ENG | RUS | ESP | DE | FR
Worldaggressor.comWorldaggressor.com
joomla templates

Регистрация

*
*
*
*
*
*

Fields marked with an asterisk (*) are required.


Login the account in the social network.

Login the account in the worldaggressor.com
You are not permitted to view this content.
You are not permitted to view this content.
Login/Registration Login or Registration

Политика

05/12/2019 - 07:15

Президент США Дональд Трамп прибыл в Лондон на саммит НАТО в самый ответственный и чувствительный момент.

Оскорбительное заявление французского президента Макронао том, что Организацию Североатлантического договора поразила «смерть мозга», спустя десятилетия после того, как утратила актуальность ее официальная цель – защита Запада от СССР, когда вооруженные силы альянса прочно увязли в чудовищных военных действиях в Афганистане, а входящая в НАТО Турция угнетает курдский народ, затронуло многих за живое.

Но для Великобритании присутствие самой влиятельной политической фигуры в мире является еще более судьбоносным. Его тяжелая поступь связана с одной из самых важных проблем всеобщих выборов в Парламент – какими будут отношения Британии и США и, в частности, как эти новые отношения отразятся на судьбе «национальной гордости» страны, Национальной службы здравоохранения Британии (NHS).

И все же, хотя почва была идеально подготовлена для этого драматического события, национальные дебаты внезапно повернули свое острие в другую сторону, на восток. Просочившиеся в СМИ документы о проникновении США в NHS, опубликованные Лейбористской партией 27 ноября, указывают, по мнению исследователей из консалтинговой компании Graphika, на некую российскую активность. Предварительная проверка документов, гласит отчет группы, свидетельствует о наличии сходства с предыдущими российскими операциями.

Подозрения без доказательств

По данным газеты Daily Telegraph, которая настойчиво продвигает эту версию, снабжая ее дополнительными комментариями, «…независимые исследователи говорят, что документы содержат «призрак иностранного влияния», поскольку были опубликованы в интернете с использованием методов, которые полностью повторяют предыдущую российскую компанию по дезинформации».

Расследование Graphika возглавляет Бен Неммо, бывший сотрудник Института государственного управления, финансируемой государством организации, стоящей за печально известным проектом «Integrity Initiative». Эта инициатива оказалась в центре скандала в 2018 году, когда выяснилось, что она опубликовала в Интернете компрометирующие сведения о лидере британских лейбористов Джереми Корбине. В прошлом году департамент правительства Шотландии, отвечающий за регулирование деятельности благотворительных организаций, обрушился на Integrity с критикой за нарушение моральных и общественных норм.

The Guardian и несколько других ведущих СМИ подхватили эту историю и украсили ее, вместо каких бы то ни было доказательств, дополнительными «призрачными деталями», взяв цитату из заявления Ниммо, где он утверждает, что способ распространения документов «очень напоминает российскую активность».

Неммо заявил: «По нашему мнению, первоначальные усилия по созданию утечки информации об NHS очень похожи на методы, использованные в прошлом в ходе известной российской операции Secondary Infektion (вторичное заражение)». Впрочем, он добавил: «Однако, у нас нет достаточных данных, которые позволили бы сделать окончательные выводы по этому вопросу».

Другими словами, доказательств просто не существует. Одни только спекуляции, догадки человека, хорошо известного своей связью с организациями, выдвигающими неподтвержденные обвинения по поводу российского вмешательства.

Универсальная клевета

Утверждения о российском вмешательстве в западную демократию и влиянии на политиков уже давно стало неотъемлемой частью политической жизни. За этим стоит простой принцип: с точки зрения сторонников статус-кво растущая нестабильность Запада не может объясняться внутренними изъянами или противоречиями, следовательно, должны быть внешние действующие силы.

Вопрос заключается не в том, заинтересованы ли российские лидеры в дальнейшей дестабилизации Запада с помощью таких факторов как «брекзит», Трамп, Корбин или даже независимость Шотландии. Возможно, так и есть, хотя это не обязательно прямая заинтересованность. Не имеет принципиального значения и то, станут ли они предпринимать усилия по дестабилизации с помощью средств массовой информации или агитационных компаний в Интернете, тайных или открытых. Все  государства в  нынешней  глобальной системе ведут себя подобным образом.

Вопрос в том, насколько граждане готовы позволить подозрениям в отношении недружественных действий России (которые,  как правило, гораздо менее масштабные и эффективные, чем заявляют некоторые из наиболее истеричных наблюдателей) подавить остатки политического инакомыслия в таких странах как Великобритания и Соединенные Штаты.

Короче  говоря, опасность вторжения США в публичную сферу деятельности Национальной службы здравоохранения Британии гораздо важнее, чем попытки России, реальные или воображаемые, пролить свет на этот факт по каким-то не вполне ясным причинам.

Кроме того, каждый очередной успех в этой кампании клеветы, которая сознательно культивируется государством, средствами массовой информации и частно-корпоративными субъектами, приведет к новым угрозам для политических свобод и демократического инакомыслия. Как будто специально, чтобы подчеркнуть это, член парламента Соединенного Королевства и официальный представитель министерства обороны Стюарт МакДональд, который неоднократно предупреждал о якобы имеющем место влиянии России на шотландское движение за независимость, разместил отчет Graphika  в своем твиттере и одобрил содержащиеся в нем выводы.

Существует ли иностранная угроза, и какая именно?

Вероятно, нет никаких убедительных доказательств того, что за опубликованными документами стоит Россия. Проблема вмешательства США в деятельность NHS, от которой призвана отвлечь общественное мнение очередная клевета в адрес России, гораздо более серьезна.

На вопрос по поводу заинтересованности США в приобретении NHS, заданный 3 декабря, Трамп ответил: «Нет, нет, нет, ничего подобного, я не имею к этому никакого отношения, никогда даже не думал об этом. Я даже не знаю, откуда пошел этот слух, мы не хотим иметь с этим ничего общего».

В то же время, слухи начались со слов самого Трампа на пресс-конференции с Терезой Мэй в начале этого года. Он сказал тогда: «Когда речь идет о торговле, никакие варианты нельзя заранее исключать. Будь то NHS или что-либо другое».

Министр иностранных дел Доминик Рабб также признал, что у Британии после выхода из ЕС будет мало рычагов, чтобы ограничить коммерческую деятельность США, заявив Sky News в ответ на вопрос о том, могут ли крупные корпорации США повысить цены на лекарства в стране: «Американцы сами примут свои решения».

Сам Рабб, как и многие лидеры консерваторов, не раз призывал к гораздо более активному участию частных компаний в деятельности Национальной службы здравоохранения Британии, и без того частично расчлененной в результате нескольких лет приватизационных инициатив.

Часть нынешней саги о «брекзите» явно связана с вопросом, сохранит ли Британия тесные связи с германской сферой влияния в Европейском Союзе или будет стремиться к дальнейшему сближению с Соединенными Штатами.

Таким образом, у британцев имеется много вполне обоснованных вопросов по поводу судьбы NHS, а также будущего торговых отношений с США и Евросоюзом. В интересах истины они не должны быть похоронены под спудом непрекращающейся компании по запугиванию населения российским вмешательством, которое, даже если и оно имеет место, гораздо менее важно для населения британских островов, чем эти насущные проблемы.

05/12/2019 - 04:58

Си Цзиньпин называет Владимира Путина своим «лучшим другом».

Они только что вместе открыли новый газопровод.

И построили мост.

Дружба Китая и России все больше тревожит США.

В последнее время у приграничной реки Амур много чего происходит. Это историческая земля. Именно у этой реки в 1969 году разразились бои между Китаем и Советским Союзом, и в худшем случае они могли положить начало ядерной войне.

Но сейчас события тут носят более мирный характер. В пятницу завершилось строительство первого моста между Китаем и Россией. Этот мост протянулся на целый километр над Амуром, соединяя российский Благовещенск и китайский Хэйхэ.

Это важный символ стремительного улучшения отношений и торговли между двумя географическими гигантами.

Но у китайского лидера Си Цзиньпина и российского президента Владимира Путина есть не только общий мост. Они запустили «Силу Сибири» — газопровод более 3 000 километров длиной. По нему природный газ из Северной Сибири будет поступать в страдающий от нехватки энергии Китай.

Си и Путин хорошо друг друга знают: «Мой лучший друг»

В режиме телемоста Си и Путин приняли участие в запуске трубопровода, когда по трубам пошел первый газ. Это стало результатом договора, который российский лидер заключил с китайцами в мае 2014 года.

Тогда Россия только что аннексировала украинский полуостров Крым, и против нее ввели санкции США и ЕС. России нужно было обеспечить новых покупателей для своих огромных запасов природного газа. Китай охотно отозвался.

Сейчас двое лидеров знают друг друга очень хорошо. Когда Си Цзиньпин приезжал этим летом Москву, он сказал: «В России я бываю чаще, чем в любой другой стране, а президент Путин — мой лучший друг и коллега».

Речь идет о 26 визитах. Газопровод — проект, который выгоден обоим. Россия не хочет, чтобы ее газовый экспорт зависел от Европы, и много сил вкладывает в развитие связей с Востоком. Китай же хочет снизить зависимость от угля, и в следующем году, по расчетам, должен стать крупнейшим в мире импортером природного газа.

«То, что Китай и Россия объединяются таким образом, свидетельствует, что миропорядку во главе с США есть альтернатива», — считает Эрика Даунс (Erica Downs) из Колумбийского университета.

Отношения то улучшались, то ухудшались

Эти теплые отношения, конечно, не укрылись от Вашингтона. «Китай и Россия сблизились больше, чем когда-либо с середины 1950-х годов», — написал, например, тогдашний руководитель американской разведки Дэн Коатс (Dan Coats) в своем анализе в январе этого года.

