ENG | RUS | ESP | DE | FR
Worldaggressor.comWorldaggressor.com
joomla templates

Регистрация

*
*
*
*
*
*

Fields marked with an asterisk (*) are required.


Login the account in the social network.

Login the account in the worldaggressor.com
You are not permitted to view this content.
You are not permitted to view this content.
Login/Registration Login or Registration
01/07/2019 - 23:15


В чем суть полицентричной модели мира, на которую делает ставку часть мировой элиты. Чем она отличается от многополярной и какое место в ней будет отведено РФ. Об это и многом другом беседуют директор института ЕАЭС Владимир Лепехин и ведущий Игорь Шишкин.

01/07/2019 - 19:15

С 1 июля в России начинается переход от долевого строительства к проектному финансированию. Теперь для покупки недвижимости россияне должны будут размещать деньги на специальных банковских счетах, а исполнители работ смогут получать средства только после сдачи жилого объекта. Таким образом, банки станут посредниками между гражданами и застройщиками. Согласно задумке, нововведения будут внедряться постепенно и со временем должны решить проблему обманутых дольщиков. Как при этом может измениться стоимость недвижимости — в материале RT.

В понедельник, 1 июля, в России вступают в силу изменения в системе финансирования жилищного строительства.

Согласно новым правилам, застройщики больше не смогут привлекать деньги дольщиков напрямую. Теперь свои средства на приобретение жилья граждане будут размещать на так называемых эскроу-счетах. Речь идёт о специальном банковском счёте для безопасного проведения сделок между компаниями и населением.

Деньги на покупку недвижимости будут храниться в банке до полного выполнения застройщиком своих обязательств. Так, например, строительная компания сможет получить средства дольщиков только после введения жилья в эксплуатацию. Сами строительные работы исполнители будут вести за счёт банковских кредитов.

В июле в России вступает в силу целый ряд законов и норм. Почти в два раза увеличено пособие по уходу за детьми с ограниченными…

«Это цивилизованная форма работы на рынке. Инвестиционно-проектная деятельность предполагает, что компания написала бизнес-план, сделала анализ рисков, использовала маркетинг. То есть за проектом стоит научный подход, основанный на расчётах и гарантиях. Это отличается от привлечения средств дольщиков, которые не были ничем защищены», — пояснил в интервью RT вице-президент Ассоциации строителей России Владимир Пономарёв.

В России долевое строительство законодательно регулируется с 2004 года. Покупатели зачастую приобретают жильё в доме ещё на стадии котлована, а полученные деньги компания-исполнитель тратит как на текущие, так и на будущие проекты. Такая форма сделки позволяет гражданам покупать квартиры на раннем этапе строительства в среднем на 20% дешевле готовой недвижимости, а компаниям — вести работу без обращения к банковским кредитам.

Вместе с тем многие строительные организации регулярно набирали больше объектов, чем на самом деле могли построить. Ситуация приводила к снижению спроса и падению объёмов продаж, в результате увеличивался финансовый разрыв между поступлением доходов и расходами девелоперов. В конечном итоге исполнители прекращали строительство объектов, а люди теряли предоставленные застройщикам деньги. Об этом RT рассказала декан факультета экономики недвижимости Института отраслевого менеджмента РАНХиГС Елена Иванкина.

По её словам, в настоящий момент насчитывается до 700 тыс. обманутых дольщиков. В конце 2017 года президент Владимир Путин поручил правительству разработать план по поэтапному переходу от долевого строительства к банковскому кредитованию и другим формам финансирования. Первые изменения произошли уже с 1 июля 2018 года.

В частности, застройщиков обязали вести все финансовые операции по проектам жилищного строительства только через счёт в банке. При этом расходование средств должно быть целевым. Так, например, компаниям запрещается покупать ценные бумаги, создавать новые юрлица или оплачивать деньгами со счёта сторонние обязательства. Впрочем, как ожидается, полный переход на эскроу-счета станет определяющим фактором в борьбе с проблемой обманутых дольщиков.

«Банки будут жёстко контролировать все финансовые потоки и финансировать только тех девелоперов, которые зарекомендовали себя надёжными клиентами. Новая схема повысит вероятность того, что дома будут достроены», — пояснила Елена Иванкина.

Плавный переход

Как заявил Владимир Путин, переход к системе эскроу-счетов будет проходить постепенно и может продлиться несколько лет. Так, плавное внедрение новых правил позволит минимизировать риски для застройщиков и жилищного рынка.

В частности, на первых этапах компаниям будет разрешено достраивать объекты без перехода на эскроу-счета, если дом уже готов на 30%, а 10% квартир продано по договорам долевого участия. В общей сложности по старой схеме будет завершено около 70% строящегося сегодня жилья. Об этом ранее рассказал министр строительства и ЖКХ Владимир Якушев.

Опрошенные RT эксперты cчитают ключевым риском при переходе на эскроу-счета возможный рост цен на недвижимость. Так, без денег дольщиков компании будут вынуждены привлекать деньги в банках под процент и, как следствие, увеличивать конечную стоимость жилья.

