям. «Газпром» также изучает возможности поставок СПГ в Пакистан и строительства региональных трубопроводов, но эти проекты застопорились из-за проблем безопасности и геополитических конфликтов. В 2018 году было подписано соглашение о военно-морском сотрудничестве. Совместная российско-пакистанская рабочая группа по борьбе с терроризмом и другими проблемами международной безопасности, которая с момента своего создания в 2002 году провела всего четыре раунда встреч до 2009 года, возобновила свою работу ​​в 2014 году. С того времени они встречались в 2016 и 2018 годах, и еще одна встреча планируется в этом году.

По оценкам, объем двусторонней торговли в 2018 году должен был достичь объема 800 миллионов долларов, увеличившись с 600 миллионов долларов в предыдущем году. Заседания созданной в 2000 году Межправительственной комиссии по торговому, экономическому и научно-техническому сотрудничеству проводятся не часто.

Отношения с Индией

Если сравнивать с данными по Индии, разница довольно значительная. Товарооборот между Индией и Россией в 2017 году достиг 10 миллиардов долларов, что, хотя и недостаточно, но намного превышает объем торговли между Россией и Пакистаном. В сфере обороны только в 2018 году Индия решила подписать контракт на поставку систем ПВО С-400 на сумму 5,2 миллиарда долларов и четырех фрегатов стоимостью 950 миллионов долларов. А уже в следующем году была заключена сделка на 3 миллиарда долларов по аренде атомной подводной лодки, идущей на замену апл Chakra в ВМС Индии, получено одобрение на покупку 464 танков Т-90 стоимостью 2 миллиарда долларов и состоялся запуск совместного проекта по производству автоматовк АК-203/103. Две страны ежегодно проводят саммиты на регулярной основе с 2000 года, и их лидеры часто встречаются в кулуарах многосторонних саммитов. Недавние шаги, похоже, стерли ощущение застоя, который отмечался ранее в отношениях. И Индия, и Россия продолжают ценить стратегический характер своих отношений, которые продолжаются вот уже более семи десятилетий.

Некоторые эксперты полагают, что из-за важности развития отношений с Индией российский президент воздержался от проведения двустороннего саммита в Исламабаде. Несмотря на рост поставок оружия в Пакистан, сделавших Россию третьим по величине поставщиком – больше всего от сокращения продаж американского оружия в эту страну выиграл Китай, как видно из таблицы ниже. Что касается Индии, то отмечается снижение доли поставок Россией обычных вооружений с 70 процентов в 2010–2014 годах до 58 процентов в 2014–18 годах.

Три главных поставщика оружия Пакистану (%)

Период Китай США Швеция Италия Россия
2007-2011 42 36 5
2011-2015 63 19 4,6
2014-2018 70 8,9 6

Таким образом, в абсолютном выражении индийско-российские отношения намного превосходят развивающиеся отношения с Пакистаном, но это не снижает обеспокоенности в Нью-Дели. Готовность России развивать отношения с Пакистаном, несмотря на озабоченность ее особого стратегического партнера, отражает не только стремление Москвы обеспечивать свои непосредственные интересы в Афганистане и Центральной Азии, но служит способом выразить свое недовольство Индии по поводу ее все более тесных связей с США. Помимо расширения сотрудничества с Соединенными Штатами, реализация индо-тихоокеанской политики и сближение Москвы и Китая усложнили процесс.

Заключение

Стратегические причины тесного взаимодействия России с Пакистаном исследуются давно, но в настоящее время Москва старается выстраивать эти отношения с особой осторожностью, чтобы не обидеть Индию. Даже на недавно завершившемся форуме БРИ и саммите ШОС Путин и Имран Хан встретились в неформальной обстановке. В противовес этому, Моди и Путин провели встречу на официальном уровне в рамках ШОС, и российский президент в очередной раз пригласил индийского руководителя стать главным гостем Восточного экономического форума в сентябре 2019 года. Неформальный саммит в Сочи в 2018 году также был попыткой обеих сторон вывести двусторонние отношения из застоя.

Россия осознает растущий дисбаланс своих отношений с Китаем и слабость своих позиций в динамично развивающемся Азиатско-Тихоокеанском регионе. В такой ситуации, если Индия заметит какие-либо признаки формирования оси Россия-Китай-Пакистан, это нанесет серьезный ущерб интересам Москвы. Индия является не только проверенным временем стратегическим партнером, но и значительно более крупным по сравнению с Пакистаном рынком, и отношения с ней составляют важнейшую часть многовекторной российской политики. Поэтому Россия не будет считать своей победой действия, которые могут подтолкнуть Индию к дальнейшему сближению с США. Индия, с ее растущим экономическим и стратегическим влиянием, играет важную роль в достижении Россией успеха в Азии.