Отношения между Пекином и Москвой знавали то хорошие, то плохие времена, с тех пор как в 1949 году появилась Китайская народная республика. Советский Союз под руководством Иосифа Сталина стал первой страной, признавшей новый коммунистический режим. Но затем отношения резко ухудшились, когда СССР возглавили преемники Сталина — сначала Никита Хрущев, а потом Леонид Брежнев.

В 1969 году начались столкновения, и вместо Советского Союза Китай тремя годами позже распахнул двери для США. Это случилось после исторического визита Ричарда Никсона в Пекин в феврале 1972 года. Китай еще несколько десятилетий развивал отношения с Вашингтоном.

Но в последние годы и у России, и у Китая ухудшились отношения с США. На Россию давят санкции Запада, а между Китаем и Соединенными Штатами идет дорогостоящая торговая война с высокими штрафными пошлинами. Вот почему Россия и Китай вновь нашли друг друга.

И пока США вводили ограничения на работу Huawei, Россия подписала с китайским гигантом контракт на строительство сети 5G. США видят в Huawei угрозу, а вот Россия — нет.

Военное сотрудничество стало интенсивнее, чем раньше

Также Россия пытается избавить свою экономику от влияния доллара и увеличила долю китайской валюты, юаня, в своем валютном резерве.

Не менее важно, что страны ведут более интенсивное военное сотрудничество, чем раньше. Россия ослабила прежние ограничения на экспорт в Китай продвинутой военной техники, а в прошлом году пригласила китайских военных участвовать в масштабных военных учениях — впервые в истории.

В октябре Путин сообщил, что Россия поможет Китаю построить продвинутую противоракетную оборону, чтобы заблаговременно обнаруживать межконтинентальные ракеты.

«Это серьезно улучшит оборонный потенциал Китая», — сказал Путин.

Но хотя Путин любит играть мускулами на международной арене, невозможно не заметить, что по сути это глубоко неравные отношения. Китайская экономика в восемь раз больше российской.

Сейчас ситуация обратна той, что сложилась во времена союзничества Сталина и Мао в начале 1950-х годов. Российский оппозиционный политик Алексей Навальный предостерегает, что Россия может впасть в излишнюю зависимость от Китая.

«То, что Путин сегодня делает, определенно превратит следующего российского лидера в заложника этой политики по Китаю, и будет гораздо сложнее вести сотрудничество с этой страной так, чтобы это было выгодно России и ее населению», — сказал он The Economist.

Или, как иногда говорят в России: оптимист изучает английский язык, пессимист — китайский.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

05/12/2019 - 01:15

Уинфилд-хаус, Лондон, Соединенное Королевство.

Президент Трамп: Благодарю вас. Я рад встрече с президентом Франции [Эммануэлем] Макроном. Мы уже достаточно долго общаемся, и у нас очень хорошие отношения. Мы уже обсуждали определенные темы, и у нас будет долгий разговор.

Прежде чем мы начнем, я хотел бы в первую очередь — я хотел бы отдать дань уважения тем великолепным солдатам, которых вы потеряли в Мали — 13 солдат, и вертолеты. Это очень печально. Мне доложили об этом. Мы обсудили это. Прошу вас, передайте мои соболезнования семьям погибших и всей Франции. Они были отличными солдатами. Вы проделали фантастическую работу в этой стране. Это очень суровое место. И мы высоко это ценим.

Мы будем обсуждать множество тем, включая НАТО и торговлю. Мы ведем активную торговлю с Францией, и у нас возник небольшой спор. Думаю, нам, возможно, удастся его разрешить. Но у нас очень прочные торговые отношения, и я уверен, что спустя короткий период времени все будет выглядеть очень хорошо, будем надеяться.

Обычно у нас двоих все так и получается. Мы все решаем. У нас есть много хорошего. Вместе мы сделали много хорошего, будучи партнерами. Наши страны были партнерами во множестве успешных начинаний, включая начинания, касающиеся радикального ислама. И все всегда получалось. Поэтому я с нетерпением жду начала нашей беседы.

Мы достигли большого прогресса за первые 25 минут, и мы намереваемся достичь большого прогресса за следующий час, возможно, полтора часа. Большое спасибо, друг мой.

Президент Макрон: (Говорит на французском, перевод неслышен)

Президент Трамп: Хорошо. Благодарю вас.

Вопрос: Президент Трамп, теперь вы лучше понимаете то, что президент Макрон говорил о НАТО?

Президент Трамп: Мы только начали обсуждать НАТО. И что мне нравится в НАТО — что многие страны увеличили расходы, я полагаю, по моему требованию. И вы тоже близки к необходимому уровню. Они увеличили расходы, и они вложили много денег. Я вам говорил, что это 130 миллионов долларов — 130 миллиардов долларов. Это много.

И теперь они снова увеличивают расходы. Очень скоро это будет уже 400 миллиардов долларов — у нас обязательства на 400 миллиардов долларов. Мы только что встретились с генеральным секретарем [НАТО]. Он хотел обсудить ряд очень важных вопросов. И я обсудил с ним вопрос гибкости, чтобы мы концентрировались не на одном регионе — мы с вами постоянно это обсуждаем, — мы должны работать со всеми регионами мира, потому что альянс НАТО сегодня сильно отличается от того, чем он был раньше. Несомненно, он сильно изменился за последние три года.

Таким образом, многие страны увеличивают расходы и вкладывают много денег. В настоящий момент сумма составляет ровно 131 миллиард долларов — это за год. И это огромные деньги, но их недостаточно. Страны повышают расходы, и в соответствии с их обязательствами сумма должна быть 400 миллиардов долларов.

Альянс НАТО двигался в неверном направлении три года назад, он двигался к упадку. Если посмотреть на график, альянс достиг той точки, после которой, я считаю, он больше не смог бы долго существовать. Теперь альянс стал очень сильным, и он становится все сильнее. Многие страны придерживаются ориентира в 2%. И в конечном счете, я думаю, нам удастся получить эти 2%.

Я думаю, что мы с президентом понимаем, что нам нужно больше гибкости — думаю, мы оба с этим согласны, — чтобы мы могли использовать эти средства для решения других задач, а не концентрироваться только на одной стране. Многие говорят, что изначально НАТО была призвана противостоять Советскому Союзу, а теперь России. Но перед нами стоят и другие задачи, которые мы должны решать, будь то радикальный исламистский терроризм или стремительный рост Китая. Есть масса других проблем.

Поэтому альянс НАТО становится другим, он становится больше, чем он был, сильнее, чем он был, потому что теперь страны-члены выполняют свои обязательства. Есть страны, которые до сих пор не выполняют свои обязательства, и нам придется с ними разбираться. Возможно, я буду воздействовать на них посредством торговли. Возможно, я буду воздействовать на них как-то иначе. Я что-нибудь придумаю, чтобы они заплатили.

Понимаете, мы не хотим, чтобы какие-то страны уклонялись от своих обязательств. Я не думаю, что справедливо нас вмешивать — включая Францию, кстати, — и есть страны, которые не платят свою долю. Знаете, они платят меньше 1%. Есть страны, которые платят меньше 1%. Это несправедливо.

Итак, альянс НАТО достиг значительного прогресса за последние три года, и слово «гибкость» имеет очень большое значение. Теперь мы не концентрируемся на одном месте. Мы сморим на весь мир. И это очень важно. Для меня это очень важно.

Прошу вас.

Президент Макрон: Я знаю, что мои заявления вызвали бурную реакцию и задели множество людей. Но я не изменил своего мнения. И я должен сказать, что нам необходимо посмотреть на то, чем является НАТО и чем этот альянс должен быть. Во-первых, это распределение бремени. И президент Трамп только что напомнил вам о некоторых цифрах и о том, что десятилетие за десятилетием США вкладывали больше средств, чем все остальные страны, и что в этом смысле они намного опережают остальных.

И я согласен с этим его высказыванием. Именно поэтому я являюсь решительным сторонником усиления европейского компонента НАТО — именно этим мы сейчас занимаемся. Если говорить о распределении бремени, то мы инвестируем 1,9% нашего ВВП. Мы увеличиваем наш ВВП. (Не слышно).

Но когда мы говорим о НАТО, речь идет не только о деньгах. Мы должны проявлять уважение, это наши солдаты. Главное бремя, которое мы делим, главная цена, которую мы платим, — это жизни наших солдат. И я искренне убежден, что в нынешних обстоятельствах мы действительно платим то, что должны, за нашу коллективную безопасность.

Когда я смотрю на ситуацию в Сирии, в Ираке, а также в Сахеле (природная зона Африки, с юга примыкающая к Сахаре — прим. ред.), я вижу, что Франция там определенно присутствует. Первое, о чем я хочу сказать, — что сегодня мы должны внести ясность в нашу стратегию. Невозможно просто сказать: «Мы должны вложить деньги, мы должны отправить наших солдат». Мы должны четко понимать фундаментальные принципы того, что из себя должен представлять альянс НАТО. Сегодня этого пока нет. А как насчет мира в Европе? Я хотел бы это прояснить.

После принятия решения о расторжении Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности нам придется создать нечто новое. Потому что сейчас это обернулось рисками для Германии, Франции и многих европейских стран, поскольку теперь нам угрожает опасность со стороны новых российских ракет. Нам необходимо это преобразование. И я хотел бы, чтобы европейский компонент стал частью будущих переговоров по новому соглашению о ракетах промежуточной дальности.