«Необходимо учесть, что дольщики покрывали 80% стоимости строительства. Если их не будет и эти 80% придётся брать в банке, то стоимость строительства повысится и цены на квартиры также могут вырасти», — пояснила Елена Иванкина.

Вместе с тем, по словам эксперта, на сегодняшний день нельзя однозначно предсказать реакцию цен. Как полагает Иванкина, более точный прогноз возможно будет сделать только через несколько месяцев после введения эскроу-счетов.

«В последние несколько лет российский рынок недвижимости — это рынок покупателя. Предложение значительно превышает спрос, и у людей есть возможность выбирать. А в этом случае застройщики идут на понижение стоимости — сначала объявляют одну цену, а когда клиент приходит, делают скидку от 10—15%», — добавила эксперт.

Кроме того, согласно мнению Владимира Пономарёва, на сегодняшний день многие российские застройщики пока ещё не готовы к полному переходу на новый формат сделок. Так, для проектного финансирования исполнителям нужно иметь собственные средства в размере 20—30% от необходимого на строительство объёма денег. В то же время не все компании обладают такими возможностями, поэтому резкий переход к системе эскроу-счетов мог бы привести к уходу многих игроков с рынка.

«Смягчает ситуацию тот факт, что застройщикам, которые уже начали возводить дома, разрешат достроить их по старому принципу. Это уступка и населению, и застройщикам, которая будет сглаживать ситуацию на рынке», — подчеркнул Пономарёв.

Деньги вперёд

Согласно нацпроекту «Жильё и городская среда», в 2019 году количество действующих договоров долевого строительства с применением эскроу-счетов должно составить 34 тыс., а к 2024 году — превысить 1 млн.

Банк России не исключил снижения ставок по ипотеке до 8% к 2024 году. По словам главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной, во многом такая оценка…

Как пояснил RT вице-президент Российской гильдии риелторов Константин Апрелев, приобретение жилья на начальном этапе строительства будет по-прежнему обходиться гражданам дешевле покупки готовой квартиры. Между тем, по его словам, изменения гарантируют безопасность вложениям дольщиков, но при этом не предусматривают возврат процентов по ипотеке.

«Схема предполагает, что дольщик должен заплатить сразу все 100% на эскроу-счёт. Но надо учитывать, что сейчас 60—70% покупок квартир обеспечено ипотекой. Минус в том, что если дом не будет сдан, то деньги вернут, но без уплаченных процентов по ипотеке», — объяснил Апрелев.

Впрочем, Минстрой допускает в будущем поэтапное пополнение эскроу-счетов. Об этом глава ведомства заявил на заседании коллегии министерства по теме «Национальный проект «Жильё и городская среда», сообщил ТАСС. Как рассказал Константин Апрелев, такая стратегия могла бы стать выгоднее. Так, часть стоимости жилья вместе с процентами по ипотеке покупатель бы оплачивал на первых этапах стройки, а остальную сумму — уже после заселения в новый дом.

01/07/2019 - 13:15

Пока на Украине проходили торжества по случаю Дня конституции, внимание международного сообщества было приковано к 14-й встречи руководителей ведущих экономик мира в рамках G20, являющейся традиционной площадкой для обсуждения актуальных вопросов глобальных политических процессов. Главной интригой саммита в японском городе Осака была личная встреча американского президента Дональда Трампа с российский лидером Владимиром Путиным.

Еще до начала саммита в информационном пространстве искусственно подогревался интерес к указанному событию, обсуждались и возможный формат общения, и темы, которые могут быть подняты сторонами. Накануне российский президент даже дал интервью «Файнэншл таймс», где попытался задать тон будущим разговорам на полях саммита и адресовал несколько комплиментов таланту американского коллеги.

В конце концов, Трамп провел с Путиным полноценную рабочую встречу, закрыта часть которой продолжалась почти полтора часа и предоставила больше вопросов, чем ответов. По имеющейся информации, главный акцент дискуссии был сделан на темы геополитического характера, а именно Ближний Восток, Венесуэлу и Украину.

В контексте важного для нас украинского кейса, ждать конкретных результатов или кулуарных двусторонних договоренностей не приходится. С высокой вероятностью стороны выразили свое убеждение в необходимости выполнения Минских соглашений как единственного пути к урегулированию ситуации на Донбассе. Не исключено, что обсуждалась возможность восстановления дипломатического канала коммуникации между спецпредставителями президентов, который уже работал в формате Волкер-Сурков. Однако трудно рассчитывать на реанимацию работы переговорной платформы до окончания выборов, формирования парламентского большинства и назначения нового правительства в Украине. Таким образом, скорее всего, тема российской агрессии на Востоке Украины обсуждалась в формальных дипломатических рамках без детализации возможных совместных шагов или действий, а, учитывая прагматичность политики Трампа, непризнание аннексии Крымского полуострова могло вообще остаться за скобками.