Индия также извлекает выгоду из своего тесного партнерства с Россией и будет делать все возможное для улучшения двусторонних отношений, стараясь предотвратить любые проблемы, даже в условиях ее стремления к созданию новых партнерских отношений в Индо-Тихоокеанском регионе. Уже сегодня, несмотря на опасения по поводу развивающихся добрососедских связей России и Китая, она пытается выработать сбалансированный подход во внешней политике посредством участия в несвязанных с Западом многосторонних форумах, таких как РИК, ШОС и БРИКС. Хотя в двусторонних отношениях неизбежно будет иметь место какая-то реструктуризация, обусловленная как внутренними приоритетами, так и изменением глобального миропорядка, обе стороны могут предпринимать шаги для укрепления российско-индийских отношений.

Меры по укреплению экономического партнерства и четкий план действий на будущее будут приоритетом для Индии, стремящейся иметь возможность смягчить последствия сближения России с Пакистаном. Россия также может извлечь выгоду из учета интересов Индии, поддерживая давнишнее партнерство с этой крупной развивающейся державой.

06/07/2019 - 04:15

Вашингтон — Президент США Дональд Трамп назвал «великолепным» свой последний вояж в Японию на саммит G20, а также на Корейский полуостров, откуда он вернулся несколько дней назад. Критики же Трампа разглядели в этом турне чрезвычайное любопытство президента к контактам с диктаторами и автократами, в том числе с кремлевским лидером Путиным.

Трамп и сам в шутку не скрывал на пресс-конференции в Осаке, что ладит лучше с диктаторами, чем с либеральными медиа. Но в каждой шутке есть только доля шутки. Итак, что на самом деле руководит Трампом, и к чему может привести его обновленное желание сблизиться с кремлевским лидером?

«Любовь» к Путину

Как бы не хотелось российскому «агитпропу» сделать из переговоров Трампа и Путина помпезное событие планетарного масштаба, с американской точки зрения выглядело все банально. Ни больше — ни меньше. Бывший магнат недвижимости, который оказался в Белом доме, всегда выражал непонятную «любовь» к бессменному кремлевскому лидеру. Исключением стала разве что горячая фаза расследования Мюллера, когда один за одним несколько соратников Трампа оказывались на скамье подсудимых. Тогда президент слушался своих советников и прекратил хотя бы публично высказываться за сближение с Россией. В ноябре прошлого года он даже отменил переговоры с Путиным на саммите G20 в Буэнос-Айресе из-за наглости РФ в Керченском проливе, выдвинув практически ультиматум: никаких встреч, пока не будут освобождены украинские моряки и корабли.

Но все резко изменилось после завершения следствия спецпрокурора США. В своем заключении Мюллер признал, что Россия действительно вмешивалась в президентские выборы, но заявил, что доказательств о возможном заговоре кампании Трампа с россиянами недостаточно для обвинений. И хотя впоследствии Мюллер признался на пресс-конференции, что он не мог по внутренним правилам Минюста выдвигать никаких обвинений действующему президенту, Трампа уже было не остановить. Президент тут же воспользовался первой же возможностью для переговоров с российским визави — без всяких условий и ультиматумов, заявив, что Мюллер его «оправдал», хотя сам спецпрокурор неоднократно подчеркивал, что это совсем не так.

Легитимность под вопросом

И пока Трамп общался с Путиным на G20 в Японии, холодным душем для него стало заявление 39-го президента США Джимми Картера. Он публично поставил под сомнение легитимность избрания Трампа главой государства. «Что касается вмешательства (РФ в выборы — прим. ред.), хотя и в цифрах эти масштабы не определены, однако полное расследование покажет, что Трамп на самом деле не выиграл голосование в 2016 году. Он проиграл выборы и получил должность благодаря вмешательству россиян в его пользу», — заявил в одном из свежих интервью Картер.

Это, конечно, возмутило действующего главу Белого дома, потому что заявление 94-летнего экс-президента разрушало его придуманную модель об «оправдательном» приговоре Мюллера, которую он поспешил выстроить для своей новой избирательной кампании. В ответ на слова Картера Трамп прибег к своей привычной тактике «навешивания ярлыков», которая до этого срабатывала, например в случае с «лживой Хиллари» или «крейзи Берни» (кандидата от демократов Берни Сандерса — прим. ред.). Президент США назвал Джимми Картера «плохим президентом», таким образом поставив под сомнение авторитет своего предшественника.