Когда мы говорим о враге альянса НАТО, какова цель? Защитить наших партнеров от внешних угроз. Франция сделает это, и мы проявим полную солидарность с восточными и северными государствами Европы. Но сегодня общий враг — это террористические группировки, как мы уже упоминали. И мне жаль, что сегодня у нас нет единого определения терроризма, с которым были бы согласны все.

Когда я смотрю на Турцию, — сейчас они сражаются против тех, кто сражается вместе с нами, кто сражался вместе с нами плечом к плечу против ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.). А иногда они даже сотрудничают с марионетками ИГИЛ. Это важный вопрос, это стратегический вопрос. Если мы будем обсуждать только то, сколько мы платим, и не будем открыто обсуждать ситуацию, значит, мы настроены несерьезно. Мы несерьезны по отношению к нашим солдатам, мы несерьезны по отношению к нашим народам. В этом и заключается причина того, что я выступил с теми своими заявлениями.

Я действительно считаю, что нам необходимо внести поправки в нашу стратегию: как можно обеспечить устойчивый мир в Европе? Кто сегодня является врагом? Давайте открыто обсуждать и работать над этим вместе.

Я знаю, что мы придерживаемся единой точки зрения. Если США будут вкладывать меньше (неслышно), это будет означать более существенные инвестиции со стороны Европы (неслышно). Я с этим согласен. Чтобы успешно бороться с террористическими группировками, нужно четко определить, что это за группировки, не должно быть никакой двойственности. Я думаю, мы это сделаем.

Президент Трамп: Я хотел бы также сказать — я хотел бы сказать, что вы проделали фантастическую работу в Африке, и вы были вовлечены в ситуацию в большей степени, чем многие другие. Это была фантастическая работа. Я ценю, что вы упомянули, что в течение нескольких десятилетий США платили непропорционально много для поддержки НАТО. А другие страны платили слишком мало — страны, которые извлекли непосредственную выгоду из членства в альянсе и из действий США.

И сейчас мы это меняем, и это очень важно. Но мы остаемся очень важным игроком. Я думаю, что без нас НАТО не будет таким, какая она сейчас, как мы уже обсуждали — долго обсуждали. Сегодня утром мы обсуждали это с генеральным секретарем [Йенсом] Столтенбергом. Но мы поддерживаем вас на 100%. Все эти деньги, которые удалось собрать, все эти страны, которые внезапно решили увеличить расходы, — очень приятно это видеть.

Но я считаю, что сейчас у нас на самом деле другая задача. Мы смотрим на гораздо более широкую картину. И она включает в себя — вы упомянули Ирак, но она также включает в себя Иран. Думаю, если вы посмотрите на то, что происходит в Иране, — там массовые восстания. Протесты идут по всей стране. И они убивают множество людей. Об этом знают все. Именно поэтому они отключили свои интернет-системы, чтобы никто ничего не узнал.

Но если представители прессы поедут туда — я думаю, сейчас прессе будет очень трудно туда попасть, честно говоря. Но там убивают много людей.

Но за последние три года альянс НАТО многого добился, и мы этим очень гордимся, потому что мы являемся его частью. НАТО выполняет фантастическую работу, если все вовлечены. Если кто-то не вовлечен, — я действительно считаю, что президент [Макрон] в значительной мере вовлечен и что ему нравится идея НАТО, но он также хочет, чтобы этот альянс использовался должным образом. Если его использовать неправильно (мы все с этим согласны, верно?), ничего хорошего не выйдет.

Итак, у нас была очень содержательная дискуссия. Как вы знаете, позже мы встретимся с представителями множества стран. И они действительно увеличивают свой вклад — в большинстве своем они увеличивают свой вклад. Есть пара стран, которые этого не делают, и мы должны разобраться с ними иным образом.

Возможно, как я уже говорил, мы разберемся с ними посредством торговли. У нас очень большие возможности в области торговли. Они зарабатывают состояния благодаря США, и они не платят по счетам. Это нехорошо. Но альянс НАТО добился больших успехов за последние три года, и он стал очень сильным. Я думаю, он очень и очень сильный. И я думаю, что он стал немного более справедливым по отношению к США, потому что сейчас у нас есть возможность немного уменьшить свои расходы. Мы платим 4-4,3% от крупнейшего ВВП в мире. Никто никогда не платил такой процент от такого ВВП, а мы сейчас его платим. Остальные даже близко такого не делают. А другие страны платят 1%. Некоторые платят меньше 1% от очень маленького ВВП. Это несправедливо. А если их атакуют, мы должны будем их защищать. Но это несправедливо. Итак, было внесено много изменений.

Фил, продолжайте.

Вопрос: Г-н президент, что вы можете сказать г-ну Макрону касательно американских технологических компаний? И каким образом вы будете решать, в отношении каких продуктов французского производства вы можете ввести дополнительные тарифы?

Президент Трамп: Мы сейчас над этим работаем. Мы это обсуждали. Я надеюсь, мы сможем прийти к какому-то решению. Возможно, нет. Может быть, мы сделаем это посредством налогов. Понимаете, мы легко можем это сделать посредством налогов.

Но технологические компании — понимаете, это американские технологические компании — вы говорите о технологических компаниях. Я их не очень люблю, потому что мне с ними трудно, но это ничего. Неважно. Это американские компании. И мы хотим собирать налоги с американских компаний, Фил. Это важно. Мы сами хотим получать от них налоги. Никто другой не может облагать их налогами.

И, как президент [Макрон] знает, мы уже ввели налог на вино, и мы наметили себе и другие налоги. Мы предпочли бы этого не делать. Но так и будет. То есть мы либо урегулируем ситуацию, либо мы договоримся о каком-то взаимовыгодном налоге. И это будет довольно высокий налог. Я не уверен, что до этого дойдет, но может дойти.

Вопрос: Г-н президент, обещала ли Франция предпринять какие-то шаги, чтобы забрать некоторых иностранных боевиков, находящихся в Сирии?

Президент Трамп: Сегодня я не задавал этот вопрос президенту. Я спрашивал его об этом некоторое время назад. У нас огромное количество захваченных в плен боевиков — боевиков ИГИЛ — в Сирии, и они находятся под замком. Но многие из них приехали туда из Франции, многие — из Германии, многие — из Соединенного Королевства. Они в основном из Европы. И некоторые страны согласны с этим. Я не обсуждал с президентом этот вопрос. Не хотели бы вы забрать несколько милых боевиков ИГИЛ? Я могу вам их отдать. Вы можете забрать всех, если хотите.

Президент Макрон: Давайте будем серьезными. Огромное количество боевиков, воюющих в тех районах, — это боевики ИГИЛ из Сирии, из Ирака и других стран региона. Я согласен с тем, что некоторые иностранные боевики действительно приехали туда из Европы, но таких боевиков очень мало, и они являются лишь крохотной частью той проблемы, с которой мы сталкиваемся в этом регионе.

Я считаю, что нашим важнейшим приоритетом — потому что пока мы не решили эту проблему, — должно стать уничтожение ИГИЛ и всех этих террористических группировок. Это наш приоритет номер один. И пока мы не справились с этой проблемой. Я с сожалением говорю об этом. Да, в этом регионе — в Сирии и теперь в Ираке — еще остаются боевики, множество боевиков. И крайне нестабильная ситуация в регионе в целом осложняет задачу борьбы против ИГИЛ.

Во-вторых, некоторые из этих иностранных боевиков находятся (неслышно) в Ираке, потому что они действуют именно в этом регионе. Мы будем работать в рамках индивидуального подхода. Мы уже разработали гуманитарный подход в отношении детей, и в данном случае мы будем придерживаться индивидуального подхода.

Но, с моей точки зрения, самой главной задачей в этом регионе является завершение войны против ИГИЛ. Не стоит заблуждаться: ваша главная проблема — не иностранные боевики. Главная проблема — это боевики ИГИЛ в регионе. И сегодня таких боевиков становится все больше из-за сложившейся ситуации.

Президент Трамп: Вот почему он великолепный политик. Это один из самых блестящих «неответов», которые я когда-либо слышал. Все нормально.

Президент Макрон: Потому что иногда возникает соблазн у американской стороны — я не имею в виду президента Трампа, скорее прессу, — сказать: «Это ответственность Европы». Я с огорчением об этом говорю. Там есть некоторое количество наших людей, но, если вы не принимаете во внимание реальную ситуацию, то есть важнейшую проблему, — вот почему мы начали обсуждать наши отношения с Турцией. Я думаю, двойственность со стороны Турции в отношении этих группировок нанесет ущерб всем, кто находится на местах.

Президент Трамп: На самом деле Франция забрала несколько иностранных боевиков. Но у нас очень много боевиков. Мы взяли в плен множество людей. 100% пойманных нами людей — это члены халифата, но вы же понимаете, что постоянно прибывают новые. Мы отправили туда небольшой контингент, и мы ликвидировали еще одну часть ИГИЛ. Мы не хотим, чтобы повторилась ситуация, возникшая при президенте Обаме, когда ИГИЛ перестроила себя и стала еще сильнее, чем была. Мы не хотим, чтобы это произошло.

И, как я уже говорил ранее, мы захватили нефть. Нефть теперь у нас. Мы полностью контролируем нефть, и они не смогут ее использовать. Они используют эту нефть, чтобы обогащаться, чтобы зарабатывать деньги. Она была основным источником их доходов. И они получают пожертвования. А теперь у нас есть список того, откуда поступают эти пожертвования, что крайне важно. Люди делают пожертвования, можете в это поверить? Некоторые из этих людей богаты, и они делают пожертвования. И у нас есть эти списки.