Еще один негативный подтекст встречи — американский президент не инициировал обсуждение темы освобождения украинских моряков. Такой вывод подтверждает опубликованная американскими журналистами стенограмма вопросов-ответов во время общения обоих президентов с прессой. Несмотря на призывы украинской дипломатии усилить давление на Россию из-за незаконного содержания наших граждан, имеющиеся в распоряжении факты свидетельствуют об игнорировании американским президентом принципиальной для Украины темы.

Какие мотивы преследовал Трамп? Возможно имел место казус с обменом нотами между украинским и российским министерствами иностранных дел, к которому мы вернемся позже. Нельзя отвергать другую версию, согласно которой в традициях real politik американский президент не хотел поднимать вопросы, которые могут негативно повлиять на тон разговора, усложняя переговоры по другим кейсам, которые больше интересуют администрацию Трампа. Среди таковых можно вспомнить распиаренную «сделку века» по урегулированию ситуации на Ближнем Востоке, в который упорно верит американский президент и готов видеть Путина в качестве потенциального партнера.

В любом случае, украинскому руководству необходимо принять во внимание четкий сигнал, что наши проблемы сами-по-себе не будут стоять среди приоритетных геополитических интересов США. А одних символических призывов о консолидации вокруг российской угрозы мало.

Как минимум еще трижды Украина была на повестке дня важных личных встреч на саммите. В частности, все тот же Трамп и немецкий канцлер Ангела Меркель, по официальной информации, обсуждали состояние украинских экономических реформ. Однако, при всем уважении к гипотетической заинтересованности американского президента в работе правительства Гройсмана или даже в случае появления у него желание перенять опыт системы ProZorro для оптимизации процедуры закупки кресел в Белый дом, создается впечатление, что все же содержание американо-германских переговоров по украинскому направлению касалось «Северного потока — 2» и дальнейшего использования украинской ГТС. При этом, прагматичная дипломатия Трампа не столько борется за энергетическую безопасность Украины, сколько стремится создать конкуренцию России за европейский рынок энергоносителей.

В свою очередь, в ходе встречи Эмануэля Макрона с Путиным речь шла о возобновлении работы Нормандского формата. Учитывая существующие обстоятельства, такой энтузиазм по поводу активизации диалога со стороны французского президента выступает позитивным сигналом для официального Киева. Политик заметно стремится перехватить инициативу в сфере урегулирования на Донбассе и посадить за переговорный стол с Путиным Владимира Зеленского.

Наиболее приближенной к украинским интересам стала позиция британского премьера Терезы Мэй, высказанная ею лично Путину. Британский политик откровенно заявила о необходимости России прекратить дестабилизирующие действия и идти по пути деэскалации в Украине, а также освободить моряков. Единственный минус в том, что в связи с политическим кризисом в Британии, Мэй стала «сбитым летчиком», а ее дистанцирование от формирования внешнеполитического курса королевства или влияния на внутриполитические процессы в целом — лишь вопрос времени.

Подводя итоги, стоит отметить, что важный международный саммит в ходе которого участники могли «сверить часы» по важным темам, согласовать свои позиции или артикулировать национальные интересы собственных государств — прошел без Украины. Озвученные Владимиром Зеленским во время зарубежных визитов тезисы о необходимости усиления санкционного давления против Российской Федерации для реинтеграции оккупированных территорий — не ко времени у международного политического истеблишмента. Таким образом, первые контуры внешнеполитического видения нового президента, к сожалению, не находят необходимой поддержки со стороны западных партнеров.

Очень важно, чтобы в офисе президента поняли приоритетность выработки четкой, взвешенной и комплексной концепции действий на внешнеполитической арене, что позволит отстаивать национальные интересы с учетом прагматических, иногда циничных, принципов современной политики.

Вместо этого мы стали заложниками собственной неорганизованности, что подтверждает необходимость скорейшего поиска балансов в системе исполнительной власти. Дипломатический конфликт между Зеленским и Климкиным по поводу обмена дипломатическими нотами с Россией без ведома украинского президента, дает дополнительные основания том же Путину говорить о несогласованности украинских управленческих кругов, чем он с высокой долей вероятности воспользовался во время личных встреч с нашими партнерами на полях саммита в Японии. Внутриполитический скандал неизбежно стал темой для кулуарных разговоров представителей стран G20, которые имеют отношение к украинскому вопросу, разоблачающий угрожающую тенденцию — мы можем создать условия для негативного резонанса даже без собственного участия.

Остается надеяться, что после парламентских выборов нашим политикам удастся сформировать коалицию, а затем правительство, в котором министр иностранных дел и президент будут работать в унисон, занимая одинаковую позицию и следуя скоординированной дорожной карте восстановления контроля над оккупированными территориями и освобождения наших пленных. В худшем случае, пока мы будем решать проблемы тактического значения с распределением полномочий между нашими чиновниками, вопросы стратегического для Украины значения будут решаться без нас…

Антон Найчук, директор Фонда общественной дипломатии

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

01/07/2019 - 13:15

С 1 июня в России начали действовать новые правила продажи молочной продукции. Теперь товары без заменителя молочного жира должны размещаться на отдельной полке. 