Стремление пообщаться с Путиным Трамп объяснил чем-то вроде желания решить вечную проблему отношений между Москвой и Вашингтоном и в конце концов прийти к мирному сосуществованию. Однако хозяин Белого дома, очевидно, до сих пор не понял, что Кремль интересует не мир с американцами, а наоборот — мнимая (в глазах самих россиян) война со Штатами, чтобы на этом фоне выглядеть якобы равным соперником.

Именно поэтому кремлевский агитпроп старательно пытался описать желание Трампа увидеться с Путиным не иначе как «наконец до Штатов дошло, с кем надо дружить». А главные пропагандисты Кремля Скабеева и Соловьев даже поспорили относительно правильного перевода высказывания Трампа «great guy» по отношению к Путину, которое он употребляет всегда и достаточно часто. Версии московских ведущих колебались от «классного парня» до «великой» личности, ведь, как настаивала Скабеева, Путин, мол, — «великий».

О чем же договорились стороны?

Тем временем переговоры Трампа и Путина прогнозируемо не привели ни к каким договоренностям. Но их и не могло быть, ведь ни предыдущие разговоры Помпео с Лавровым, ни последняя встреча Болтона с Патрушевым в Иерусалиме, ни любые другие контакты — не изменили позицию Москвы ни по одному из ключевых вопросов. К слову, Вашингтон и Москва имеют кардинальные расхождения по целому списку проблем — от агрессии РФ против Украины, ситуации в Венесуэле, Иране, Сирии до сокращения вооружений и невмешательства в выборы. И это далеко не полный список, который выносился на переговоры в Японии.

По имеющейся информации, конкретно по Украине главным акцентом встречи стало требование США к России освободить украинских моряков и судна. Однако Москва ни до встречи, ни после не продемонстрировала готовности даже подумать над компромиссом, в том числе в диалоге с американцами.

Обычно в таких условиях переговоры лидеров не проводятся — разве что короткая протокольная встреча в кулуарах. Но в этом случае желание Трампа поговорить с Путиным удивило и сам Кремль, где до последних дней не могли понять, стоит ли подтверждать встречу, и что такого предложат американцы, чтобы организовывать полноформатные переговоры.

Заслуживает внимания еще одна деталь. Раньше после каждой такой попытки Трампа найти возможность встретиться с Путиным Конгресс США — как демократы, так и республиканцы — почти всегда реагировали на языке санкций. Потому что Россия уже несколько лет, по определению военной доктрины США, является одним из основных врагов Америки. А правительство в Вашингтоне каждый раз было вынуждено вводить новые наказания против россиян, чтобы хоть как-то снизить градус внутриполитического напряжения. Есть шансы, что несмотря на необычное как для Трампа небольшое количество заявлений после переговоров с Путиным, реакция Конгресса будет такой же и в этот раз.

Напомним, сейчас на рассмотрении законодателей находится несколько законопроектов с санкциями, в частности, против российских проектов «Северный поток — 2», «Турецкий поток»; относительно давления на Кремль с требованием освобождения украинских моряков; относительно возможности предоставления Украине статуса главного союзника США вне НАТО, а также усиления военной поддержки Украины.

Что дальше?

Итак, главным итогом встречи Трамп — Путин стала договоренность сторон углублять контакты. Правда, глава Белого дома, который привык измерять двусторонние отношения объемами прибыли для собственной экономики, также выразил надежду на увеличение товарооборота с Россией. Очевидно, он забыл об американских санкциях, основная цель которых заключается именно в ограничении доходов агрессора и изменении его поведения. Однако, как известно, в США действует эффективная система сдержек и противовесов. Поэтому президент — не единственный, кто принимает подобные решения относительно агрессора.

Кроме того, Путин в графике переговоров Трампа был не основным диктатором (вместе с принцем Саудовской Аравии и лидером КНДР). Но он все еще остается слишком токсичным для американской политики.

Тем не менее, не стоит недооценивать ситуацию. Стремление Трампа навести мосты с Кремлем, даже несмотря на скептическое отношение к этой идее его ближайшего окружения и Конгресса, само по себе может быть опасным на фоне негативных тенденций в Европе. Ведь не только американский президент, но и лидеры Франции и Германии — ключевых стран в сдерживании российской агрессии — в один момент вдруг вслух высказались за развитие отношений с РФ.