Мы многое узнали. Знаете, когда мы поймали аль-Багдади, это было очень большим достижением. Когда мы его убили, мы получили огромное количество информации, мы получили массу ценной информации. Сейчас многое происходит. И Франция очень помогает, должен вам сказать. Они очень хорошо помогают. Давайте продолжим. Есть еще вопросы?

Вопрос: (Говорят на французском, перевод неслышен)

Президент Макрон: (Говорит на французском, перевод неслышен)

Президент Трамп: В целом я согласен с таким ответом. Только я должен сказать, что я вступил в должность президента, когда Евросоюз зарабатывал 100 — 150 миллиардов долларов в год на дефиците торгового баланса США. Они зарабатывали деньги, мы теряли деньги. Поэтому мы были вынуждены пойти на какие-то справедливые меры — не жесткие, а справедливые. Мы теряли огромное количество денег.

Как вы знаете, Евросоюз занимает очень жесткую позицию в смысле барьеров. Это значит, что некоторые наши продукты попросту не могут попасть на их рынок — это касается в том числе сельскохозяйственной продукции. Эта продукция попросту не может попасть к ним. Мы не можем ее продавать. Между тем Евросоюз свободно продает свою продукцию в США и обычно не платит налоги или платит, но очень низкие.

Итак, вот проблемы, которые мы обсуждаем. Вот проблемы, над которыми мы работаем. И «цифровой налог» — наименьшая из них. От предыдущей администрации я унаследовал такую ситуацию, в которой Евросоюз — полагаю, он был создан отчасти по этой причине. Полагаю, он был создан по многим причинам, но отчасти его создали, чтобы извлекать выгоду из отношений с США. И они блестяще это делали. Честно говоря, это неправильно.

И я продемонстрировал это. Многие об этом не догадывались. И мы принимаем меры, у нас просто нет выбора. Потому что США не могут и дальше терять столько денег, сколько они потеряли за последние — буквально с момента создания Евросоюза. Полагаю, что мы что-нибудь придумаем. Как вы знаете, они хотят разговаривать с нами. Новый глава хочет разговаривать — по слухам, она очень уважаемая женщина. Я с нетерпением жду встречи с ней. Они хотят встретиться.

Но у нас сложилась очень несправедливая ситуация в области торговли. В течение многих лет США теряли очень много денег, торгуя с Евросоюзом — миллиарды и миллиарды долларов. Если вас интересуют точные цифры, то более 150 миллиардов долларов ежегодно. Мы больше не хотим этого. И мы можем заключить сделку. Мы можем занять жесткую позицию. Мы могли бы решить эту проблему мгновенно, если бы захотели. Но я этого не хочу. Это наши друзья. Это люди, с которыми у нас сложились невероятно теплые отношения. И я уверен, что мы что-нибудь придумаем.

Вопрос: Ранее вы упомянули о протестах в Иране. США поддерживают протестующих в Иране?

Президент Трамп: Я не хочу комментировать эту ситуацию. Но ответ — нет. Но я не хочу комментировать это.

Вопрос: Г-н президент, вопрос о Турции. Президент Макрон только что сказал, что ему хотелось бы, чтобы США предпринимали больше усилий для сдерживания президента Эрдогана и прояснения характера отношений. Вы поддерживаете такие усилия со стороны других членов альянса, или же вы препятствуете этому?

Президент Трамп: Я только могу сказать, что у нас очень хорошие отношения с Турцией и президентом Эрдоганом. Я не могу говорить за президента Франции. Я имею в виду, что у нас очень хорошие отношения. Мы вывели наших солдат и сказали: «Теперь вы можете патрулировать свою границу. Меня не волнует, с кем вы будете это делать, но мы не станем отправлять своих солдат на патрулирование границы, борьба за которую идет уже 2 тысячи лет».

Мы вывели наших солдат. Мы отправили часть этих солдат охранять нефть там, где мы захватили контроль над нефтью. Теперь нефть в наших руках. Некоторых солдат мы вернули на родину, и мы планируем вернуть домой еще часть солдат. Некоторых мы отправили в другие районы. У нас очень хорошие отношения с Турцией.

Вопрос: Г-н президент…

Президент Макрон: Я хотел бы пояснить по Турции. Мы тесно сотрудничаем с Турцией — в вопросах безопасности, торговли, миграции. И существуют полноценные планы взаимодействия с Евросоюзом и Францией. Я уважаю всех лидеров, чтобы они ни говорили, даже если они говорят обидные вещи обо мне. Я уважаю их, и я никогда никого (неслышно).

Но сейчас это стало важным вопросом, который необходимо обсудить на этом саммите НАТО. Я думаю, что турецкая сторона должна предоставить нам разъяснения. Мы не в праве давать определения тому, что они делают. Но я считаю, что мы вправе потребовать объяснения как минимум по двум пунктам: как можно быть членом альянса НАТО, работать с нами, покупать нашу продукцию, быть интегрированным в нашу систему, и одновременно покупать у русских С-400? Технически это невозможно. Эти разъяснения должен дать нам президент Турции, если он хочет быть частью альянса.

Во-вторых, насколько я понял из заявлений турецкой стороны, они хотят блокировать все декларации этого саммита, если мы не согласимся с их определением террористических организаций, то есть если мы не назовем Отряды народной самообороны террористическими группировками, с чем мы не согласны. Необходимо дать разъяснения по этим двум пунктам, если они всерьез хотят быть членами альянса. Это мое мнение.

Президент Трамп: Вот зачем мы проводим эти встречи. Таковы наши вопросы. И мы обсудим их с президентом сегодня.

Вопрос: Г-н президент, введете ли вы санкции против Турции в связи с покупкой ракетных систем С-400?

Президент Трамп: В настоящее время мы рассматриваем этот вопрос, мы его обсуждаем. Как вы знаете, Турция хотела купить системы «Пэтриот», а администрация Обамы не позволила ей сделать это. Она разрешила им только тогда, когда Турция уже была готова купить другую систему. Но Турция долгое время очень хотела закупить системы «Пэтриот» — это наша система, это то, что использует НАТО, это отличная система. Но ей отказали. Поэтому, понимаете, у этой истории две стороны. Я должен это сказать. И скоро мы обсудим с Турцией ситуацию. Мы встретимся с Турцией совсем скоро и уже завтра.

Президент Макрон: Я хотел бы внести ясность. На самом деле Турция обсуждала с европейцами возможность покупки SAMP/T, и мы дали согласие на продажу SAMP/T. То есть Турция сама принимала решения. И один из наших (неслышно) объяснил отказом американцев несколько лет назад продать системы «Патриот». Это было решение Турции. Она приняла его, имея в качестве альтернативы европейский вариант, полностью согласующийся с требованиями НАТО. Но они решили не выполнять требования НАТО.

Вопрос: Г-н президент, премьер-министр [Соединенного Королевства Борис] Джонсон, насколько я понимаю, организует какую-то дискуссию касательно сирийского конфликта. Собираетесь ли вы принять участие в ней и встретиться с ним? Если нет, то почему?

Президент Трамп: Вы имеете в виду посла Джонсона?

Вопрос: Бориса Джонсона, премьер-министра.

Президент Трамп: Я думал, вы имели в виду Вуди Джонсона (Woody Johnson).

Вопрос: Нет.

Президент Трамп: И я бы сказал: «Боже, он быстро поднялся». Где Вуди? Он здесь? Это его дом. Я не верю, что его здесь нет. Да, мы встретимся с премьер-министром Джонсоном очень скоро. Я скоро его увижу. Мы соберемся на Даунинг-Стрит, 10 — это потрясающее место, как вы знаете. И мы будем обсуждать там массу различных вопросов.

Вопрос: Можете ли вы как-то прокомментировать нападение на лондонском мосту, произошедшее несколько дней назад? В ваш первый день в Лондоне…

Президент Трамп: Нет, я не стану комментировать нападение на лондонском мосту. Я могу лишь сказать, что я горжусь теми людьми, которые схватили преступника — они совершили потрясающий поступок, подобно пожарным и так далее. Они совершили удивительный поступок. Преступник был очень жестоким, вы сами это видели. Я имею в виду, что его нападение попало на камеру. Я думаю, эти британские граждане — то, как они вмешались, было невероятным. Это замечательно.

Ужасное происшествие. Ужасное нападение. Множество людей пострадали. Полагаю, трое или четверо погибли. Уже четверо, верно? Ужасно. Я знаю, что это теракт. Эту атаку уже назвали терактом. Радикальный исламистский терроризм, кстати. Это очень печально. Но то, как те люди вмешались, — это нечто особенное.

Вопрос: Г-н Трамп, вопрос о России. Г-н Макрон утверждает, что Россию не стоит называть противником НАТО. Вы с этим согласны? Считаете ли вы, что Россия — враг? И, г-н Макрон, кого вы сегодня считаете врагом?

Президент Трамп: Я не думаю, что он действительно в это верит. Я думаю, что мы нормально общаемся с Россией. Я думаю, мы можем поладить с Россией. Я думаю, что вы согласны, что мы можем поладить с Россией. Прежде мы уже обсуждали это. Но, несомненно, мы должны быть готовы. Кто бы это ни был — Россия или кто-то еще, — мы должны быть готовы. Но мы с ним [Макроном] придерживаемся очень похожих точек зрения в этом вопросе. Я думаю, мы оба полагаем, что мы можем поладить с Россией. Я думаю, что наладить отношения с Россией — это хорошо. Я говорил об этом во время своей предвыборной кампании. Я говорил это на огромных стадионах, и людям это нравилось. Я думаю, что российскому народу тоже этого хотелось бы. Из этого может выйти много хорошего. Но цель НАТО может быть гораздо более масштабной. И именно в этом вопросе мы демонстрируем гибкость в течение последних двух лет.

