ENG | RUS | ESP | DE | FR
Worldaggressor.comWorldaggressor.com
joomla templates

Регистрация

*
*
*
*
*
*

Fields marked with an asterisk (*) are required.


Login the account in the social network.

Login the account in the worldaggressor.com
You are not permitted to view this content.
You are not permitted to view this content.
Login/Registration Login or Registration

Политика

28/01/2020 - 04:15

Турция проводит весьма активную экспансионистскую политику в Ираке и Сирии, оккупировав часть их территории. Теперь Ливия. Одновременно в самой республике укрепляются позиции ислама: при университетах возводятся мечети, в 2008-м снят запрет на ношение хиджаба в общественных местах, с 2012-го растет число школ имам-хатибов (среднее образование, заточенное на подготовку будущих имамов). Такую в свое время окончил Эрдоган. С формально-правовой точки зрения Турция – светское государство. Но ведь закон можно изменить.

Тренд на постепенную исламизацию общества неудивителен, ведь Порта видела себя центром мусульманского мира, а султана – главой всех правоверных. Другое дело, что подобные шаги Эрдогана далеко не все в республике разделяют – реформы Ататюрка не прошли даром, существенно трансформировав сознание турок, особенно в мегаполисах, в сторону секуляризации.

Отчасти именно поэтому панисламизму противостоит пантюрксистская идеология, проникшая на исходе позапрошлого столетия на просторы Оттоманской Порты, как ни странно, из Российской империи, благодаря деятельности в первую очередь Исмаила бек Гаспринского. Хотя в Порте были и свои адепты пантюркизма – Али Суави, например.

Великий Туран уперся в Иран

Оппозицию панисламизму пантюркизм представляет прежде всего из-за своей предельной нациоаналистичности. Ислам, как известно, по сути наднационален, хотя арабы в нем играют особую роль. Из их рода Курайшитов вышел Мохаммед, и только на арабском, с точки зрения адептов, возможно чтение Корана.

Сценарий маловероятный, но Иран и Турция могут искать сближения на почве противостояния России

А пантюркисты всегда мечтали о создании Великого Турана. После крушения Османской державы их идеология не умерла и больше того – в Турецкой Республике являла собой оппозицию кемалистам и коммунистам одновременно. Те и другие делали ставку на разрыв с традицией и вестернизацию общественной жизни, но в разных общественно-экономических формациях. Пантюркизм, напротив, более традиционен, хотя ислам в нем занимает подчиненное положение по отношению к фундаментальной идее объединения тюркских народов. Иными словами, для пантюркистов важнее родство по крови, нежели по духу.

Однако реализация на практике под эгидой Турции идеи Великого Турана наталкивается на ряд препятствий. Одно из них – Иран, не просто государство, а цивилизация из древнейших в мире, на современном этапе обладающая серьезными геополитическими амбициями, которые входят в острое противоречие со стратегическими планами США в регионе.

Иран весьма успешно развивается в научно-техническом плане («Указующий перс»), с каждым годом его роль в Ближневосточном регионе будет возрастать. Это прекрасно понимают и в Вашингтоне, и в Москве с Пекином. Недаром на исходе минувшего года прошли первые совместные военно-морские учения России, Китая и Ирана.

Турция входит во враждебный Ирану блок НАТО. Хотя в последнее время это членство носит все более номинальный характер. Как показали события последних лет, интересы евро-атлантической и туранской цивилизаций существенным образом расходятся как на Ближнем Востоке, так и в Закавказье и странах Магриба.

Во время вооруженного конфликта в Нагорном Карабахе Тегеран поддержал христианскую Армению, Анкара – шиитский Азербайджан. Масла в огонь подлила гражданская война в Сирии, существенно обострившая отношения двух стран, оказавшихся по разные стороны баррикад. До полномасштабной войны дело вряд ли дойдет, но если все же допустить эскалацию напряженности на общей границе, повторится сценарий ирано-иракской войны, которая привела только к огромным потерям как в ВС, так и среди мирных жителей и к экономическому ущербу в обеих странах. Ибо некоторое военное преимущество Анкары будет нивелировано горным театром военных действий, а превосходство турецких ВВС Иран компенсирует ударами баллистических ракет.

Сценарий маловероятный, но обе страны могут искать сближения на почве противостояния России. Сейчас отношения Москвы с Тегераном близки к союзническим, а с Анкарой – к дружественным. Тем не менее подводные камни существуют. Эрдоган – политик непредсказуемый, его поддержка Правительства национального согласия Сараджа по существу противоречит геополитическим интересам России, делающей ставку на фельдмаршала Хафтара. Да и в Сирии цели Анкары и Москвы разные.

Кто под тюркским знаменем

На постсоветском пространстве образовалось несколько тюркских государств: Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Туркмения, Узбекистан. К ним тяготеют (как минимум ментально) Татарстан и Башкирия. Именно в Казани почти сразу после распада СССР была учреждена Ассамблея тюркских народов.

В 2012-м принят общий для тюркских народов флаг, включающий в себя государственную символику Турции, Азербайджана, Казахстана, Узбекистана и Киргизии, создан Тюркский совет (названные страны плюс Туркмения в статусе возможного члена) со штаб-квартирой в Стамбуле. В том же году глава (на тот период) турецкого МИДа Ахмед Давудоглу заявил следующее: «Вместе мы сможем добиться больших успехов. Новый флаг будет обязателен во всех тюркоязычных странах наряду с национальным».

Фундаментом межгосударственных отношений служат все же экономические и геополитические интересы. Сейчас среди политического истеблишмента названных стран ведутся дискуссии о перспективах интеграции Тюркского совета в ЕАЭС, в чем заинтересованы Казахстан и Киргизия. Однако на этом пути достаточно препятствий, в числе которых неурегулированный конфликт Армении и Азербайджана из-за Нагорного Карабаха.

Внутри Тюркского совета отношения тоже складываются непросто. Казахстан вынужден лавировать между русским и тюркским миром, опасаясь по меньшей мере повторения на своей территории украинского сценария – согласно статистике русские составляют около 20 процентов населения республики. При этом Анкара еще недавно пыталась втянуть Астану в сирийский конфликт. Похоже, претендуя на создание «тюркского Евросоюза», Турция стремится играть в нем роль США, дабы, как это делают американцы в Афганистане, Ираке и Сирии, таскать каштаны из огня чужими руками. Нужно принимать во внимание и враждебное отношение к подобного рода инициативам со стороны России, Китая, Ирана, Афганистана, Болгарии и Греции, а также существенное влияние Пекина в Казахстане и Туркмении, что дает ему возможность внести разлад в деятельность Тюркского совета.