Соответствующее постановление правительства РФ приняли в конце января текущего года, информирует РИА Новости. Согласно нему, при продаже продукты без содержания заменителя молочного жира при продаже должны визуально отделяться от прочих, пишет RT. Ожидается, что это позволит привлечь внимание потребителя к товарам производителей, использующих полностью натуральное сырье.

Представители крупнейших торговых сетей заявляют, что уже изменили выкладку товара в своих магазинах в соответствии с новым правительственным постановлением, сообщает ТАСС. На ценниках молочных продуктов появились аббревиатуры «СЗМЖ» — с заменителем молочных жиров и «БЗМЖ» — без заменителя молочных жиров. В торговых залах разместили плакаты с информацией для покупателя о том, что означает данная маркировка, приводит данные Федеральное агентство новостей.

Насколько предприятия торговли учли новые требования в своей работе на самом деле, в ближайшее время выяснят специалисты Роскачества в ходе планируемых рейдов, передают «Известия».

01/07/2019 - 13:15

В субботу, 29 июня, президент США Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин договорились о возобновлении переговоров на высоком уровне с целью заключить новое торговое соглашение между двумя странами. Они надеются, что это позволит положить конец торговой войне, которая вызвала потрясения на рынках и рост цен по всему миру.

Новые переговоры направлены на то, чтобы «выяснить, сможем ли мы заключить сделку», о чем сообщил Трамп репортерам в конце саммита Большой двадцатки, состоявшегося в японском портовом городе Осака.

Трамп, который заявил, что, пока идут переговоры, он не будет вводить новые тарифы на китайские товары — по крайней мере «пока», — также отметил, что Китай согласился закупить в США больше сельскохозяйственной продукции.

Ни Трамп, ни его китайский коллега не сообщили о том, на какие уступки они готовы пойти в ходе переговоров, которые ранее зашли в тупик.

Торговая война с Китаем нанесла особенно мощный удар по американским фермерам, которые представляют собой политически значимую группу населения.

Объявив о планах продолжить переговоры, государственная информационная служба «Синьхуа» сообщила, что, «как заявила американская сторона, она не будет вводить новые тарифы против китайского экспорта. Делегации двух стран обсудят конкретные экономические и торговые вопросы».

Эти сообщения прозвучали после того, как Трамп и Си приступили к переговорам по вопросу о подписании нового соглашения, которое позволит положить конец торговой войне между двумя крупнейшими мировыми экономиками.

«Мы открыты для этого… Я думаю, наша встреча может оказаться очень продуктивной», — сказал Трамп, обращаясь к Си, в самом начале их двусторонних переговоров на полях саммита Большой двадцатки в Осаке.

После встречи с Си президент США отметил, что переговорный процесс «вернулся на круги своя», но не сообщил о том, было ли достигнуто соглашение.

Си назвал эти переговоры потенциальным переломным моментом в китайско-американских отношениях и сказал Трампу, что их страны «извлекут выгоду из сотрудничества и проиграют в случае конфронтации. Сотрудничество и диалог — это лучше, чем трения и конфронтация».

За несколько часов до его встречи с китайским лидером Трамп и его помощники выразили сдержанный оптимизм касательно того, что США и Китай — две крупнейшие в мире экономики — могут как минимум возобновить переговоры, которые прервались в мае.

Трамп также сказал, что он готов ввести новые пошлины на китайские товары, если во время встречи с Си им не удастся ни о чем договориться. Представители китайской стороны сообщили, что они готовы сделать то же самое в отношении американских товаров.

«Сможем ли мы заключить сделку или нет, время покажет», — сказал Трамп репортерам.

Отметив, что он видел Си на одном из мероприятий саммита Большой двадцатки в пятницу, Трамп сказал, что «сами отношения по-настоящему хорошие» и что он и председатель КНР «очень хорошие друзья».

В течение нескольких месяцев США и Китай по очереди вводили друг против друга новые тарифы, провоцируя рост цен для производителей и потребителей и замедление роста мировой экономики.

Как показало исследование Федерального резервного банка Нью-Йорка, тарифы, введенные в 2018 году, привели к уменьшению годового дохода обычной семьи в среднем на 419 долларов.

Встреча Трампа и Си на полях саммита Большой двадцатки в Осаке прошла спустя более месяца после того, как американская и китайская делегации прервали торговые переговоры, обвинив друг друга в попытках изменить детали в последний момент.

Теперь Трамп и Си надеются как минимум возобновить серьезные переговоры по вопросу о заключении нового соглашения между двумя глобальными экономическими гигантами.

В своем заявлении по итогам встречи с Трампом Си коротко упомянул о неровном характере китайско-американских отношений, которые, по его словам, начались, когда американская команда по настольному теннису приехала в Китай на соревнования в 1971 году.

«Это стало началом того, что сегодня мы называем пинг-понговой дипломатией», — сказал Трамп.