Президент Макрон: (Говорит на французском, перевод неслышен)

Вопрос: (Говорят на французском, перевод неслышен)

Президент Макрон: (Говорит на французском, перевод неслышен)

Вопрос: (Говорят на французском, перевод неслышен)

Президент Трамп: Я думаю, что ситуация на Украине очень важна. Я думаю, что встречи с представителями России и Украины очень важны. Существует вероятность того, что удастся достичь существенного прогресса. Это имеет большое значение для Украины. Я думаю, это очень важно и с позиций России, чтобы они составили договор, чтобы они договорились о мире, потому что они уже очень долго воюют. И я думаю, что есть очень хороший шанс этого достичь.

Что касается ядерного оружия, я разговаривал с президентом Путиным. Он искренне хочет, как и мы, составить некое соглашение по ядерному оружию, к которому, вероятно, в какой-то момент присоединится Китай. В этом соглашении будут участвовать Китай и некоторые другие страны. Однако мы намерены посмотреть, можем ли мы что-то предложить, чтобы остановить распространение ядерного оружия, остановить то, что творится сейчас, потому что мы много всего производим и обновляем. Честно говоря, ситуация с ядерным оружием не очень хорошая. Мы вышли из договора, потому что другая сторона не выполняла его требования. Но они хотят заключить договор, и мы хотим, и я думаю, что это было бы замечательно. Честно говоря, я думаю, что это стало бы одним из важнейших наших шагов.

Поэтому мы собираемся работать с Россией над договором, и мы сосредоточимся на ядерном оружии и ядерных ракетах. Мы считаем, что у нас может что-то получиться. Мы думаем, они тоже хотят это сделать. Мы знаем, что они этого хотят. Мы тоже этого хотим. Я разговаривал с китайцами об этом во время наших переговоров по вопросам торговли. Они продемонстрировали желание участвовать в этом. То есть в этой сфере может произойти нечто очень хорошее. Я думаю, это очень важно. Вся эта ситуация с ядерным оружием — это очень, очень важно.

Благодарю вас. Спасибо!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

04/12/2019 - 22:15

Полку российских политических заключенных в США прибыло. Теперь к их числу, скорее всего, присоединятся два сотрудника крупной российской компании, пытавшихся купить в Техасе важнейшее оборудование для уникальной нефтяной платформы Газпрома. Какую ошибку совершили задержанные — и как такие задачи решались Советским Союзом во время холодной войны?

Посольство России в Вашингтоне и адвокат Алексей Тарасов сообщили утром 4 декабря, что арестованный накануне в Саванне, штат Джорджия, россиянин Олег Никитин не признал свою вину. Минюст США обвиняет его, еще одного россиянина, двух итальянцев и американца в сговоре с целью обойти санкционный режим, мошенничестве и в отмывании денег. За все за это им грозит лишение свободы сроком до 20 лет.

Суть обвинений такова.

По версии Минюста США, Олег Никитин, руководитель питерской компании KS Engineering, специализирующейся на поставках оборудования для добычи полезных ископаемых и строительства, и его сотрудник Антон Черемухин коварно замыслили купить в США за 17,3 миллиона долларов газовую турбину Vectra-40G. Эта турбина была изготовлена для интеграции с газогенераторами для прямого привода мощных газовых компрессоров. «Доказательства в этом деле установили намерение российской компании использовать Vectra на российской арктической глубоководной буровой платформе», – сообщили в Минюсте США. «Намерение» – это в американской юриспруденции criminal intent, основа уголовного обвинения.

Пресловутая турбина попадает под санкции, конкретно под Международный закон о чрезвычайных экономических полномочиях (IEEPA) и Закон о реформе экспортного контроля от 2018 года (ECRA). Дополнительно «из соображений национальной безопасности» Министерство торговли США запретило любую нелицензионную доставку или передачу Vectra российской кампании. У них там есть длинный список, куда внесены конкретные наименования высокотехнологической продукции, которая не должна попадать в Россию. Это подзаконный акт, не привязанный напрямую к санкционным законам. С намерением обойти эти запреты, по версии Минюста США, Никитин и Черемухин вступили в сговор с руководителем зарегистрированной в Италии компании GVA International Oil and Gas Services (GVA) Габриэле Виллоне, работником этой организации Бруно Капарини и главой американской компании World Mining and Oil Supply (WMO) Дали Багру.

Американец Багру должен был купить саму турбину в Хьюстоне, Техас, на заводе фирмы Dresser Rand, где ее, собственно, и производят, и тут же перепродать итальянцам. Итальянцы заявляли американским контролирующим органам, что собираются использовать ее для какого-то проекта на территории США, в Атланте. Но вместе этого они собирались передать ее в собственность российской компании, которая, как утверждает Минюст США, «контролируется государством». Это расценивается как мошенничество. Обвинение в отмывании денег возникло из-за того, что и Багру, и итальянцы должны были получить свой посреднический процент. Отсюда и такая огромная сумма, в которую изначально заложены посреднические услуги, поскольку сама турбина стоит на порядок меньше.

Нормальная схема, известная и используемая с незапамятных времен. Еще не то СССР умудрялся покупать на Западе в куда более сложные периоды, включая максимальное обострение холодной войны. Только одна знаменитая история с высокоточными станками «Тошиба» чего стоит. Для того и нужны посредники.

Что такого в этой турбине, что из-за нее такой сыр-бор?

Во-первых, у нас таких не производят, что само по себе большое упущение программы импортозамещения. А с иностранными технологиями, которые позарез нужны, мы будем, как буквально на днях выразился президент Владимир Путин, делать «цап-царап». Он подчеркнул затем, что это шутка, но в каждой шутке…

Во-вторых, в России сейчас только одна платформа в Арктике, которая ведет добычу нефти на больших глубинах – «Приразломная», принадлежащая «Газпром нефть шельфу».

В последнее время на «Приразломной» проблемы, вплоть до периодической остановки добычи, а сам график добычи представляется собой пилоообразную кривую. То густо, то пусто. Последние три года летом «Приразломная» вовсе прекращает добычу нефти и занимается только ремонтными работами, поскольку основной массе оборудования на ней уже более 10 лет от роду, да и технологии уже ушли вперед.

Специалисты связывают происходящее именно с несовершенством оборудования, и на «Приразломной» планируется масштабный ремонт с переоснащением. Видимо, для этого и срочно понадобилась новая техасская Vectra, иначе объяснить столь грубую схему ее приобретения нельзя. Было бы дополнительное время на подготовку, наверняка придумали бы схему посложнее и менее прозрачную. Не два, а пять посредников. Не итальянцы, а, скажем, канадцы, которые сами постоянно что-то бурят в вечной мерзлоте. К тому же открытым остается вопрос, как и на чем они собирались вывозить турбину из США. Она внешне не очень крупная, но все-таки. Канада со всех точек зрения удобней.

При этом на «Приразломной» уже стоит одна искомая Vectra, которая была совершенно легально поставлена на тогда еще только строившуюся платформу в 2008 году техасским заводом-производителем. На нее даже есть сертификат технического регламента ЕАЭС.

Примечательно, что производящая компания Dresser Rand, хоть и расположена в Техасе, ни разу не американская. В 2014 году ее в ходе дружественного поглощения за 7,6 миллиарда долларов (с учетом погашения долга) выкупил немецкий концерн Siemens. При этом 4,99% акций Dresser Rand принадлежат российской компании «Ренова» Виктора Вексельберга. Тогда в 2014 году вексельберговская «Ренова» всерьез конкурировала с Siemens за поглощение техасского убыточного производителя энергооборудования. Компания Sulzer, в которой у «Реновы» 30,2% акций, участвовала в торгах, но победили в итоге немцы.

Интересно, как бы выглядела вся эта ситуация, если бы в 2014 году Вексельбергу удалось бы приобрести Dresser Rand? Одна российская компания покупала бы оборудование у другой российской компании, только физически находящейся на территории США. И на эту сделку, с точки зрения Минюста и Минторга США, также распространялись бы санкции. Фантасмагория глобальной экономики в условиях санкционного режима.

Питерская компания Олега Никитина – серьезный игрок. В 2016 году ее прибыль приблизилась к 1,5 миллиарда рублей. В 2017 году петербургское ООО «КС-Инжиниринг», гендиректором которой является Олег Никитин, согласно данным портала госзакупок, хотело поставить АО «ПО «Севмаш» (которое строило платформу «Приразломная») комплекс для прямой отгрузки нефти. Тендер тогда не был разыгран.

Вообще, на российском рынке поставок оборудования для нефтянки, как это не удивительно, очень серьезная внутренняя конкуренция и, возможно, Никитин решил проявить инициативу. Проблемы «Приразломной» и планы «Газпром нефть шельфа» по ее ремонту и переоборудованию – не военная тайна, все вертятся в одном кругу общения и друг друга знают, и Никитин мог рискнуть сыграть на опережение. Смотрите, а у меня уже есть турбина, которая вам так нужна. Это серьезное преимущество, если бы «Приразломная» объявила бы тендер на поставку оборудования.

Но это только предположение. С таким же успехом могла существовать и предварительная частная договоренность, но тогда преимущество компании Никитина на тендере стало бы уже недобросовестной конкуренцией, выключавшей других участников из серьезной борьбы за тендер.

В любом случае, предложенная схема для покупки санкционного высокотехнологичного продукта была уж слишком простой и откровенной, американские контролирующие органы были просто обязаны ее заметить.