Тюркский вопрос совсем недавно был камнем преткновения во взаимоотношениях Анкары и Афин. В ответ на напоминание о геноциде армян представитель турецкого МИДа Хами Аксой заявил: «Греция продолжает бесчеловечные действия против своих турецких меньшинств». В притеснении тюркского населения Эрдоган обвинял и Болгарию в преддверии проходивших там в 2017-м парламентских выборов.

На этом фоне возросшая активность Анкары в Средиземноморье, с одной стороны, не вызывает удивления, ибо Эрдоган как бесспорный лидер Тюркского совета стремится продемонстрировать перед союзниками свою силу, но с другой – неизбежен вопрос о способности Турции играть существенную роль в регионе с учетом того, что ее военный потенциал нацелен на решение амбициозных задач в Ираке и Сирии.

В Ливии Анкара преследует, конечно же, не только идеологические, но и практические цели. Очевидно стремление Турции превратиться в крупный газовый хаб. В расчете на это она дала добро на «Турецкий поток» и ТАНАП. Однако теперь в Средиземноморье нарисовался серьезный конкурент – EastMed («Эрдоган идет по трубам»).

При этом ни идеологические, ни экономические действия Турции в песках рухнувшей Джамахирии не находят поддержки у ведущих игроков в регионе, разве что у Катара с Великобританией и у Алжира с Тунисом, но существенной поддержки Эрдогану они оказать не смогут. Его планы вряд ли простираются дальше раздела Ливии на сферы влияния и сохранения контроля над Триполи, а главное – нефтепромыслами. Но и здесь возникает проблема. Промыслы находятся под контролем Хафтара, не преминувшего обвинить Эрдогана в попытке возродить османское наследие.

Подписанный Анкарой с ПНС меморандум о взаимопонимании по морским зонам фактически дает ей право расширить сферу своего влияния в Средиземном море и вторгаться в территориальные воды других государств, а именно Египта и Греции. Последние уже жестко раскритиковали это соглашение.

К чему в реальности может привести турецкое вмешательство в конфликт на территории Ливии? Прежде всего к еще большей эскалации напряженности в регионе. Отправка Эрдоганом войск на помощь Сараджу представляет собой как минимум очередной вызов Соединенным Штатам и их сателлитам по НАТО, поддерживающим Хафтара.

Не слишком ли многое ставит Эрдоган на карту, ведя столь авантюрную игру в Ливии? Ведь поражение может привести к утрате авторитета Турции среди тюркских народов, а более сильные игроки в регионе, включая три ядерные сверхдержавы, в состоянии заставить Анкару поумерить геополитические амбиции.

Заголовок газетной версии – «Не хабом единым».

Игорь Ходаков,
кандидат исторических наук

28/01/2020 - 04:15

Речь о том, что сегодня экономика даже в немногих «передовых» регионах вроде Москвы стагнирует, а уж на Дальнем Востоке и в Нечерноземье – наших фундаментальных макрорегионах наблюдаются тенденции, близкие к катастрофическим.

Очевидно, что доходы населения реально падают. И если в целом по стране, по отчетам статистиков, они держатся, условно говоря, на нуле, то только благодаря богатым и сверхбогатым жителям Москвы и городов-миллионников. То есть нам показывают «среднюю температуру по больнице». В остальных регионах России народ голосует ногами – уезжает из коренных мест проживания в большие города или на ПМЖ за границу.

Поэтому на данный момент основная задача нового правительства очевидна – создать устойчивый рост доходов населения, чтобы на свои заработки люди могли достойно содержать семьи там, где они живут, где их дом. А не уезжали из родных мест насовсем и не жили отходным промыслом – этим постыдным явлением вековой давности, которое вновь возродилось в стране за последние 30 лет. То есть необходимо организовать достаточное количество рабочих мест и не абы каких, а высокой степени достоинства, если воспользоваться термином Международной организации труда.

Народ голосует ногами – уезжает в большие города или за границу

Поэтому новое правительство либо решит этот вопрос и начнет наращивать доходы россиян, сделает этот процесс устойчивым, что соответственно приведет к закреплению населения в регионах, либо не справится и окажется кратковременным и техническим кабинетом.

Для решения задачи есть, на мой взгляд, всего два взаимоувязанных инструмента: форсированная индустриализация страны и введение прогрессивной шкалы налогообложения, которая позволит мягко перераспределить доходы от богатых и сверхбогатых людей в пользу основной массы сограждан. Очевидно, что правительство Дмитрия Медведева не справилось с решением проблемы.

Мне неизвестен ни один человек, который, зная премьер-министра Михаила Мишустина, считал бы его плохим организатором. Он действительно администратор очень высокого уровня. Поэтому основная проблема видится в том, чтобы правительство вместе с политическим руководством страны выработало правильные цели. Если такая задача будет поставлена, мне представляется, что премьер Мишустин, как профессионал, безусловно, с ней справится. Вопрос в том, ставится ли она кабмином.

Многие эксперты, правда, уже утверждают, что ему не дадут нормально работать. Я бы не согласился с такой постановкой вопроса. За последние 20 лет мы насмотрелись на то, как руководители ведомств, отвечая на упреки в неэффективности деятельности, кивали сначала на Кудрина, потом на Силуанова. Мол, мы всего лишь министры, а все развитие страны сдерживает жадный Минфин. В этом есть доля правды, но по большому счету эти отговорки, будто что-то мешает, напоминают известный анекдот про плохого танцора и ничего другого. Поэтому основная задача нового правительства – помочь политическому руководству страны сформулировать задачу на перспективу. Введение прогрессивной шкалы для высокопрофессионального налоговика Мишустина будет достаточно простым делом. Но форсированная индустриализация означает проектирование и организацию порядка ста новых подотраслей. Например, производство шарикоподшипников, экологическое машиностроение, строительство газо- и водоочистных сооружений, надежных и дешевых легких воздушных судов для местного авиасообщения, промышленного холодильного оборудования, выращивание льна-долгунца в Нечерноземье и т. п. В рабочей группе по приоритетным проектам Совета ТПП, которую я возглавляю, мы разработали «дорожные карты» и сформировали ядра команд по 75 таким направлениям. С нашими предложениями можно спорить, но без подобного набора невозможна форсированная индустриализация страны. Без этого достойные рабочие места в регионах не появятся, соответственно и доходы не будут расти.