Чем это грозит Украине? Главная задача в такой ситуации — не превратиться в конечном итоге из субъекта международной политики в объект, с мнением которого не считаются. И это будет зависеть от того, насколько жестко новые украинские власти будут отстаивать свои позиции как в противодействии агрессору, так и в общении с ключевыми международными партнерами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

05/07/2019 - 18:15

США в поисках стратегии победы над русским вызовом

В мае 2019 г. в открытом доступе появился любопытный документ, изданный под эгидой Министерства обороны и Объединённого комитета начальников штабов США. Он носит название «Стратегические намерения России» и подготовлен в рамках программы «Стратегическая многоуровневая оценка» (Russian Strategic Intentions. A Strategic Multilayer Assessment [SMA]. White Paper. May 2019).

Доклад стал итогом коллективного труда авторов, среди которых указаны: один из основоположников теории сетевых войн Джон Аркилла; специалист по идеологии евразийства Марлен Ларуэль; Даниэл Флинн из офиса директора национальной разведки США, а также учёные и военные из профильных организаци, таких как Военная академия в Вест-Пойнте, Консорциум по исследованию и противодействию терроризму ВВС США, Центр военно-политического анализа Гудзонского университета, Институт стратегических исследований Военного колледжа Армии США, Центральное командование, Высшая военно-морская школа США, Российская стратегическая инициатива в рамках стратегического дивизиона Европейского командования США.

Есть имена профильных специалистов по России – Анна Борщевская из Вашингтонского института ближневосточной политики; Павел Девяткин из Арктического института, сотрудничающего с Корпусом мира.

В предисловии, написанном генерал-лейтенантом Теодором Мартином из Командования по обучению и доктрине Армии США, заявлено, что «действия России в серой зоне» угрожают жизненно важным интересам США и необходимо лучше понять образ мышления российского руководства, чтобы более эффективно сдерживать Россию в будущем. Доклад разбит на регионы (Европа, Центральная Азия, Ближний Восток, Африка, Латинская Америка, Арктика), откуда можно сделать вывод, что американское военно-политическое руководство исходит из того, что Россия угрожает Америке на всех этих направлениях.

Если в недавнем исследование корпорации RAND прямо говорилось о различных сценариях ослабления России с целью нанести удар по её интересам на постсоветском пространстве или на таком направлении, как Сирия, то в разработке «Стратегические намерения России» мы видим мозговой штурм, предпринятый для того, чтобы «обеспечить… разведку, правоохранительные органы, военные и политические учреждения ценными знаниями и аналитическими методиками, помочь Соединённым Штатам, их союзникам и партнёрам в разработке комплексной стратегии победы над русским вызовом».

8 мая кураторы программы «Стратегическая многоуровневая оценка» провели совместно с Национальным университетом обороны США и офисом директора по Национальной разведке круглый стол по теме будущего глобального соперничества и конфликта с Россией. В резюме круглого стола американские эксперты выделили в плане противодействия России «постоянные военные учения, которые требуют тотальной мобилизации общества», «спасение имиджа США в Венесуэле», сопротивление попыткам «разрушить европейские институты»; говорилось и о том, что Евразийское экономическое сообщество (ЕАЭС) было создано Москвой с целью «распространения правил российской экономики на соседние страны, обеспечения привилегированного доступа себе и недопущения западного влияния». На круглом столе фигурировали такие обороты, как «путинизм», «имперское ДНК», «новая доктрина Брежнева». Много говорилось о необходимости снизить зависимость Европы от газовых поставок из России, о ближнем зарубежье России, где особый интерес у американцев вызывают Грузия, Молдова и Донбасс, о деятельности ГРУ и ФСБ, о «махинациях» Москвы (присутсвовал даже фантастический сюжет об использовании Россией боевиков повcтанческой колумбийской группировки FARC в своих интересах).

Отмечалось, что у Кремля есть «напористая большая стратегия», нацеленная на то, чтобы Россия была признана великой державой, а глобальная власть США стала ограниченной. И хотя порой занимательно следить, как американские аналитики рассуждают о взаимосвязи между тысячелетней историей Руси, христианством, Ялтинской конференцией и Россией сегодня, но когда такие экскурсы перемешиваются с призывами к расширению НАТО и ограничению роли ОДКБ и ЕАЭС (Джереми Ламоро), а России приписываются «самые агрессивные действия в интересах построения многополярного мира, поделённого на сферы влияния» (Роберт Персон), то это уже явный перебор.