Трамп обратил внимание на недавние события, сказав, что всего месяц назад США и Китай уже были на грани заключения соглашения, но потом «что-то произошло».

«Это станет историческим событием, если мы заключим торговую сделку», — добавил Трамп.

На протяжении всей своей предвыборной кампании и президентства Трамп много раз обвинял Китай в том, что его торговая политика наносит ущерб экономике США.

США хотят, чтобы Китай изменил некоторые моменты в своей торговой политике, в первую очередь, чтобы тот отказался от предъявляемого к американским компаниям требования передавать технологии и коммерческие тайны в том случае, если они ведут бизнес с Китаем.

Между тем Си выдвигает свои собственные требования. Во-первых, он хочет, чтобы Трамп отменил введенный его администрацией запрет на продажу американских запчастей китайскому телекоммуникационному гиганту Huawei Technologies.

После встречи с Си Трамп сказал, что он примет решение относительно компании Huawei ближе к концу переговоров.

В преддверии их встречи китайские чиновники также говорили о том, что им хотелось бы, чтобы Трамп отложил введение новых тарифов как минимум на полгода, пока будут идти переговоры. США тоже хотят добиться отмены китайских тарифов.

Торговля — это не единственный пункт в повестке Си и Трампа. Есть еще Северная Корея.

Ожидается, что Си предложит план по возобновлению переговоров США с Северной Кореей по вопросу о судьбе северокорейской ядерной программы.

После окончания саммита Большой двадцатки 29 июня Трамп отправится в Сеул, чтобы встретиться с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином и, возможно, с северокорейским лидером Ким Чен Ыном.

За несколько часов до встречи с Си Трамп опубликовал в твиттере адресованное Киму предложение встретиться с ним в Демилитаризованной зоне во время его визита в Сеул.

01/07/2019 - 13:15

С такими «святыми» УГКЦ превращается в кровожадную секту

Папа римский Франциск намерен встретиться с руководителем Украинской грекокатолической церкви (УГКЦ) Святославом Шевчуком и обговорить ряд вопросов общественно-церковной жизни.

Сам Шевчук заявил, что украинская униатская церковь – это для Ватикана ключ к пониманию ситуации на Украине, и разговор с Франциском будет вестись о предоставлении УГКЦ патриархата и о беатификации (причислению к лику святых) митрополита Андрея Шептицкого (1865-1944).

УГКЦ хочет получить статус патриархата, чтобы усилить идеологическое наступление на православие на Украине. Патриарший статус позволит униатам заявлять о своём присутствии на Украине как об исторически обоснованном, а об УГКЦ как о «государствообразующей» церкви.

Не менее скандально желание УГКЦ причислить к лику святых митрополита Шептицкого, который прославился поздравительным письмом Гитлеру по поводу оккупации германскими войсками Киева, угодливо называя фюрера «Ваше Превосходительство». Он же «окормлял» банды ОУН-УПА [организация, запрещённая в РФ] и поддерживал создание украинской дивизии СС «Галичина».

После освобождения Советской Украины от немецко-фашистских захватчиков Шептицкий в беседе с членами Совета по делам религиозных культов при Совете народных комиссаров УССР стал петь совсем другую песню: «Я искренне рад, что советская власть освободила нас от этих немцев».

Однако Шевчук уверяет, что Шептицкий – человек праведный, поскольку экспертной комиссии УГКЦ удалось опровергнуть все обвинения в его адрес и представить доказательства его добродетельности (где они, эти доказательства?). Сейчас, мол, изучаются факты исцеления людей благодаря молитвам Шептицкого и другие «чудеса», связанные с его именем. Следующим этапом будет беатификация.

Это кощунство. Не могут исцеляться страждущие молитвами нацистского коллаборациониста.

Среди «святых» УГКЦ гитлеровских пособников предостаточно. На днях униаты поминали Ярослава Чемеринского – униатского священника и сторонника Степана Бандеры. Обе сестры Чемеринского состояли в бандах ОУН, одну из них, Анну, безответно любил Бандера.

В УГКЦ Чемеринского называют «человеком ангельской доброты», павшим от рук НКВД из-за верности Христу. Это ложь. Чемеринского арестовали в 1940 г. из-за верности человеконенавистнической идеологии украинского национализма и поддержки террористической деятельности ОУН-УПА. Он умер во время следствия во львовской тюрьме.

С такими «святыми» УГКЦ превращается в кровожадную секту.

01/07/2019 - 02:24

«Ты можешь быть сколько угодно профессионалом, но если ты не заплатишь деньги, то скорее всего, в проходную часть списка тебя не возьмут»,- так начинает свой разговор с «Апострофом» один из кандидатов в список «Европейской солидарности» — обновленной партии Петра Порошенко, который так и не попал в проходную часть списка, несмотря на предыдущие договоренности.