Такова исходная логика, и чем быстрее все поймут и освоят ее, тем скорее к лучшему изменится не только экономика, но и общая политическая ситуация. Экономика на наших глазах стремительно трансформируется в политику, и если не создавать новых национальных индустрий, ситуация в стране будет дестабилизирована.

Новая индустриализация потребует большого притока новых рабочих рук. Эту проблему можно решить, если создавать современные производства, где потребуется меньше персонала, а с другой стороны – черпать людской ресурс из примитивных отраслей экономики. Так, скажем, чтобы организовать в стране революционную атомную индустрию, нужно, условно говоря, два миллиона новых работников. А у нас в охранниках состоят порядка четырех миллионов человек, по большей части молодые люди. Мы вместо того чтобы их напрягать, квалифицировать, давать им сложную работу и таким образом помогать зарабатывать хорошие деньги, принуждаем заниматься низкоквалифицированным и малооплачиваемым делом.

Однако человека, прежде чем поставить к новейшему станку, нужно обучить, и тут предстоит преодолеть погром, учиненный за последние 20 лет в системе профессионального образования. Придется все восстанавливать. Приведу простой пример. Для подъема Нечерноземья критически необходимо создавать новую индустрию льноводства. В Советском Союзе инженерные работники, специалисты по глубокой переработке льноволокна, все отраслевое машиностроение были сосредоточены прежде всего в Костроме. Кадры готовили в текстильном институте. Но мало того, что этот институт 25 лет назад превратили в невнятный Технологический университет, пять лет назад его еще и слили с бывшим пединститутом. Как результат сегодня попросту нет полноценной подготовки специалистов для новой индустрии. Сейчас невозможно найти ни одного условно молодого инженера по прядильным машинам. А в объединенном Костромском государственном университете на данный момент не осталось и десятой части кафедр инженерно-технической направленности.

Так что придется полностью переделывать всю систему профобразования. В результате вандальных «реформ» в стране колоссальный недостаток профессионально подготовленных кадров. Вопрос не столько в демографии, хотя и здесь есть серьезные проблемы, сколько в том, что походя уничтожили систему. Поэтому при проведении индустриализации одним из первых пунктов станет создание современной школы целевой подготовки технических кадров.

Я, в общем-то, имею представление об основных членах нового кабмина. И скажу: не стоит принижать профессиональный уровень нашего чиновничества, большая часть министров, вошедших в правительство, – очень квалифицированные администраторы. Они станут решать задачи, поставленные перед ними премьером и политическим руководством страны. Главное – будут ли они нацелены на достижение правильного результата, а не на решение псевдопроблем. Пока позитивные цели определены, на мой взгляд, крайне плохо, невнятно, их нужно пересматривать, и если это будет сделано, правительство, я уверен, сможет очень многого достичь.

Заголовок газетной версии – «Правительство без танцоров».

Продолжение темы – «Хорошая связка для нового оружия».

Юрий Крупнов,
председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития

28/01/2020 - 04:15

Если судить по последним событиям, то может показаться, что в таких регионах, как Ближний Восток и Африка, Россия добивается одного успеха за другим. Соединенные Штаты теряют интерес к постоянному присутствию на Ближнем Востоке и в Африке, а Европа все еще не прояснила для себя собственные интересы и поле деятельности. В таких условиях Россия расширяет свое влияние. В определенной мере она повторяет политику, которую в отношении этих регионов проводил Советский Союз.

Пожалуй, вряд ли кто-то возразит против утверждения, что с приходом Владимира Путина Россия активизировалась на международной арене. Определенную основу для этого, конечно, заложил еще бывший министр иностранных дел и премьер Евгений Примаков, предложивший многополярную концепцию. Однако только Путин реализовал эту схему на практике. Наиболее очевидно это стало именно сейчас, когда Россия активно включилась в решение международных проблем, в том числе на неспокойном пространстве от Ливии до Афганистана, где обстановка только накаляется, а также в Венесуэле и африканских странах.

«Это ваше дело»

Россия выбирает разные стратегии: то она активно включается в конфликт, как было с Сирией, то она неофициально включается в процессы, как в Ливии, то ведет активную дипломатическую работу, как в случае Ирана. И всегда Россия подчеркивает: ее взгляд на ситуацию отличается от западного. Тем самым она явно проводит политику заполнения пространства, которое не занято Западом. В идеологическом плане Россия выступает, прежде всего, против революций в любой форме. При этом она исходит из того, что даже плохой лидер лучше, чем свергнутый. У России на то два аргумента, тесно связанные друг с другом. Во-первых, граждане любой страны имеют право выбирать для себя строй, а остальные страны не вправе вмешиваться. Тем самым Россия по сути дает карт-бланш на любые выборные манипуляции и фальсификации. Конечно, подобная позиция пользуется огромной популярностью у авторитарных режимов, которые проводят «выборы», чтобы добиться как раз такой легитимации. И отказ Запада признавать такие выборы практически освобождает пространство для России (Китая и так далее), которая обретает очередного зависимого от нее клиента.

Во-вторых, пожалуй, еще чаще Россия аргументирует необходимостью предотвратить хаос. Россия ссылается на так называемую арабскую весну и цветные революции, которые, по словам россиян, привели к хаосу в тех странах, где случились. И при этом неважно, постсоветское ли это пространство или Северная Африка. Не играет роли и характер режима. Более того, с точки зрения Путина, все координирует Запад, и внутренние недовольства он практически не учитывает. Таким образом, сохранение у власти таких лидеров, как, например, Мадуро, несмотря на их неспособность управлять страной, Россия считает единственной возможностью предотвратить хаос. Правда, нельзя забывать и ошибки Запада, который своими необдуманными действиями принес больше вреда, чем пользы и дал России повод для аргументов.

Россия часто поддерживает свои клиентские государства финансово. Из средств своих фондов и счетов компаний, принадлежащих государству, она предоставляет большие кредиты, которые держат подобные режимы на плаву. Цель России, помимо сохранения стабильности, конечно, связана с ее интересами в регионе, а точнее с интересами российских компаний. Российские добывающие фирмы получают лицензии, а представители ВПК — заказы. Таким образом, россияне заинтересованы в сохранении авторитарных режимов не только по политическим соображениям, но и по экономическим. Проблема в том, что расходы ложатся на плечи российских налогоплательщиков, а прибыль достается государственным компаниям, которые, однако, очень редко возвращают ее в госказну.