Впрочем, с выводом о том, что стратегии США и России в отношении Европы отличаются, и то, чего хочет Вашингтон, не хочет Москва, и наоборот, не поспоришь, как бы банально такие сентенции ни звучали. А перечисление результатов внешнеполитической деятельности России в изложении американских аналитиков напоминало дайджест мероприятий Министерства иностранных дел РФ в интерпретации с противоположным знаком.

Америка в лице её правящего слоя ищет рецепты борьбы с ростом влияния России в мире. Рецепты предлагаются следующие: распространение идеологии либерализма; укрепление НАТО; продвижение американской культуры; использование частного сектора в постсоветских странах в качестве проводника американских интересов; выдавливание экспорта российских систем вооружений с помощью американских программ сотрудничества по безопасности; режим благоприятствования для стран, проводящих прозападные реформы.

И едва ли не самым оригинальным на этом фоне прозвучало высказывание Джона Аркиллы, который предупредил Америку о потенциальных «потрясениях»: самым опасным из них он считает вариант, при котором Путин, став «Никсоном наоборот», разыграл бы свою «китайскую карту». Если Москва и Пекин сблизятся, это перевернёт мировую систему, считает Аркилла. Хорошей американской стратегией, по его мнению, было бы сначала разыграть «российскую карту»…

Фото: Учения «Восток-2018»

05/07/2019 - 12:15

Турецкий МИД поспешил отреагировать на недавно опубликованную статью американского издания Washington Post. В статье приводятся слова одного из лидеров Рабочей партии Курдистана Джемиля Быйыка, которая запрещена на территории Турции и считается террористической. Об этом сообщает ТГ-канал «IAC»

По мнению турецкого МИД, такая публикация является грубым нарушением международных законов в рамках антитеррористической программы. Они также выразили непонимание, в чем отличие данной группировки от других организаций, таких как ИГ или «Аль-Каида». Как выразились в министерстве, это очередное доказательство «двойных стандартов» правительства США.

Ещё в начале года в рамках телефонного разговора глав Турции и США, Реджеп Тайип Эрдоган заверил Трампа, что у них нет никаких проблем с курдами. По словам президента Турции, они ведут успешную борьбу с курдскими террористами и на территории Сирии. Курдские бандформирования давно облюбовали Сирию. Множество раз СМИ сообщали о том, что курды напрямую подчиняются командам Белого Дома. Также отмечается, что в руках РПК находится практически вся северная часть Сирии, чьи недра хранят огромный запас нефти и газа.

Трудно поверить, что материал такого характера не прошел согласование в Госдепе. Учитывая давние тесные взаимоотношения курдов и Белого дома, поддерживающего сепаратизм в регионе, чтобы иметь дополнительный рычаг воздействия на Турцию и Ирак, неудивительно, что данная статья вышла в свет именно в США. Скорее всего этот жест призван продостеречь Эрдогана от действий, которые могут быть неугодны Вашингтону, например закупка российских истребителей вместо американских F35.

05/07/2019 - 06:15

К изумлению главных оппонентов американского президента, а также к удивлению и облегчению многих, встреча Дональда Трампа с Владимиром Путиным на полях саммита «Большой двадцатки» в Осаке 28 июня стала почти рутинной. Два президента в присутствии своих старших советников обменялись мнениями по ряду важных вопросов, включая контроль вооружений, Иран, Сирию, Украину и Венесуэлу. То есть, это были те самые темы, которые неделей ранее обсуждали в Иерусалиме их советники по национальной безопасности. Как и ожидалось, никаких прорывов по спорным вопросам не было. Была лишь достигнута договоренность продолжить диалог.

В Осаке не было долгих встреч с глазу на глаз между Трампом и Путиным, а также бурной пресс-конференции, как после их предыдущих переговоров в Гамбурге (2017 год) и в Хельсинки (2018 год), которые привели лишь к дальнейшему ухудшению отношений. Не было и комментариев высокопоставленных руководителей в превосходной степени. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров, назвавший хельсинкскую встречу «лучше, чем супер», на сей раз просто сказал, что переговоры были «конструктивными».

Единственный диссонанс вызвала пренебрежительная реакция Трампа на вопрос, прозвучавший перед началом встречи. Вопрос был о том, поднимет ли он в разговоре с Путиным тему российского вмешательства в выборы. Трамп повернулся к Путину и пошутил: «Не вмешивайтесь в выборы, пожалуйста». Оба улыбнулись. Американские СМИ попытались раздуть проблему из ответа Трампа, а некоторые лидеры демократов по традиции осудили его. Тем не менее, хотя поведение Трампа действительно было неподобающим, данный эпизод вряд ли будет иметь большие последствия. Его быстро затмила гораздо более важная встреча Трампа с китайским председателем Си Цзиньпином, которая привели к перемирию в опасной торговой войне, а также с северокорейским диктатором Ким Чен Ыном в демилитаризованной зоне в Корее, результатом которой стало возобновление переговоров по ядерной теме. Более того, поскольку специальный прокурор Роберт Мюллер пришел к выводу, что предвыборного сговора между штабом Трампа и Кремлем не было, «Рашагейт» стал менее актуален для американского электората, а те, кто два года раздувал шумиху, утратили кредит доверия.