Это тот самый случай, когда сапоги должен кроить сапожник, а приобретением оборудования и технологий, то есть, тем самым «цап-царап», должны заниматься те, кому это на погонах нарисовано. Еще не было случая, чтобы самодеятельность до добра доводила.

В советское время существовал Госкомитет по науке и технике (ГКНТ) и несколько профильных НИИ, которые аккумулировали заявки от промышленности, оценивали их и затем передавали по инстанции. Сейчас такой централизованной системы нет, но, по ряду данных, некоторые российские разведывательные резидентуры перегружены «промышленными» заявками, что многих раздражает. Люди приходят в разведку в массе своей с идеалистическими представлениями о своей работе. Они Родину идут защищать, а тут им надо заниматься «просьбами» бизнеса. Это воспринимается как непрофильная нагрузка.

Тем не менее, нет никаких сомнений в том, что, если бы этой несчастной турбиной занимались бы профессионалы, она давно бы уже нефть на шельфе качала. Скрипя шестеренками и нехорошо ругаясь по-английски, но качала бы, и никакой американский Минюст не подкопался бы. Требуется ли для этого возродить в какой-то более современной форме советскую систему ГКНТ – другой вопрос. Для этого может потребоваться совместить порой несовместимые интересы многих экономических субъектов, в том числе и частных, что и юридически непреодолимо, и технически сложно.

С другой стороны, таких вот казусов, как сейчас, хотелось бы в дальнейшем все-таки избегать. В какую-то другую историческую пору эта история осталась бы частным случаем, который удалось бы решить с американцами полюбовно, но сейчас все это прекрасно укладывается в общую схему «российского агрессивного поведения», и найти компромисс будет очень сложно. Потребуются очень серьезные усилия, чтобы арестованные в Саванне россияне не повторили бы судьбу Виктора Бута.

04/12/2019 - 15:15

К встрече В. Путина и А. Вучича в Сочи 4 декабря

Газопровод «Турецкий поток» будет запущен 8 января 2020 года. Об этом президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сообщил 30 ноября в провинции Эдирне на северо-западе страны во время торжественной церемонии открытия газопровода TANAP между Турцией и Азербайджаном. По словам турецкого лидера, в Стамбуле по этому случаю пройдут торжественные мероприятия.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил, что Владимир Путин откроет газопровод вместе со своим турецким коллегой.

Работы на территории Турции ведёт совместное предприятие «Газпрома» и турецкой трубопроводной компании BOTAŞ.

Ввод в эксплуатацию «Турецкого потока» будет означать изменение ситуации на энергетическом рынке не только в Турции, которая берёт на себя важные регуляторные функции в рамках данного проекта, но и на Балканах, и в Европе в целом. Балканские государства получают реальную возможность впервые в истории стать серьёзными игроками в сфере обеспечения энергетической безопасности континента. Кроме того, открываются широкие перспективы для создания комплексной интегрированной общеевропейской инфраструктуры поставок российского трубопроводного газа, включающей как широтные, так и меридиональные трубопроводы. Её осью должна стать предстоящая в 2021 году смычка систем газопроводов «Турецкий поток» и «Северный поток – 2».

Американская газета The Washington Post приводит в связи с этим показательное признание аналитика по вопросам нефтегазового сектора стран Европы, Ближнего Востока и Африки информационного агентства S&P Global Platts Эндрю Хилла, указывающего, что центральная роль России в мировых поставках газа становится очевидной: «Ориентируясь между европейскими рынками на Западе и быстро растущими китайскими рынками газа на Востоке, Россия не только создает новые источники доходов, но и подстраховывает себя, находит запасные варианты и укрепляет свои позиции стратегически».

«Газпром» сообщил о завершении работ по заполнению обеих ниток «Турецкого потока» ещё 19 ноября. Газ поступил в участки трубы от российского берега Чёрного моря в районе Анапы до приёмного терминала на побережье Турции рядом с населённым пунктом Кыйыкёй. К началу работы готовы компрессорная станция «Русская» и «участок берегового примыкания» на территории России.

Совокупная протяжённость подводного участка газопровода составляет 930 км, сухопутного – 180 км. Общая мощность двух ниток позволяет прокачивать 31,5 млрд кубометров газа в год. Одна из ниток предназначена для поставок газа турецким потребителям, вторая – для транзита голубого топлива в страны Южной и Юго-Восточной Европы.

В Европу газ из «Турецкого потока» пойдёт по трубопроводу, который сооружается на территории Сербии от границы с Болгарией до Венгрии. Это ветка протяжённостью 402 километра и пропускной способностью 12,87 млрд кубометров на входе и около десяти млрд кубометров на выходе. Генеральным заказчиком строительства выступает сербская компания Gastrans.

Наиболее быстрыми темпами в последние месяцы работы велись именно на сербском участке. По сообщениям из Белграда, строители проходящего через Сербию соединительного газопровода между Болгарией и Венгрией, куда будет подан газ из трубопровода «Турецкий поток», поставили европейский рекорд по скорости и сложности работ при прохождении под Дунаем. «Самый большой и значимый переход через реку Дунай, его протяженность – 1402 метра… Были некоторые сложности в связи со сложной геологией под Дунаем, встречались угольные слои, несмотря на это, переход был выполнен за 32 дня, работы проводились в штатном режиме, что является рекордом, – сообщил российским журналистам начальник производственно-технического управления Евгений Ульрих. – Этот переход через реку Дунай третий по величине в мире. Первый был построен в Новой Зеландии, второй в США, а третий здесь, причем наш переход первый подобный в Европе. Это европейский рекорд по строительству переходов под водными преградами методом direct pipe (проталкивание заранее сваренной трубы через подготовленные микротоннели)».

Министр горного дела и энергетики Сербии Александар Антич, со своей стороны, сообщил, что в 2020 году будет достроена компрессорная станция для подачи газа из газопровода «Турецкий поток» в Венгрию, строительство сербской ветки трубопровода идёт по плану и будет завершено в текущем году. Подготовка инфраструктуры в Болгарии для приёма газа из Турции должна быть завершена в первой половине 2020 года.

Президент Сербии Александар Вучич пообещал, что Сербия увеличит объёмы закупок газа в России и при поддержке «Газпрома» расширит подземное газохранилище «Банатский двор», одно из крупнейших в Юго-Восточной Европе. Эти планы и в целом перспективы российско-сербского сотрудничества в энергетической и других сферах будут обсуждаться 4 декабря на переговорах В. Путина и А. Вучича в Сочи.

04/12/2019 - 12:15
Кроме того, аналитики полагают, что картель сосредоточит свое внимание на росте добычи сланцевой нефти в США.

Фото: redhawkgroup

Многие аналитики ожидают, что ОПЕК и ее партнеры в ходе венской встречи продлят свое текущее соглашение о добыче на три месяца, отмечает CNBC. При этом аналитики JP Morgan ожидают дальнейших сокращений еще на 300 тыс. баррелей в день.

Аналитики JP Morgan заявили, что их базовый вариант заключается в том, что сделка будет предполагать сокращение на 1,5 млн баррелей в день, продленном до июня. Текущее соглашение между ОПЕК, Россией и другими производителями, не входящими в картель, предусматривает снижение на 1,2 млн баррелей в день. Срок действия этой сделки истекает в марте.

По словам аналитиков JP Morgan, они провели телефонную конференцию о перспективах сделки ОПЕК+ с управляющим директором и основателем Manaar Energy Джаафаром Аль-Тайем. По итогам этой беседы они заключили, что Manaar ожидает того, что ОПЕК пойдет на более глубокие сокращения. В компании полагают, что Саудовская Аравия опустит планку по добычи с нынешних 10,3 млн баррелей в день до 10 млн баррелей.

Сокращение, в свою очередь, повлечет за собой рост нефтяных цен, полагают эксперты.

Кроме того, Аль-Тай сообщил собеседникам в JP Morgan, что ОПЕК обеспокоена ростом активности “американских сланцевиков”, и не хотят больше играть им на руку.

Производство сланца в США выросло до 12,9 млн баррелей в день, в то время как ОПЕК и ее партнеры пытаются сдерживать объемы черного золота, направляющегося на рынок. Экспорт нефти из США в этом году также увеличился примерно на 1 млн баррелей в день, увеличив свою долю рынка за счет ОПЕК и других стран.

При этом по мнению экспертов JP Morgan, Саудовская Аравия хотела бы видеть более высокие нефтяные цены: ее фискальный “уровень комфорта” для краткосрочной марки Brent составляет около $60–$70 за баррель. При этом страна принимает на себя наибольшую нагрузку по сокращениям. И Эр-Рияд вполне может потребовать перераспределения нагрузки, полагают аналитики. Однако ситуацию может осложнить стремление России исключить из своей квоты конденсаты.

04/12/2019 - 12:15

Комитет по разведке Палаты представителей США опубликовал проект отчета об импичменте с обвинением президента Дональда Трампа в злоупотреблении властью. В отчете сообщается, что Трамп оказывал давление на Украину, которая должна была помочь ему победить на президентских выборах 2020 года, и впоследствии препятствовал попыткам Конгресса провести расследование, передает Украинская правда со ссылкой на The New York Times.

Как сообщает издание, доклад будет утвержден во вторник вечером и положит начало следующему этапу импичмента — дебатам демократов и консерваторов в Судебном комитете Палаты представителей.