Влияние Владимира Путина в незападных странах значительно усилилось именно благодаря тому, что Россия преподносит себя в качестве альтернативы западному миру. Россия не располагает пресловутой мягкой силой (речь идет о способности одной страны влиять на другую без применения оружия), в отличие от Запада, ведь вряд ли кто-то хотел бы перенять внутреннюю систему России. Кстати, даже известный телеканал RT фокусируется на «ужасах» западного мира, а о российской реальности предпочитает умалчивать. Конечно, Россия, а в особенности ее президент, заработала себе уважение благодаря эффективной операции в Сирии, где стала решающей силой, которая в корне изменила ситуацию в пользу Башара Асада. Учитывая вывод американских сил с Ближнего Востока, показалось, что Россия может заполнить это пространство. И действительно создается впечатление, что Россия побеждает, но на деле подобная «победа» не обязательно принесет ей выгоду.

Ситуация сопряжена с определенными рисками. Первый связан с опасностью увязнуть в продолжительных конфликтах. Из Сирии Россия официально уходила уже несколько раз, и тем не менее ее солдаты продолжают там умирать. А я ведь говорю только об официальных вооруженных силах. Потери среди так называемых вагнеровцов, то есть бойцов, воюющих по контракту, никто не считал, и Кремль в них даже не признается. Однако уже то, что Евгений Пригожин, человек, которого связывали с частной военной компанией Вагнера, принял участие в переговорах между ливийским маршалом Хафтаром и представителями российского Минообороны, подтверждает: роль «вагнеровцев» в российской внешней политике больше, чем признает Москва. Правда, что касается Ливии и Сирии, то она не может сказать, что там воюют добровольцы в отпуске, как в случае Донбасса.

Повышенная активность России в конфликтах, конечно, сопряжена и с таким риском, как ответная реакция других государств. Пока наиболее вероятно столкновение между Россией и Турцией из-за конфликта в Ливии. Москва попыталась привести признанное ООН правительство в Триполи и парламент в Тобруке к соглашению. Сейчас переговоры продолжаются, и есть опасность, что Россия будет втянута в прокси-войну.

Никаких новых афганистанов

Проблемой может стать и финансовая сторона вопроса. В свое время Советский Союз тоже многого добился в расширении своего влияния в странах так называемого третьего мира. Он привлекал их кредитами, которые часто не возвращались, и финансировал режимы, которые объявляли себя социалистическими, практически по всему миру. В обмен СССР получал растущий престиж и некоторые контракты. Но на первом месте все же была политика, которая неподъемно увеличивала расходы Советского Союза. Кроме того, зависимые он него никчемные авторитарные лидеры высасывали средства из советского кармана.

Пока нефть оставалась дорогой, у СССР были деньги на финансирование политики, и проблем не возникало. Но они появились, как только нефть подешевела. Экономика Советского Союза была недостаточно сильной, чтобы финансировать своих клиентов за счет других (не нефтяных) источников. Однако забота о престиже не позволяла СССР прекратить поддержку авторитарных режимов. Конечно, эти расходы не привели к распаду СССР (было бы преувеличением это утверждать), но, несомненно, способствовали ему. Разумеется, параллель всегда нужно проводить с осторожностью, и все-таки в случае России она просто напрашивается.

Американский удар по иранскому генералу Сулеймани вызвал у Москвы опасения, что вот-вот начнется крупномасштабный конфликт между США и Ираном. Война могла бы уничтожить Иран, а кроме того, переложила бы бремя боев в Сирии с Ирана на Россию. Точно так же провал ливийских мирных переговоров может потребовать от России новых расходов, поскольку для сохранения престижа ей пришлось бы расширить свое присутствие на стороне Хафтара. Все это определенно не является приоритетом для российского руководства, так как с Ливией оно связывает ограниченные интересы.

Российская стратегия в конфликтах на Ближнем Востоке и в Африке опирается, в первую очередь, на оппортунизм. Россия видит возможности для себя в освободившихся регионах и занимает их. При этом она получает контракты для своих производителей оружия и добывающих компаний, строит инфраструктуру. Сейчас эта стратегия приносит свои плоды. Но успехи в итоге могут потянуть Россию на дно, если она позволит глубже втянуть себя в местные конфликты, как когда-то случилось с Советским Союзом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

28/01/2020 - 00:15

В Польше отмечают 75-летие освобождения узников Аушвица-Биркенау, самого знаменитого гитлеровского концлагеря. В Освенцим съедутся немногочисленные уцелевшие бывшие узники – их около 200 человек, а также дипломаты, главы государств, общественные деятели.

Для Польши празднование 75-й годовщины событий по освобождению Освенцима играет особую роль. Прежде всего, оно наполнено и современным, актуальным на данный момент политическим содержанием. Так, Варшава пытается превратить эту памятную дату в повод для очередных политических спекуляций антироссийской направленности.

В Аушвиц уже прибыл президент Украины Владимир Зеленский, что весьма показательно, если учитывать: современный украинский режим не отрекается от своих коллаборационистов, принимавших самое рьяное участие в преступлениях гитлеровского режима, а идейные потомки этих коллаборационистов были одной из главных боевых сил Евромайдана осенью 2013-зимой 2014.

Президента Владимира Путина в Польшу не позвали, хотя именно СССР, политическим наследником которого является Россия, внес основной вклад в победу над нацизмом в Восточной Европе. Между тем, опрос, который провел польский Институт рыночных и социальных исследований IBRiS, свидетельствует: большинство простых поляков не хотят превращения этой даты в политическое событие и лишь 5,4% респондентов видят в этом событии сильное историческое послание русскому государству.

Реакция рядовых поляков хорошо видна по комментариям в сети.

«Было бы лучше, если бы политики, особенно Дуда, держались подальше от Освенцима», – пишет abkr на сайте Wyborcza.pl.

«Политические игры вокруг этого кладбища — самая отвратительная вещь, которая может случиться в цивилизованном мире», — вторит ему другой комментатор.

То, что президент Анджей Дуда не поехал в Израиль на Всемирный форум памяти жертв Холокоста, где участвовал Владимир Путин, также показывает: современному польскому руководству не важна память жертв Освенцима и любые действия по ее увековечению.