Великое бедствие удалось предотвратить, но сейчас встал вопрос о том, поможет ли эта встреча вернуть отношения на более конструктивные рельсы. Сейчас об этом пока рано говорить. Как и на предыдущих встречах с глазу на глаз, на сей раз президенты не стали делать совместное заявление, которое дало бы более четкое представление о состоянии двусторонних отношений и показало, куда эти отношения будут двигаться дальше.

Сейчас, как и раньше, главная задача заключается в возобновлении устойчивого диалога после того, как администрация Обамы перекрыла почти все каналы общения в ответ на захват Крыма Россией и на интервенцию на востоке Украины в 2014 году. Политическая буря, разразившаяся из-за разоблачения российского вмешательства в выборы, и глубокие подозрения в отношении связей Трампа с Кремлем сделали эту задачу еще более трудновыполнимой. Несмотря на нескрываемое желание Трампа работать с Россией, его администрация, испытывая мощное давление со стороны конгресса, поначалу больше наказывала Россию санкциями, нежели искала способы возобновить диалог.

Ситуация начала меняться после встречи в Хельсинки, хотя этот саммит и вызвал бурю антироссийского негодования. Спецпредставители США по Афганистану, Сирии и Северной Корее провели конструктивные встречи со своими российскими коллегами. Канал деконфликтизации боевых действий в Сирии продолжает работать. Приходится констатировать, что канал по урегулированию украинского кризиса Волкера-Суркова с начала 2018 года бездействует, и администрация пока отказывается от серьезного разговора о контроле вооружений и стратегической стабильности. Но ветер постепенно меняет свое направление. Появились первые намеки на то, что после июльских парламентских выборов на Украине будет возрожден украинский канал. Между тем, Трамп продолжает говорить о своем стремлении заниматься с Россией вопросами контроля вооружений. А назначение эксперта по контролю вооружений Тима Моррисона (Tim Morrison) в Совет национальной безопасности старшим директором по России взамен специалиста по этой стране Фионы Хилл (Fiona Hill) говорит о том, что контроль над вооружениями и стратегическая стабильность станут центральными вопросами в ходе двусторонних дискуссий.

Все это положительно, но данные усилия ни к чему не приведут, если не будет постоянного диалога на высоком уровне по всему спектру вопросов, который сформирует стратегические рамки для дискуссии по более узким проблемам. Кремль ясно дал понять, что сторонам придется поговорить обо всем, прежде чем они смогут хоть что-то решить. Такой меры уважения к себе как к великой державе требует Россия, видя в этом основу для сотрудничества с Соединенными Штатами.

От имени США вести такой диалог могут лишь два человека: госсекретарь Майк Помпео и советник по национальной безопасности Джон Болтон. Пока Помпео не склонен заниматься российскими вопросами. Свою первую встречу с глазу на глаз с Лавровым он провел всего два месяца тому назад, спустя год с лишним после назначения на свой нынешний пост. Болтон — это более вероятный кандидат. За прошедший год он несколько раз встречался со своим российским коллегой Николаем Патрушевым. Судя по всему, прошлой осенью у него была успешная поездка в Москву, где он провел подробные переговоры с Патрушевым и продуктивную встречу с Путиным. Сближения позиций там не произошло, но русские стали относиться к Болтону с уважением за его готовность к активному диалогу. И наконец, Болтон крайне заинтересован в вопросах стратегической стабильности, которые будут определяющими для российско-американских отношений до конца президентского срока Трампа.

Начнет ли Болтон такой диалог — это вопрос открытый. Но ничем не примечательная встреча в Осаке создала возможность для налаживания более регулярных контактов на высоком уровне. А американский политический истэблишмент может поддержать администрацию Трампа в этом начинании. В США усиливается осознание того, что национальная безопасность страны зависит от налаживания рабочих отношений с Россией. Как это ни парадоксально, такое осознание возникло после того, как администрация решила выйти из договора о РСМД. Это решение заставило специалистов по контролю вооружений настаивать на более тесных контактах, подавив дурные предчувствия демократов по поводу дезориентирующего восхищения Трампа Путиным и взглядов Болтона на контроль вооружений. Администрация, между тем, посчитала необходимым (может, правильно, может, ошибочно) взаимодействовать с Россией в иранском ядерном вопросе, а с Китаем по проблеме стратегической стабильности.