По его словам, «все решили деньги», и несмотря на то, что Петр Порошенко декларировал, что полностью обновит свою партию и собирался не только десятку, но и двадцатку списка формировать из новых лиц, «старые лица» были против такого хода событий. В итоге начиная с десятки, часть мест в списке можно было купить от 1-1,5 миллионов долларов. Но это как говорят, больше по министерским квотам и старым соратникам Порошенко, которые вошли во вторую десятку. Ранее существовала еще одна схема по получению денег за участие в выборах, даже не за попадание в список. Как рассказал «Апострофу» беглый нардеп и бизнесмен Александр Онищенко, перед прошлыми выборами в парламент, Центризбирком отказывал ему в регистрации в качестве кандидата, и по словам Онищенко, делал это по указанию Порошенко. «Мне мешали в регистрации. И запросили за решение шесть миллионов. Порошенко создал проблему ради вымогательства денег»,- прокомментировал нардеп.

Если возвращаться к покупке мест в списке, то не только в «ЕС» можно было решить за место в списке или за мажоритарку за деньги, а в ряде других партий. Например, еще с начала лета разгорелся скандал о том, что можно купить место в списке партии «Слуга народа», которая сейчас имеет наивысший рейтинг поддержки. А такса у партий, которые имеют наивысший рейтинг, как правило, самая высокая, и такое правило существовало и при предыдущих созывах. Например, чтобы попасть в список Партии регионов, в предыдущих созывах, нужно было заплатить не менее 8 миллионов.

Но вернемся к «Слуге народа». Как сообщают сразу несколько собеседников не под запись (говорить публично никто из опрошенных «Апострофом» не захотел — слишком чувствительная тема), за места в первой тридцатке в «Слуге» хотели и 5 миллионов, при этом, часть людей, свои квоты в списке были готовы продавать от 3 до 5 миллионов за место, базовая ставка — 1,5-2 миллиона, от 50 места в списке.

При этом и «Слуга», и другие партии, старались набрать первую десятку, как правило, из новых лиц либо старых проверенных соратников, поэтому за места в списках там почти никто не платил, кроме тех, кто выступил в роли спонсора политсилы. Еще один собеседник рассказал «Апострофу», что сейчас немного изменились правила игры, и перед попаданием в список даже просят предоплату в размере миллиона, и ещё миллион после того как списки подадут в ЦИК. «Такого никогда не было. Раньше самой распространённой была такая схема: нужно было оставить деньги в ячейке с правом доступа двух человек — того кто кладет и того кому отдают. Писали расписку, что если я не буду поддерживать партию, голосовать, то добровольно отказываюсь от мандата. Сейчас никто никому не гарантирует ничего, поэтому есть большой страх «кидка»,- рассказывает источник, знакомый с процессом.

Говорят и о расценках на поход по мажоритарным округам. У «Слуги» по информации «Апострофа» некоторым желающим выдвинуться под этим брендом на округе нужно было заплатить порядка 300 тысяч долларов, но в целом за франшизу (то есть за поход под брендом той или иной политической силы) по словам осведомленного собеседника отдавали от 200 до 400 тысяч долларов. «Пойти от «Слуги» можно было дешевле всего — от 200 тысяч долларов, несмотря на то, что это сейчас самая популярная партия»,- прокомментировал осведомленный собеседник.

Глава партии Дмитрий Разумков уже успел опровергнуть такую информацию в одном из интервью, сказав, что за деньги к ним не попасть. Тем не менее, он признал, что слышал о негласных расценках за место от 200 тысяч до 6 миллионов долларов. «Если где-то в областях дети лейтенанта Шмидта брали деньги за попадание в список, мы за это не готовы отвечать», — прокомментировал Разумков.

При этом, сейчас идти именно от «Слуги» по округу выгоднее всего, так как уже на старте при заходе на большинство округов, ставленник, идущий под брендом Зеленского получает порядка 20%-30% поддержки, потому ряд действующих депутатов решили не выдвигаться даже по своим многолетним округам, которые давно «окучивали». Тем более, учитывая, что команда Зеленского собирается выставить наиболее медийных лиц именно по таким округам.

К примеру, это 49 округ на Донбассе, где собираются баллотироваться экс-нардеп Борис Колесников и шоумен Сергей Сивохо. Или 94 округ в Киеве, по которому идет нардеп Игорь Кононенко, а также ставленник «Слуги» журналист Александр Дубинский, или 96 округ в Киеве, где баллотируется журналист 1+1 Ольга Василевская против главы депутатской группы «Воля народа» Ярослав Москаленко. «Сейчас в штабах сделали закрытую социологию, по которой Василевская на 5% опережает Москаленко, и тот в панике»,- рассказал один из нардепов не под запись.

Но самая дорогая «такса» на поход в парламент, как утверждают собеседники, у партии «Оппозиционная платформа-За життя». «Там все прошли через Рабиновича», — прокомментировал собеседник, близкий к партии. Один из столичных бизнесменов, который довольно неожиданно оказался в списках этой партии, отдал за это кругленькую сумму, не меньше 8-10 миллионов долларов.