Была бы воля, Варшава бы вообще не праздновала эту дату, но так все же нельзя – США и Европа не поймут. Поэтому и пытаются польские руководители превратить траурные мероприятия в очередную политическую разборку с Россией. Между тем, до войны в Польше проживали миллионы евреев, многие из них были весьма состоятельными людьми. Где их дома, особняки, предприятия, магазины? Кому, как не Польше, платить сейчас репарации?

Илья Полонский

Источник

Фото: Reuters

27/01/2020 - 21:15

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков заявил, что в стране предпринимаются все необходимые меры, чтобы предотвратить распространение коронавируса.

Пескову журналисты задали вопрос об угрозе распространения коронавируса и России и том, нужны ли дополнительные меры для ее устранения. По словам пресс-секретаря Владимира Путина, в стране уже делают все, что нужно, информирует RT.

Глава Роспотребнадзора Анна Попова оценила предпринятые Китаем меры против коронавируса как беспрецедентные. В России все, что нужно для борьбы с вирусом, делается уже с декабря, пишет Федеральное агентство новостей. Ужесточен контроль на пунктах пропуска через государственную границу, а также в аэропортах.

В России заражение новой инфекцией заподозрили у ста человек, однако, ни в одном случае диагноз не подтвердился. Все заболевшие россияне были больны гриппом и ОРВИ и имели лишь схожие с распространяющимся в Китае заболеванием симптомы. Как сообщают «Известия», на данный момент вспышка коронавируса в КНР пошла на спад.

27/01/2020 - 17:15

Лукашенко решил изменить газовый контракт с Российской Федерацией

Президент Белоруссии Александр Лукашенко своим решением одобрил изменение межправительственного соглашения с Российской Федерацией – так называемого газового контракта. В соглашении идёт речь о формировании тарифов на поставку природного газа в Белоруссию и о транзите газа по территории Беларуси.

Межправительственное соглашение с Российской Федерацией было подписано ещё в 2011 году, теперь Лукашенко дал правительству полномочия провести новые переговоры по проекту протокола, текст которого не опубликован, а также при необходимости внести в соглашение поправки.

Указ был подписан президентом 23 января, однако опубликовали его на Национальном правовом портале Беларуси только в субботу.

«Одобрить проект протокола о внесении изменения в соглашение между правительством Республики Беларусь и правительством Российской Федерации о порядке формирования цен (тарифов) при поставке природного газа в Республику Беларусь и его транспортировке по газопроводам, расположенным на территории Республики Беларусь, от 25 ноября 2011 года в качестве основы для проведения переговоров»,

– говорится в указе.

Официальный Минск давно уже требует от Москвы пересмотра тарифов на природный газ, и даже предлагал в качестве примера цену на газ на уровне Смоленской области. Вот только в Москве каждый раз объясняют, что подобное будет возможно в рамках углубления интеграции в формате Союзного государства и не иначе.

В настоящее время стороны договорились о цене на газ, но только на первые два месяца 2020 года, один из которых уже подходит к концу. Согласно этой договорённости, цена на газ для Белоруссии остаётся пока на уровне прошлого года – $127 за тысячу кубометров.

Ранее президент Белоруссии не раз обвинял «Газпром» в том, что тот зарабатывает на продаже газа в Беларусь в три раза больше, чем на продаже газа в Германию. Также Лукашенко несколько раз вспоминал об обещании России перейти на внутрироссийские цены – такая договорённость, по его словам, была достигнута ещё в 2011 году во время продажи газотранспортного предприятия «Белтрансгаз». А накануне, выступая перед трудовым коллективом завода по производству газетной бумаги в Шклове, глава государства вообще заявил, что «российская сторона «кинула» Минск с переходом на внутрироссийские цены на газ».

По мнению белорусского политолога Валерия Карбалевича, у Минска есть только один вариант – договариваться с Москвой.

«Это не та ситуация, когда Беларусь может громко хлопнуть дверью и сказать: не хотите продавать, мы пойдём к другим продавцам. Идти некуда: сегодня у Беларуси других источников энергоресурсов нет. Их можно со временем получить, но нужно время и финансовые ресурсы. Сегодня у Беларуси нет ни того, ни другого, поэтому сегодня Россия – безальтернативный источник нефти и газа. Думаю, Россия не заинтересована в том, чтобы в Беларуси наступил экономический коллапс. Поэтому я не вижу иной альтернативы по нефти и газу, кроме как договариваться»,

– уверен оппозиционный политолог.

27/01/2020 - 13:15

KYODO NEWS — Jan 26, 2020 | All, Japan

Бывший сотрудник SoftBank Corp. был арестован в субботу за то, что якобы получил от крупного японского оператора телефонной связи конфиденциальную информацию, и, как считает полиция, предоставил ее чиновникам в российском торговом представительстве в Токио.

Как сообщили в токийской полиции, 48-летний Ютака Араки подозревается в том, что 18 февраля прошлого года, он, в нарушение закона о предотвращении недобросовестной конкуренции в Японии, получил информацию с компьютерного сервера в SoftBank,.

Полицейское бюро общественной безопасности подозревает, что российские чиновники в торговой миссии занимались шпионской деятельностью.

Через министерство иностранных дел полиция обратилась в российское посольство с просьбой предоставить двух чиновников, одному из которых было за 50, а другому за сорок, которые вернулись в Россию в 2017 году.

SoftBank, подразделение SoftBank Group Corp., сказал, что информация была связана с инструкциями по пользованию для базовых станций мобильной связи и других средств коммуникации, добавив, что Араки уволен в середине декабря.

Полиция полагает, что сначала с Араки связался российский чиновник, который раньше работал в Токио, а затем он передал свою связь с японцем чиновнику, в настоящее время работающему в торговой миссии, который имеет дипломатический статус.

По словам полиции, Араки, возможно, неоднократно передавал многочисленные корпоративные секреты российским чиновникам.

Посольство опубликовало на своей странице в Facebook заявление о том, что Россия «сожалеет о том, что Япония присоединилась к модным на Западе, антироссийским спекуляциям на избитую тему шпиономании».

В заявлении говорится, что обвинение в шпионаже противоречит политике, согласованной Москвой и Токио по созданию позитивной атмосферы для двустороннего сотрудничества.

Араки, житель Ураясу, недалеко от Токио, признался в краже информации, полиция процитировала его слова о том, что он сделал это, чтобы заработать «немного дополнительных денег».