В ходе дебатов будет решено, направлять ли проект статей об импичменте в Палату представителей на голосование. Если большинство членов Палаты проголосует за принятие статей об импичменте, Трамп лишится должности президента США. Затем дело будет передано в Сенат для судебного разбирательства. Отчет не содержит обвинений против президента. В нем представлены факты и обстоятельства, которые, по мнению авторов расследования, демонстрируют, что «президент Трамп воспользовался своими властными полномочиями для давления на Украину» в собственных политических интересах. Кроме того, авторы отчета утверждают, что после того, как широкой общественности стало известно о действиях, предпринятых Трампом, президент попытался «организовать беспрецедентные препятствия» правосудию, чтобы «скрыть свои правонарушения». Напомним, процедура импичмента Трампа была запущена в сентябре из-за разговора президента США с президентом Украины Владимиром Зеленским. Демократы считают, что Трамп пытался давить на украинского лидера в собственных политических интересах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

04/12/2019 - 12:15
Этот вопрос американский лидер поднял на встрече со своим французским коллегой.

Фото: MICK TSIKAS/ EPA-EFE

На встрече с Эммануэлем Макроном в Лондоне Дональд Трамп призвал французские власти отменить торговые барьеры против американских компаний. Речь, конечно же, шла и о цифровом налоге в том числе.

«Лидеры обсудили приоритеты предстоящего саммита НАТО, следующие шаги в энергетике и по Ирану. Президент Трамп отметил важность обеспечения Францией равных прав для американских компаний путем отмены торговых барьеров, включая налог на цифровые услуги», — говорится в сообщении пресс-службы Белого дома.

Впрочем, одними уговорами Вашингтон ограничиваться не намерен. Как писали ранее “Вести. Экономика”, Штаты намерены преподать строптивым французам урок, обложив 100%-ными пошлинами товары пятой республики на $2,4 млрд. Таким образом, под повышенные тарифы попадет вся фирменная продукция: сыры, вино, косметика и пр.

11 июля Сенат Франции принял законопроект о налогообложении крупнейших компаний, предлагающих цифровые услуги. Нормативный акт предназначен для предотвращения уклонения транснациональных технологических гигантов от уплаты налогов путем размещения штаб-квартир в странах с низким уровнем налогов в Европе. В результате 3%-м сбором обложили превышающие €25 млн французские доходы цифровых компаний с ежегодными глобальными продажами на сумму более €750 млн ($830 млн).

04/12/2019 - 02:08

Венгрия обратилась к России с просьбой объединить усилия для защиты прав языковых нацменьшинств на Украине, сообщил спикер Госдумы Вячеслав Володин. Будапешт уже давно жестко выступает против политики украинизации, ставя палки в колеса сотрудничеству НАТО и Киева. России будет выгодно объединить усилия с Венгрией по этому вопросу. И не только потому, что у Будапешта есть право голоса в ЕС и НАТО.

Венгрия давно уже недовольна тем, как на Украине обращаются с венгерским меньшинством, проживающим в Закарпатье – 150 тысяч этнических венгров находятся под особой опекой Будапешта. После того, как два года назад вступил в силу новый украинский закон об образовании, сокративший возможность обучения на языках нацменьшинств, позиция венгерских властей стала еще более жесткой. Будапешт использует свое членство в НАТО и ЕС для давления на Киев.

Например, Венгрия уже несколько лет блокирует заседания Совета Украина – НАТО. На днях венгерский посол на Украине Иштван Ийдярто пообещал делать это и дальше:

«Венгрия не блокирует процесс интеграции Украины в НАТО. Мы блокируем только один форум, это политический уровень Совет Украина – НАТО. И будем блокировать дальше. Почему мы блокируем совместные декларации на этом политическом уровне? Потому что считаем НАТО не только военной организацией. Если ты хочешь стать членом НАТО, у тебя должны быть обязательства соблюдать права человека. На наш взгляд, принятый закон об образовании противоречит этим принципам».

В конце октября, причем как раз в тот день, когда Будапешт посещал Владимир Путин, венгры заблокировали даже заявление представителей стран НАТО по Украине. Правда на следующий день они сняли блокировку, но только после того, как в документе были учтены предложения Будапешта по венгерской общине, проживающей в Закарпатье.

Тогда на совместной пресс-конференции с Путиным венгерского премьера Виктора Орбана спросили про претензии к Украине. Он отвечал долго и подробно, говоря о том, что венгерское меньшинство «страдает от дискриминации, живет под угрозой и очень часто подвергается физическому насилию». При этом Орбан сделал специальную оговорку:

«Когда СМИ пишут об отношениях Венгрии и Украины, очень часто почему-то они объясняют эту ситуацию в российско-венгерском контексте. Думаю, что это неприемлемо, наши отношения с Украиной нужно интерпретировать в контексте венгерских и украинских отношений. Думаю, что это единственный способ понять ситуацию…

Мы решаем собственные национальные проблемы и боремся за собственные национальные интересы.

И мы надеемся, что ситуация улучшится со временем. И я думаю, что это не преувеличение, если я скажу, что предыдущее правительство Украины проводило противовенгерскую политику».

Это было сказано в конце октября. И, в принципе, нет ничего удивительного, что премьер-министр сделал акцент на том, что не нужно пристегивать отношения с Украиной к венгеро-российским связям. Так оно и есть – Будапешт действительно отстаивает права своих соплеменников в других странах, например в той же Румынии (северная часть которой, Трансильвания, вообще является исторически венгерской). А выпячивать совпадение позиций и уж тем более координацию с Москвой Орбану совершенно незачем: им и так в Евросоюзе либералы и евроинтеграторы пугают детей.

Однако, как сейчас выяснилось, еще до поездки Путина в Будапешт Венгрия предложила России совместно бороться за права нацменьшинств на Украине. Разговор на эту тему состоялся в конце сентября в Нур-Султане на полях совещания спикеров парламентов стран Евразии, в котором участвовали главы парламентов Венгрии и России. Как рассказал во вторник Вячеслав Володин, он обсуждал эту тему со спикером Нацсобрания Венгрии Ласло Кевером:

«К нам в Государственную думу обратился парламент Венгрии с просьбой объединить усилия для того, чтобы отстоять права меньшинств, в первую очередь их право на изучение языка. После принятия Радой закона о языке, об образовании такого права лишены народы, проживающие на территории Украины… Обсудив этот вопрос вместе с моим коллегой, с председателем парламента Венгрии, считаем необходимым более активно защищать права национальных меньшинств… проживающих на территории Украины. Такая же позиция, знаю, у Польши, Румынии. Поэтому было бы правильно, чтобы украинские власти не только услышали, но и прекратили нарушать основополагающие права граждан, проживающих на Украине».

Володин добавил, что Дума будет заявлять свою позицию о недопустимости нарушения на Украине основополагающих прав «малых народов» на площадках ПАСЕ и Парламентской ассамблеи ОБСЕ.

Но Венгрия может поднимать этот вопрос не только там, но и в Европарламенте, и на уровне Совета Европы, и в НАТО. Что она, собственно говоря, уже и делает. Более того, с 1 декабря у Венгрии появился новый инструмент влияния на Украину. В новом европейском правительстве, Еврокомиссии, пост еврокомиссара по вопросам расширения и политике соседства (то есть как раз отношений в том числе и с Украиной) занял бывший представитель Венгрии при Евросоюзе Оливер Вархели.

47-летний дипломат большую часть жизни проработал в Брюсселе и не претендовал на пост еврокомиссара. Это кресло, полагавшееся в порядке очереди и ротации Венгрии, должен был занять бывший министр юстиции в правительстве Орбана – Ласло Трочани. Но его кандидатуру заблокировали в Европарламенте во многом как раз с подачи «друзей Киева». Ведь украинские власти сразу же, как стало известно о выдвижении Трочани, забили тревогу – венгр будет предвзят к Украине из-за Закарпатья.

В итоге Трочани не набрал необходимого числа голосов в Европарламенте. Неофициально из-за его «возможных связей с Россией» (история с выдачей в Москву, а не в США двух российских граждан, обвиняемых в торговле оружием), а формально из-за «неспособности выполнять свои функции из-за конфликта интересов, обнаруженного при рассмотрении декларации о финансовых интересах».

Но пост еврокомиссара все равно остался за Венгрией. И Оливер Вархели, несомненно, припомнит Киеву все. При этом ему не нужно будет ничего нарушать и даже быть предвзятым: при утверждении в Европарламенте от него потребовали публично поклясться, что он не будет выполнять указания властей ни одной из стран ЕС, подразумевая, естественно, Виктора Орбана. Чтобы вывести из себя Киев, Вархели будет достаточно будет просто требовать от Украины приведения местного законодательства по языкам и правам нацменьшинств в соответствие с европейскими нормами. И это автоматически будет означать более чем действенную защиту венгерского меньшинства на Украине.

Естественно, что интересы России и Венгрии на Украине пересекаются не только в вопросе защиты языков – русского или венгерского. Как и Россия, Венгрия, пусть и в неофициальном порядке, оценивает происходящее на Украине как внутренний конфликт, а события в Донбассе – как гражданскую войну, чем вызывает бесконечные протесты киевского МИДа.

И самое главное – Венгрия не считает правильным курс на евроинтеграцию и атлантизацию Украины. Не только потому, что не верит в его успешность, но и потому, что привыкла сама быть самой восточной частью Запада. Кроме того, венгры не хотят углубления конфликта между Западной Европой и Россией, а попытка евроинтегрировать Украину именно к нему и приведет. Позиция же Венгрии состоит в том, что ей выгодны хорошие и близкие отношения и с Россией, и с Европой. Как говорил тот же Виктор Орбан:

«У нас есть такой исторический и политический опыт, что если между западной и восточной частью Европы отношения напряжены, Венгрия всегда проигрывает. Если эти отношения хороши, тогда Венгрия выигрывает. Поэтому мы заинтересованы и в будущем будем заинтересованы в том, чтобы между западными структурами и Российской Федерацией сотрудничество как можно больше улучшалось».