По словам политтехнолога Дмитрия Раимова, существует распространенная практика при покупке места в списке или округа и она присутствует и в нынешней избирательной кампании. «Расчет может происходить не только наличными, хотя я слышал, что цифры начинаются от полумиллиона долларов, ресурсы вкладываются и свои. Ещё одна функция — выдвижение на округе. Проходным партиям платится от 200 тысяч долларов, чтобы местная партийная ячейка выдвинула тебя на округе. Без какой то помощи, просто дают тебе бренд. Но это плюс к рейтингу и такая история присутствует почти у всех партий. И есть третья опция — когда ты покупаешь не само место, а то, что по твоему округу будет выдвинут более слабый оппонент — и это занятный момент, все это называется «слив» округа», — прокомментировал «Апострофу» Дмитрий Раимов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

30/06/2019 - 23:57

Впервые в истории президент США оказался на территории КНДР. Использовав лишь одно сообщение в Twitter, Дональду Трампу совершенно внезапно удалось договориться с Ким Чен Ыном о встрече на «38-й параллели». Что означает происходящее как для отношений США и КНДР, так и для всей международной повестки дня?

Дональд Трамп стал первым президентом США, ступившим на территорию КНДР. Как сообщала в воскресенье газета ВЗГЛЯД, будучи с официальным визитом в Сеуле, американский лидер перешагнул через так называемую 38 параллель – линию разграничения между Северной и Южной Кореей. При этом встреча с Ким Чен Ыном стала для всех неожиданностью.

«После ряда важных встреч, включая встречу с председателем КНР Си Цзиньпином, я отправлюсь из Японии в Южную Корею с президентом Мун Чжэ Ином. Пока я буду там – если председатель [Госсовета КНДР] Ким Чен Ын видит это [сообщение] – я бы встретился с ним на границе в демилитаризованной зоне, чтобы просто пожать руки и поздороваться», – написал американский лидер в своем Twitter накануне.

Уже по прибытию в Сеул, открывая переговоры с Мун Чжэ Ином, Трамп сообщил: «Мне сказали, что Ким Чен Ын хотел бы встретиться». Осмотрев позиции КНДР из демилитаризованной зоны (ДМЗ) вместе с южнокорейским коллегой, Трамп отправился на встречу с Кимом. Причем на посещение ДМЗ, согласно графику Белого дома, отводилось не более 15 минут.

Позже Трамп пояснил, что визит в Южную Корею действительно был запланировал «несколько месяцев тому назад», а затем ему «пришла идея: может быть, я позвоню председателю Ким Чен Ыну, выясню, не хочет ли он, чтобы мы друг друга поприветствовали. Так что заблаговременного предупреждения у него не было».

Северокорейский лидер, в свою очередь, признался, что узнал о желании Трампа встретиться из Twitter, и был очень удивлен. «Многие считают, что мы согласовали встречу с президентом Трампом во время обмена письмами, однако я очень удивился, когда прочитал вчера утром запись в Twitter», – сказал Ким.

Trump meets Kim in DMZ… do you feel the ‘chemistry’?

STORY: https://t.co/eO7O5w8zna pic.twitter.com/JaBFxNmKXf

— RT (@RT_com) 30 июня 2019 г.

Судя по видеокадрам, встреча между Кимом и Трампом, которых позже сопровождал Мун Чжэ Ин, прошла в теплой атмосфере. Об этом свидетельствует и тот факт, что главы государств обменялись приглашениями посетить Вашингтон и Пхеньян.

После завершения переговоров Трамп сообщил, что визит председателя КНДР в Вашингтон состоится в надлежащее время.

«Я ему сказал: знаете что, в надлежащее время вы приедете к нам, а мы – к вам. Но нам еще предстоит работа», – рассказал Трамп. Он добавил, что об отмене американских санкций против Пхеньяна речи пока не идет, но он ждет возможности отменить их.

Также Трамп рассказал о договоренностях с Ким Чен Ыном подготовить команды переговорщиков, которые встретятся в течение двух-трех недель для обсуждения денуклеаризации Корейского полуострова, подчеркнув, что «скорость не является целью».

Не скрывал удовольствия от встречи лидеров КНДР и США и глава Южной Кореи. «Эта встреча внесла огромный вклад в полную денуклеаризацию Корейского полуострова и установления мира на нем», – подчеркнул Мун Чжэ Ин.

Однако председатель комиссии Совета Федерации по информационной политике Алексей Пушков назвал встречу на межкорейской границе «нон-стоп шоу». Он напомнил, что в преддверии поездки в Осаку Трамп заявил, что «встретится со многими, но только не с Кимом».

«Теперь он пожимает ему руку в Пханмучжоме. В этом весь Трамп: содержание ничто, пиар – все. Он свято соблюдает законы «нон-стоп шоу». Если проблему не решить, то хотя бы сделать эффектный ход», – отметил сенатор в своем Twitter.

Схожего мнения придерживается директор Центра политической информации Алексей Мухин. По его словам, переговоры между главами США и КНДР были не важной международной встречей, а всего лишь фотосессией.