Согласно следственным источникам, Араки получил сотни тысяч иен ​​за предоставление информации, хранящейся в устройствах хранения данных, российской стороне.

SoftBank в своем заявлении сказал, что он украл «документацию с низким уровнем конфиденциальности», которая не включала в себя ​​информацию о клиентах или деловых партнерах.

Токийская компания заявила, что полностью сотрудничает со следствием.

26/01/2020 - 15:15

О колониальном рефлексе французской внешней политики

Президент Франции Эмманюэль Макрон всё чаще примеряет на себя если не треуголку Наполеона, то по меньшей мере военное кепи генерала де Голля. Многие его международные инициативы нацелены на то, чтобы выдвинуть Францию на позиции одной из ведущих мировых держав, но чаще их воспринимают как реанимацию старого колониализма.

Париж довольно бесцеремонно вмешивается во внутренние дела других стран. 13 января во французском городе По проходила встреча лидеров пяти стран африканского Сахеля (G5 Sahel) с президентом Макроном, и в преддверии саммита возникла напряженность: Эмманюэль Макрон и министр обороны Франции Флоранс Парли заявили, что «народам Сахеля… нужны французские войска…».

Сахель (от aрабского ساحل – граница) – тропический саванный регион в Африке, своеобразный переход от Сахары на севере к более плодородными землями на юге. Включает 10 стран и 300 млн населения от Атлантического океана до Красного моря.

В Сахеле Франция проводит одну из своих крупнейших зарубежных военных операций. Она началась на территории Мали в январе 2013 года под названием «Сервал» в ответ на просьбу властей страны о помощи в борьбе с сепаратистами. Париж перебросил в Мали 4500 солдат, сотни единиц боевой техники, авиацию, ВМС. С июля 2014 года операция получила название «Бархан» и распространилась, помимо Мали, на Мавританию, Буркина-Фасо, Нигер и Чад. Главной целью операции провозглашается борьба с международным терроризмом. Сейчас французский военный контингент в Африке располагается на трёх постоянных базах (Н’Джамена, Ниамей, Гао) и шести аванпостах и обходится французскому бюджету в 700 млн евро в год.

Французская компания Orano (бывшая Areva) разрабатывает в Нигере три месторождения урана. В Нигере, Буркина-Фасо и Чаде французские компании инвестируют в развитие транспортных сетей (группа Bolloré) и производство питьевой воды (Veolia).

В феврале 2018 года депутаты-социалисты François André и Joaquim Pueyo представили в Национальном собрании Франции доклад, в котором говорится, что за последние четыре года французская армия потеряла в зарубежных операциях 86 единиц техники, из которых лишь 22 уничтожены боевиками с помощью самодельных взрывных устройств, а 64 вышли из строя по причине экстремального климата. Финансовый ущерб оценён в 54 млн евро. Французская оборонка оказалась неспособной производить новую боевую технику в количествах, необходимых для обеспечения операций за рубежом.

У Франции нет военно-транспортных самолётов большой грузоподъёмности. Самый тяжёлый самолет французских ВВС А400М способен поднять в воздух лишь 37 тонн груза (для сравнения: ИЛ-76ТД – 50 тонн, АН-124 – 120 тонн). Для бесперебойного снабжения своего контингента в Сахеле французам пришлось арендовать эти самолёты у российских и украинских фирм. В конце 2018 года российские компании «224 летный отряд» и «Волга-Днепр» не стали продлевать соглашения, что создало проблемы в снабжении французских войск за рубежом, сообщает французский военный портал Zone Militare. Даже перевооружение не гарантирует успеха. Так, новый ударный вертолёт Eurocopter Tiger оказался не приспособленным к экстремальным температурам Сахеля.

Среди союзников поддержки французским операциям в Сахеле Макрон тоже не находит. 30 ноября 2017 года он направил в Госдеп США приглашение для американской делегации на очередной саммит G5 Sahel, но приглашение было отклонено. Макрон неоднократно просил Дональда Трампа оказать финансовую помощь в проведении операции «Бархан», но США ограничиваются предоставлением французам разведывательной информации по региону.

Провал операции «Бархан» стал очевидным и для французского общества. Трагическая гибель 13 французских солдат в ноябре 2019 года во время антитеррористической операции в Мали «потрясла Францию и возродила вопросы о том, что именно делает страна в этом обширном полузасушливом поясе к югу от пустыни Сахара», пишет The Economist.

На саммите в По 13 января Макрон «отчаянно молил» Дональда Трампа, пишет британский Express, не выводить американские войска из Африки, что стало бы «плохой новостью» для Франции. Однако Трамп, который не забыл слова Макрона о «смерти мозга НАТО», ответил ему «ледяным» равнодушием.

Между тем в странах Сахеля нарастают антифранцузские настроения. В ходе своего первого официального турне по африканским странам Макрон посетил Буркина-Фасо, где его встретили терактом. Накануне его прибытия в столицу страны Уагадугу 28 ноября 2017 года мотоциклисты с закрытыми лицами бросили гранату в автомобиль с французским спецназом. Граната взорвалась на тротуаре, в результате пострадали случайные прохожие. Во время визита не прекращались митинги и пикеты: протестующие требовали вывести с территории страны французские войска и забросали машину Макрона камнями. Под окнами университета Уагадугу, где французский президент встречался со студентами, митингующие скандировали: «Долой империализм!», «Нет французским базам в Буркина-Фасо и Африке!»

На встрече со студентами столичного университета президенту Франции был задан вопрос о том, почему так мало африканских студентов учится в университетах Французской Республики и так много французских солдат находится в странах Африки. Ответ Макрона прозвучал грубо: «Не говорите мне так о французских солдатах, вы должны им только аплодировать».

Французский публицист Томас Дитрих так прокомментировал высказывания главы французского государства во время этого визита: «Макрон вел себя, как мелкий колониальный чиновник, упившийся абсента».

Ещё одним примером неоколониальных устремлений Франции может служить Бразилия. На саммите G7 в Биаррице в августе 2019 года Макрон предложил фактически установить международный протекторат над Бразилией под предлогом заботы от страдающих от пожаров в лесах бразильской Амазонии аборигенах. В Бразилии это заявление вызвало негодование.

Ответ президента Бразилии Жаира Болсонару был мгновенным. По его мнению, план Макрона начать обсуждать происходящее в Амазонии на встрече лидеров семи ведущих держав западного мира является примером «колониального образа мышления», что в XXI веке оскорбительно. «Мне жаль, что Макрон пытается получить политическую выгоду за счет внутренних дел Бразилии и других стран Амазонии», – написал Болсонару в «Твиттере».