Таким образом, встреча в Осаке может положить начало новому этапу в российско-американских отношениях, на котором начнется более интенсивный диалог. Но даже в этом случае очень маловероятен быстрый успех по многочисленным проблемам мирового порядка, региональных конфликтов и ценностей, по которым между двумя странами нет согласия. Разногласия между ними слишком глубоки, а вопрос стратегической стабильности особенно сложен. Антироссийские настроения в конгрессе и его требования о введении новых санкций по-прежнему будут лишать Трампа свободы маневра в сотрудничестве с Россией. Но существует опасность, что администрация серьезно переоценит свои возможности в сфере взаимодействия с Россией по Ирану и с Китаем по вопросам стратегической стабильности. Это, в свою очередь, создаст условия для резкого ухудшения отношений, когда Россия разочарует Трампа в его ожиданиях. Но при этом характер российско-американских отношений претерпевает изменения. Правда, пока непонятно, в лучшую или в худшую сторону.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

05/07/2019 - 03:15

Норвегия и Украина сближаются политически, экономически и культурно, говорит украинский посол в Норвегии Вячеслав Яцюк. Теперь Украина хотела бы также участвовать и в конкретных совместных проектах в Арктике. Недавно украинский посол прилетал на Шпицберген.

Когда посол Вячеслав Яцюк 12 июня вышел из самолета в поселке Лонгйир, это стало новой вехой в истории норвежско-украинских политических отношений: украинский посол впервые посетил этот архипелаг, где сегодня живут более 400 украинских граждан.

При этом у посла была четкая цель — развивать сотрудничество с Норвегией по арктическим проектам.

«Сейчас Украина не участвует в арктической деятельности. Но мы начинаем думать, что страна может стать арктическим игроком. Мой визит преследует две цели: подтвердить желание Украины больше сотрудничать по арктическим вопросам и навестить кого-нибудь из украинских граждан, которые живут и работают на Шпицбергене», — рассказал Яцюк.

Много украинских граждан

На Шпицбергене посол встретился с губернатором, а также представителями различных научно-исследовательских и административных организаций, таких как Норвежский полярный институт, университет, научно-исследовательская станция в Ню-Олесунне, шпицбергенская спутниковая станция и местная администрация.

Также Яцюк посетил место катастрофы Ту-154, случившейся в 1996 году неподалеку от горы Опера и унесшей 141 жизнь. Большинство погибших были российскими и украинскими шахтерами, которые летели на архипелаг из Москвы.

Яцюк считает, что именно в таких областях, как климатические исследования и спутниковые технологии, Украина могла бы укрепить двусторонние связи с Норвегией. Хотя в Арктике украинское присутствие сегодня ограничивается шахтерами в Баренцбурге, зато в Антарктиде представители Украины работают на научно-исследовательской базе «Академик Вернадский».

«Отчасти наш интерес к Шпицбергену связан с тем, что там живет много украинских граждан. Большинство работают в российской угледобывающей компании «Арктикуголь» в Баренцбурге, но в Лонгйире тоже живут 40 украинцев. Я встречался украинскими жителями поселка, которые давно вписались в местный коллектив и стали активными членами сообщества. Мы в любом случае всегда стремимся поддерживать хорошую связь с нашими гражданами, чтобы в случае надобности защитить их», — говорит Яцюк.

На заседании Арктического совета в Рованиеми в мае госсекретарь США Марк Помпео (Mike Pompeo) высказался против России и Китая — стран, которые, по мнению США, в Арктике ведут темные игры.

«Существует лишь две категории государств. Арктические и неарктические. Никакой третьей категории не существует, как бы этого ни хотелось Китаю», — заявил Помпео.

США планируют в ближайшие годы увеличить военное присутствие в Арктике, что может увеличить напряженность.

Вот как посол Яцюк ответил на вопрос, как сохранить мир в Арктике в наши все более беспокойные времена:

«Нам следует и дальше уделять внимание международному сотрудничеству в Арктике. Чем больше наций вовлечены в полярную деятельность в составе официальных организаций, тем труднее будет странам с неблагородными целями реализовать свои планы. Существует множество институтов, глобальных и региональных, в рамках которых можно обсуждать и развивать сотрудничество в Арктике. И Украина, и Норвегия следуют принципам, установленным ООН для мирного сотрудничества в Арктике, — сказал Яцюк и добавил: — Я надеюсь, что мы в ближайшее время сможем расширить наше двустороннее сотрудничество с Норвегией по арктическим вопросам».