Именно такая позиция Венгрии в сочетании с личными волевыми качествами Орбана делает эту маленькую, но чрезвычайно выгодно расположенную страну одним из важных партнеров России в Европе, в том числе и по украинскому вопросу.

03/12/2019 - 19:15

«НАТО — это организация коллективной обороны, но против чего или против кого? Кто наш общий враг? Это очень стратегический вопрос. Иногда говорят, что наш враг — это Россия или Китай. Но является ли целью альянса определить одного из них своим врагом? Я так не считаю. Наш общий враг, враг всех в альянсе — это терроризм, который ударил по нашим странам». Это — часть выступления президента Франции по итогам его встречи с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом.

Эта речь наделала шума на Украине и (похоже, без веских оснований) преподносится как радикальное изменение мнения французского президента накануне нормандского саммита. Хотя на самом деле на этот раз Эммануэль Макрон был довольно сдержанным в оценке России по сравнению с недавними заявлениями и даже сделал небольшие шаги назад. Как считают во Франции ​​- реагируя на критику и претензии в свой адрес.

А вот в отношении США Макрон действительно меняет риторику. По сути, теперь единство Североатлантического альянса ставит под сомнение не только Трамп — готовность к этому есть в отдельных столицах по обе стороны Атлантики.

Макрон и Путин: «тепло», но не «теплее»

О том, что Франция в течение последнего года становится все более откровенно благосклонной или открытой к России, говорили не раз и не два. Этот сдвиг — не нов.

Его первым публичным проявлением стали усилия Франции на пару с Германией по возвращению России в ПАСЕ, которые продолжались с прошлого года, хотя эти действия Парижа, будем говорить откровенно, совпадали со стремлением большинства западноевропейских правительств.

Но летом Франция прибегла к действительно новым подходам в отношениях с Кремлем — тем, которые вызвали удивление и даже возмущение не только в Киеве.

Сначала была встреча Макрона с Путиным со странными заявлениями об «очень глубоко европейской» России. Далее прозвучала идея вернуть Россию в G7, которая, впрочем, быстро «сдулась» после критики со стороны других европейских политиков — ее заменила идея пригласить Путина на саммит «семерки» как гостя. А еще Эммануэль Макрон планирует приехать в Москву на 75-летие Победы.

Это все — относительно давние заявления, датированные августом или началом сентября. Именно тогда был период изменений в подходах президента Франции к России. Изменилось ли что-то с тех пор? Можно ли говорить о новом этапе потепления? Похоже, что нет. По крайней мере, публичных проявлений этого нет.

Многих шокировала фраза Макрона, вынесенная в начало статьи. В украинском сегменте Facebook активно распространяют ссылку на закрытую статью The Times под названием «Макрон сообщил НАТО: Россия больше не наш враг».

Простите, но это неправда! НАТО не может перестать считать Россию врагом, потому что этого и до сих пор не было.

В известной степени мы на Украине стали заложниками своих желаний.

Да, многим хотелось бы видеть отношения альянса с Россией именно так — но в Брюсселе придерживаются иного мнения. Многие удивятся, но за 5,5 лет с начала российской агрессии от генсека НАТО ни разу не звучала даже фраза о том, что «Россия является противником альянса».

Напротив, в НАТО неоднократно подчеркивали: это Кремль пытается изобразить нас своим противником, а мы, мол, так не считаем.

Поэтому заявление Макрона, как ни печально это признавать многим в Киеве, очень четко отражает отношение к РФ в большинстве западных столиц — а также мнение ЕС и НАТО в целом.

Возможно, в других моментах Макрон сказал что-то противоречащее позиции НАТО? Снова нет. Более того, можно даже говорить о большем учитывании интересов Украины, чем это было в августе. Вспоминая о диалоге с Россией и об отношении к Кремлю, он несколько раз подчеркнул, что это не должно происходить за счет интересов государств-партнеров и Украины в частности.

Президент Франции выступил за «четкий, жесткий и требовательный диалог с Россией», добавив, что он «не наивен».

Далее — дословный перевод остальных заявления Макрона, касающихся российского вопроса.

«У нашего альянса есть история и география. И поэтому мы очень тщательно рассмотрим, какие у нас отношения с Россией, ведь Россия, безусловно, находится в пределах Европы. Учитывая это, я глубоко уважаю обеспокоенность и интересы безопасности всех наших европейских партнеров, которые я и сам вполне разделяю и которые я всегда буду отстаивать как собственные приоритеты.

Я также понимаю, что представляет собой Россия, учитывая ее историю. И они (страны-партнеры) знают, что это суть наших обязательств по сдерживанию России и совместной обороне НАТО в странах Балтии и в Черном море.

Мы как сейчас, так и всегда будем сохранять строгость, когда речь заходит о суверенитете — нашем и наших партнеров. Но разве отсутствие диалога с Россией сделало европейский континент более безопасным? Разве в наших интересах и интересах нашей стабильности обходить замороженные конфликты и разрешать (россиянам — прим. ЕП) ухудшать ситуацию на Украине? Я так не думаю. Работать над этим — в интересах мира и стабильности в Европе».

А теперь серьезно: есть ли «новая зрада» в этих заявлениях? Да, хотелось бы услышать от президента жесткие фразы в адрес Путина; да, это уж точно не «бойкот Путина»; да, есть все основания спорить с фразой о «европейской России»… Но есть ли основания говорить, что это выступление Макрона доказывает новое потепление между Францией и РФ?

Наверное, нет.

Макрон и НАТО — шаг за шагом к спору

Впрочем, встреча Эммануэля Макрона и Йенса Столтенберга все же стала подтверждением определенных новых изменений. Правда, не на российском направлении, а на американском. Расхождения во мнениях и подходах между либералом Макроном и консерватором Трампом проявляются не впервые. Теперь их эпицентром стала деятельность НАТО.

Стоит напомнить, что причиной визита Столтенберга к французскому президенту стали скандальные заявления последнего о «смерти мозга НАТО». Макрон не скрывал, что его скепсис касается не всего альянса, а участия США в нем. Тогда слова французского лидера осудили все союзники, все понимали, что проблема остается, и именно поэтому генсек НАТО поехал к Макрону, чтобы попытаться лично убедить его не создавать новый разлом в Альянсе и доказать, что ЕС не может защитить Европу без НАТО.

Их совместная пресс-конференция доказала: склеить разбитое будет непросто.

Причем заявления Макрона не только содержали «шпильки» в адрес Трампа, но и противоречили общей позиции всего альянса. В частности, по поводу разрыва американо-российского «ядерного договора» (Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, ДРСМД).

До сих пор все члены НАТО разделяли общую позицию по этому вопросу: договор убил Путин, потому что именно Москва перестала его придерживаться. Впоследствии все члены НАТО дали согласие на решение США о выходе из неработающего ДРСМД.

Но теперь президент Франции изменил мнение. Он согласился, что Россия действительно нарушала этот договор, обесценив его, но после этого… обвинил Трампа в непродуманном разрушении соглашения. «Мы выразили сожаление по поводу решения США о выходе из ДРСМД… Мы не можем оказаться в ситуации, когда сами сделали все возможное, чтобы Россия нарушала эти договоры», — заявил он, добавив, что Европа больше не может полагаться на защиту со стороны Штатов и будет вынуждена вести переговоры с Россией о новом многостороннем соглашении об ограничениях в ядерной сфере.

Более того. У Макрона есть претензии не только к Трампу и США. Вторым адресатом его критики стала Турция, а именно ее действия в Сирии. «Солидарность между союзниками означает, что вы не можете принимать самостоятельно, без консультаций и согласования, решения, которые прямо влияют на других… Нельзя требовать поддержки и одновременно начать военную интервенцию, которая угрожает действиям коалиции против ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.) — членом которой является НАТО», — пояснил он.

Здесь, правда, президент Франции выразил не только свое мнение — турок были готовы критиковать и другие европейские лидеры. Макрон просто оказался одним из немногих, кто заговорил об этом публично. Эта история точно будет иметь развитие. Тем более — после резкого ответа президента Турции, который посоветовал Макрону «проверить голову».

Трамп, Макрон, Эрдоган и другие руководители государств-членов встретятся во вторник в Лондоне на «мини-саммите». Эта встреча должна была стать просто празднованием 70-летнего юбилея Альянса, а в реальности станет местом для дискуссии о его будущем.

И напоследок стоит отметить еще одну деталь. Критикуя Турцию, Макрон отдельно отметил, что есть вопросы не только к ее действиям в Сирии. Отдельной проблемой он считает то, что Анкара приобрела у России новейшие системы противовоздушной обороны: «Поэтому я очень хотел бы, чтобы мы провели настоящую дискуссию с Турцией и диалог о совместимости вооруженных систем после того, как Турция приобрела комплексы С-400. Ведь совместимость между нашими армиями — это очень большая военная добавленная ценность НАТО».

И если эта претензия со стороны Макрона была искренней, если он действительно считает проблемой закупку членом НАТО российского вооружения, то это — еще один повод не терять надежду и не переоценивать «российский крен» действующего президента Франции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Page 2 of 1078

DISCLAIMER

Website administration WORLDAGRESSOR.COM does not assume any responsibility for the placed by Users of the Website links, photos, images, files, materials, comments, feedback and any other information. The site administration does not guarantee the accuracy of reviews added by the visitors. Not responsible in case of placement of inaccurate or incorrect information and shall be exempt from compensation of any damages due to these actions. All comments and feedback are laid out in that volume, the form and content as it was provided by Users of the Website. The Administration does not contradict the Russian legislation. Website user is solely responsible for all posted and published materials.