Несмотря на это, в ноябре 2019 года министр иностранных дел Франции Жан-Ив Лё Дриан демонстративно встретился с девятью губернаторами северо-восточных штатов страны, находящихся в оппозиции к Жаиру Болсонару. Последний выразил недоумение по поводу встреч Лё Дриана с представителями бразильских НПО: «Он сюда приехал, чтобы обсуждать какие-то вопросы с неправительственными организациями? Как только речь заходит об НПО, это вызывает тревогу у любого разумного человека». Запланированная встреча Болсонару и Лё Дриана была отменена – вместо встречи с министром иностранных дел Франции президент Бразилии предпочёл встречу со своим парикмахером. Тем не менее по итогам визита Лё Дриана в Бразилию французский МИД выпустил коммюнике, в котором сообщалось, что Франция намерена сотрудничать со всеми регионами Бразилии.

Отставая от ведущей державы Евросоюза Германии в области экономики, Франция при президенте Макроне пытается играть роль лидеров ЕС в международных делах. Только Франция-то уже не та, какой была эта держава во времена Людовика XIV или Наполеона.

25/01/2020 - 14:15

Свой налоговый маневр Москва затеяла, чтобы надавитьСвой налоговый маневр Москва затеяла, чтобы надавить на Белоруссию, заявил Александр Лукашенко. «Зачем надавить, догадайтесь с трех раз», — добавил он. Впрочем, сам же подсказал ответ, дав понять, что Владимир Путин вел разговор об инкорпорации.

«Я не могу вас предать и растворить Белоруссию, пусть даже в нашей братской России… В переговорах с президентом [России] я четко и однозначно полтора-два года тому назад сказал: этого в Белоруссии не может сделать никто», — сообщил Лукашенко 24 января, общаясь с работниками завода газетной бумаги в Шклове.

В Кремле холодные головы

Зафиксируем хронологию: полтора-два года назад — это значит еще до «ультиматума Медведева». Бывший российский премьер свое (а точнее, кремлевское) условие — дальнейшая экономическая поддержка только при условии продвинутой, как было сказано, интеграции — поставил, напомню, в декабре 2018-го.

Таким образом, тот ультиматум был продуман холодными головами, тщательно подготовлен и, скорее всего, является частью долговременной стратегии Кремля, о которой говорят белорусские аналитики (Арсений Сивицкий и др.): если не поглотить, то как минимум покрепче привязать к себе Белоруссию, чтобы не ушла, как Украина.

И эту стратегию Москва взялась реализовывать очень методично, упорно. Смотрите: хотя Лукашенко еще полтора-два года назад вроде бы категорично сказал «нет» поглощению, уже после этого возникла токсичная 31-я дорожная карта «углубления интеграции». Она предусматривает единую валюту и наднациональные органы, то есть, по мнению экспертов, является бомбой под суверенитет.

Да, 31-я карта пока отодвинута, но Кремль держит ее в рукаве. Расчет на то, что удастся измотать Белоруссию, истощить ресурс сопротивления «углубленной интеграции».

Лукашенко сам перечислил в Шклове элементы этого давления. В частности, заявил, что «закрывают нам рынок по продуктам питания. Притом нагло, беспардонно, без причины. Чтобы наклонить, унизить». И что ценник на нефть задрали «в том числе и по политическим мотивам, в том числе из-за «недоговороспособности» батьки Лукашенко».

Новое правительство России — сплошь «бухгалтеры»

На этом фоне нелогично прозвучало уверение, что конфликт с Россией фактически связан «со старым правительством России, которое президент Путин отправил в отставку». Да ну! Ведь в декабре прошлого года российский лидер на своей большой пресс-конференции, рассуждая о цене газа для Белоруссии, был не менее суров и неумолим, чем переговорщики Медведева. Сказал, что союзный договор на 90% не выполнен. Тот самый, с едиными валютой, парламентом, конституцией и пр.

А Путин, судя по всему, никуда уходить не собирается. Да и Медведев, в общем-то, не спрятан в чулан, получил высокую должность.

Так что новое российское правительство, поудобнее рассевшись в креслах, скорее всего, тоже возьмется за дорожные карты. Более того, если раньше белорусскую сторону раздражал «бухгалтер» Михаил Бабич в должности российского посла, то теперь придется иметь дело с целой командой «бухгалтеров» — жестких технократов во главе с новым премьером Михаилом Мишустиным. Тот ранее руководил Федеральной налоговой службой, так что считать деньги умеет, наверное, похлеще Бабича.

Путин же в своем нашумевшем выступлении 15 января дал россиянам огромные обещания в области социалки. На это понадобится куча денег. И вполне логично, что новое правительство технократов попытается дополнительно сэкономить на Белоруссии.

Поэтому прозвучавшая в Шклове надежда ее руководителя, что важные люди в Москве «образумятся и вернутся к нормальным отношениям», представляется идеалистичной.

«Нас кинули»

Причем нормальные отношения в представлении белорусского лидера — это отношения по понятиям. Сегодня он заявил: «Что касается газа, нас кинули — не вывели нас на равные цены». Мол, такая договоренность была при продаже «Белтрансгаза», которая завершилась в 2011 году.

«Прошло время — забыли. Недавно я разговаривал с президентом России. Я ему прямо сказал: а я это помню», — заявил Лукашенко. Да, но зафиксирована ли договоренность документально? Похоже, нет. Иначе в газовом вопросе не пришлось бы апеллировать, как это было недавно, к 75-летию Великой Победы. Факт совместного гниения прадедов в окопах вряд ли подействует на подсчеты технократов Мишустина.

Действительно, долгое время между Москвой и Минском действовал негласный контракт: экономические льготы в обмен на роль плацдарма, обеспечение ПВО, охраны границы, транзита и пр. Но последние годы Кремль стал в одностороннем порядке этот контракт пересматривать, стремясь а) удешевить затраты на союзника и б) принудить его к уступкам.

Лукашенко возмущается, даже (как мы узнали из интервью «Эху Москвы») передал Путину список белорусских услуг Москве с их стоимостью. Но не факт, что тот возьмет во внимание такой неформальный прайс.