Торговля невелика, но она растет

По словам посла, норвежско-российские отношения сегодня — одни из самых динамичных в Европе. За последние три года между двумя странами состоялся ряд встреч на высшем политическом уровне, например, в 2016 году в Норвегию приезжал украинский президент, а ранее — премьер-министр.

Кроме того, прошлой осенью Турбьёрн Рёэ Исаксен (Torbjørn Røe Isaksen) стал первым норвежским министром промышленности, посетившим Украину.

Хотя торговый оборот между Норвегией и Украиной в прошлом году составил всего около 2,1 миллиарда крон (примерно 15,4 миллиарда рублей), за последние три года он увеличился в два раза, подчеркивает Яцюк. По мнению посла, такой рост означает, что двусторонние связи между Украиной и Норвегией укрепляются, хотя нынешний оборот на 500 миллионов крон (примерно 3,6 миллиарда рублей) меньше, чем в 2012 году.

«В последние годы Норвегия и Украина укрепили двусторонние связи как в политике, так и в сфере экономики и гуманитарной помощи. Мы очень ценим поддержку, которую Норвегия оказывает Украине в ее стремлении к территориальной целостности и независимости. Обе страны заинтересованы в обоюдных инвестициях и торговле. Хотя стартовый уровень и был низок, торговый оборот между странами быстро растет, что говорит о большом потенциале дальнейшего развития», — сказал Яцюк.

Благодаря новой инициативе норвежские и украинские историки и археологи объединятся, чтобы изучать совместную норвежско-украинскую историю, уходящую корнями более чем на тысячу лет в прошлое. В то время Украина была центром Киевской Руси, основанной викингами с Севера в IX веке.

Посол также подчеркнул, что ни одна из двух стран не входит в ЕС, поэтому у них есть чему поучиться друг у друга, чтобы добиться успеха в области европейской интеграции.

Общие проблемы, связанные с Россией

Исследователь Тур Буккволл (Tor Bukkvoll) из Норвежского института оборонных исследований хорошо знает Украину. Он считает, что страна интересуется Арктикой из-за своего «советского наследия».

«Чтобы понять, что Украина не арктическая страна, достаточно взглянуть на карту. Поэтому кое-кого может удивить этот внезапный интерес. Но Советский Союз вел активную деятельность в Арктике, поэтому у страны сохранился некоторый опыт такого рода. Это часть советского наследия. Если бы Украина не входила в Советский Союз, такой интерес с ее стороны был бы менее вероятным», — объясняет Буккволл.

О нынешней позиции скандинавских стран, в том числе Норвегии, слушайте наш подкаст В час Рагнарёка лучше быть с Россией

Хотя Украина далека от Норвегии в том числе и политически, у двух стран есть кое-что общее — отношения с соседней Россией, говорит Буккволл.

«Эта инициатива, вероятно, также связана с тем, что Украина хочет вести дела в северных морских регионах, где мы планируем сотрудничать с Россией. И там есть определенные проблемы. Между Черным и Баренцевым морями — большая разница, но своего рода политические параллели провести тут можно. У обеих стран есть морские территории, где приходится непосредственно контактировать с Россией. Конечно, наши ситуации сильно отличаются, к тому же Россия считает Украину сферой своих интересов, а Норвегию — нет», — рассуждает Буккволл, который полагает, что визит Яцюка едва ли привлечет большое внимание Москвы.

«Конечно, этот визит заинтересует Москву, но если все ограничится лишь этой единственной поездкой на Шпицберген, никаких последствий не будет. Россия следит за всеми действиями Украины. Но сближение с ЕС и НАТО важнее, чем интерес к Арктике», — говорит Буккволл.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Page 7 of 1006

DISCLAIMER

Website administration WORLDAGRESSOR.COM does not assume any responsibility for the placed by Users of the Website links, photos, images, files, materials, comments, feedback and any other information. The site administration does not guarantee the accuracy of reviews added by the visitors. Not responsible in case of placement of inaccurate or incorrect information and shall be exempt from compensation of any damages due to these actions. All comments and feedback are laid out in that volume, the form and content as it was provided by Users of the Website. The Administration does not contradict the Russian legislation. Website user is solely responsible for all posted and published materials.