С чего бы Москве особо откатывать? Во-первых, она разместила свои войска на собственной западной границе, построила новые РЛС, тем самым ослабив оборонную зависимость от Белоруссии. Во-вторых, проложила и продолжает прокладывать трубы для прокачки нефти и газа в обход Белоруссии: БТС-1, БТС-2, «Северный поток» и др. Так что и транзитное значение Белоруссии ослабевает.

«По понятиям» уже не получается

Наконец, в-третьих, в Москве, судя по всему, следуют поговорке «а куда он денется с подводной лодки?» Правда, Лукашенко намекнул сегодня на возможную «ответку», вспомнив, как во время одной из прежних ссор белорусы «начали их [российские] автомобили проверять под Смоленском. И очередь выстроилась по железной дороге и автотранспорта до Кремля».

Но настолько обострять сюжет для белорусского руководителя очень рискованно. Особенно перед президентскими выборами. Еще менее вероятно, что он перекроет транзит российской нефти в Европу или откажется продлевать аренду военных объектов России под Ганцевичами и Вилейкой.

К слову, за эту аренду еще Борис Ельцин когда-то скостил Минску изрядный газовый долг. Плюс белорусские военные получили возможность упражняться на российских полигонах (у нас с таким размахом не постреляешь).

Все это — элементы тех самых мутных, запутанных отношений по понятиям. Теперь они перестают работать. Волей-неволей надо выходить на прозрачные рыночные отношения на строгой договорной основе, о чем критики режима Лукашенко говорили давно.

Нужна стратегия, как жить в новой реальности

Между тем глава государства заверил шкловчан, что альтернативные поставки нефти в Белоруссию — это не блеф.

Действительно, танкер с норвежской нефтью для новополоцкого «Нафтана» уже разгружается в Клайпеде. Ведутся нефтяные переговоры с Азербайджаном, Казахстаном и другими партнерами. Однако альтернативная нефть дороже. Да и российскую в 2024 году придется покупать по мировым ценам.

Иначе говоря, в любом случае нефтепереработка перестает быть курицей, несущей для белорусского бюджета золотые яйца. Нужно перестраивать экономику, менять ее структуру, искать новые драйверы роста.

Пока из уст белорусского руководства мы слышим много обид на Россию (с которой само оно много лет так криво, однобоко интегрировалось), но не слышим внятной программы, как Белоруссии выживать без привычной подпитки с востока.

Похоже, что Лукашенко толком и сам еще с этим не определился. Между тем обычно в апреле он выступает с посланием парламенту и народу. Также анонсировано VI Всебелорусское собрание.

Но дело даже не в этих мероприятиях, на которых принято говорить о стратегии. Сама жизнь ставит вопрос ребром. Потому что возврата к старой модели отношений с Москвой уже не будет, эту риторику братства и гниения в окопах можно выбросить на свалку. Как грубо выразился Лукашенко в Шклове, «нас раком поставили по углеводородам». Вот вам и финал братства.

Идти в империю белорусскому вождю, как и его заядлым внутренним оппонентам, явно не хочется. Что он образно подтвердил в Шклове: «Они [руководство России] просто просчитались. Они думали, что (утрируя, скажу) дадут мне ключи от склада, и я побегу в Россию, тоже буду богатым, пушистым, белым, красивым… Не надо».

Что ж, тогда нужно отвязываться от иллюзий рентной экономики и перестраивать белорусскую модель на новый лад. Но насколько к этому готов консервативный лидер — вопрос открытый. на Белоруссию, заявил Александр Лукашенко. «Зачем надавить, догадайтесь с трех раз», — добавил он. Впрочем, сам же подсказал ответ, дав понять, что Владимир Путин вел разговор об инкорпорации.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

25/01/2020 - 03:15

Мария родилась в бедной семье в Крыму. У нее было девять братьев и сестер. После окончания школы она пошла работать на консервный завод. В 1925 году Мария влюбилась в офицера Красной армии и через два года вышла за него замуж. С самого начала она живо интересовалась его военной карьерой, вступила в Совет жен военнослужащих и научилась водить машину, а также обращаться с оружием.

После начала Второй мировой войны ее супруг ушел на фронт, а Марию эвакуировали в Сибирь. Весть о смерти мужа шла до нее очень долго, а как только Мария ее получила, немедленно решила действовать. Уже вскоре советский лидер Иосиф Сталин прочитал ее письмо.

«Мой муж погиб, защищая родину. Я хочу отомстить фашистским собакам за его смерть и за все страдания, причиненные советскому народу. Поэтому я положила все свои сбережения в Национальный банк и прошу, чтобы на них был построен танк. Прошу также, чтобы танк назвали „Боевой подругой», и хочу сама отправиться с ним на передовую».

Во время войны личные вклады в производство оружия были делом непривычным. Да и в подавляющем большинстве это делали мужчины. Сталина настолько поразили просьбы решительной вдовы, что он все их удовлетворил.

Мария прошла пятимесячную подготовку и в сентябре 1943 года вместе со своей «Боевой подругой» присоединилась к 26-й танковой бригаде. Советские танкисты, как правило, проводили на учебных площадках намного меньше времени, поскольку в них остро нуждался фронт. Но крымскую вдову офицеры подготовили основательно. Мария должна была стать не песчинкой в дюнах советской армии, а великолепным инструментом пропаганды. «Крымская вдова» превратилась в феномен.

38-летняя женщина, которая купила себе танк и сумела отремонтировать его на передовой под огнем противника, очень укрепляла тающий боевой дух красноармейцев. За отвагу ей присвоили звание сержанта, и в битвах она часто превосходила своих коллег-мужчин.

Бои под Витебском сыграли для нее судьбоносную роль. Тогда ее танк снова подбили, и Мария опять попыталась его отремонтировать, но на этот раз ей не удалось уйти от огня. С ранением в голову ее доставили в больницу, где в марте 1944 года она скончалась. Но даже после смерти Советский Союз прославлял ее как героиню.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Page 2 of 1103

DISCLAIMER

Website administration WORLDAGRESSOR.COM does not assume any responsibility for the placed by Users of the Website links, photos, images, files, materials, comments, feedback and any other information. The site administration does not guarantee the accuracy of reviews added by the visitors. Not responsible in case of placement of inaccurate or incorrect information and shall be exempt from compensation of any damages due to these actions. All comments and feedback are laid out in that volume, the form and content as it was provided by Users of the Website. The Administration does not contradict the Russian legislation. Website user is solely responsible for all posted and published materials.