«Надо четко понимать, что это не важная международная встреча, а фотосессия. Для Трампа было важно оказаться не первым человеком на Луне, а первым президентом США, который ступил на землю КНДР, и чтобы об этом сразу раструбили все средства массовой информации. Ким Чен Ын же хотел продемонстрировать, что он встречается с американским президентом вот так запросто, спонтанно и без всяческих для себя обязательств», – цитирует Мухина RT.

Он добавил, что стороны переговоров понимали бессмысленность встречи с политической и дипломатической точек зрения, но отработали ее на все 100% в имиджевом плане.

Однако опрошенные газетой ВЗГЛЯД эксперты полагают, что несмотря на театральность визита Трампа, и для США, и для Северной Кореи теперь открываются хорошие перспективы для налаживания отношений.

«В политике Трампа есть большое количество театральных эффектов. Предложение встретиться через Twitter – один из них, хотя наверняка вероятность такой встречи обсуждалась и раньше. Туда же относятся те несколько шагов по территории Северной Кореи, благодаря чему Трамп вошел в историю как первый президент США, побывавший в КНДР», – заявил газете ВЗГЛЯД дипломат и кореевед, профессор кафедры востоковедения МГИМО Георгий Толорая.

«Мы с вами наблюдаем драматическое развитие событий. Еще совсем недавно переговорщики США и КНДР уперлись в тупик, и было непонятно, как двигаться дальше. Затем Трамп лично вмешался в ситуацию, встретился с Кимом – и они продолжают переговоры на поэтапной основе», – пояснил дипломат.

«А поскольку речь идет о стратегии взаимных уступок – это означает, что дипломатическую победу одержали северокорейцы, так как это была их позиция. Но Трамп своим театральным мастерством представил дело таким образом, будто бы это он является инициатором прорыва в отношениях, желая предотвратить войну и установить мир на Корейском полуострове», – считает собеседник.

«Для Кима это тоже выгодно, и он рассчитывает найти компромисс с Трампом до конца текущего года, так как потом Трамп будет сосредоточен на подготовке к выборам и ему уже будет не до Кореи», – заключил Толорая.

В свою очередь философ и американист Борис Межуев считает, что встреча лидеров КНДР и США свидетельствует о больших переменах в международной политике.

«Дух Осаки добрался до Кореи.

Есть ощущение, что мировое политическое пространство сильно переформатировалось и фактор Трампа сыграл в этом серьезную роль.

Реальные политические интересы и вопросы безопасности теперь превалируют над идеологическими факторами. Именно это я называю духом Осаки», – заявил Межуев газете ВЗГЛЯД.

По его словам, Трамп перестал бояться своих оппонентов внутри США, ему уже нет дела до нападок либеральной прессы, «да и коллективный Маккейн ушел в прошлое». Потому если Трампу надо договариваться – он будет договариваться с кем угодно.

«Это не означает, что мир идет к дружбе и взаимопониманию. Но бесконечные двусторонние встречи в Осаке лидеров разных государств с Путиным, Трампом и Си в атмосфере доброжелательности свидетельствуют о том, что мир вступает в эпоху, напоминающую 19-й век: «Realpolitik», только в масштабах всего мира, а не Европы», – считает собеседник.

Говоря о возможности визита Ким Чен Ына в Вашингтон, эксперт также отметил, что для нынешнего главы Белого дома это не станет проблемой. «У Трампа нет проблемы легитимировать Кима для мировой общественности. Если нет другого варианта для обеспечения безопасности США – Кима примут и в Вашингтоне», – заключил Межуев.

30/06/2019 - 17:15

Президент РФ Владимир Путин на саммите G20 в Осаке жестко и откровенно поговорил с британским премьером Терезой Мэй – речь шла о деле Скрипалей, сообщил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков в программе «Москва. Кремль. Путин» на телеканале «Россия 1».

«Путин объяснил ей все, что требовало объяснений по делу Скрипалей», — заявил Песков. Он отметил, что Мэй вела разговор в «достаточно жесткой форме», а Путин отвечал ей «достаточно доходчиво».

Британская сторона до сих пор не предоставила каких-либо доказательств по делу Скрипалей, напомнил Песков, — ни России, ни союзникам в Европе, ни союзникам за океаном.

«Иначе эти доказательства были бы уже каким-то образом опубликованы, — пояснил он. — Мы до сих пор не знаем, где Скрипали, есть ли они вообще, было ли с ними что-то, и так далее».

Та часть беседы, что проходила с глазу на глаз, только в присутствии переводчика, «была действительно жесткая, она была предельно откровенная», рассказал Песков.

«А вот дальше, когда присоединились делегации, нам весьма импонировал конструктивный и весьма миролюбивый подход госпожи Мэй, которая вместе с Путиным говорила о необходимости прощупывания механизмов для вывода наших торгово-экономических отношений из состояния оцепенения», — добавил пресс-секретарь российского президента

30/06/2019 - 17:15

Выборы 2.0

Никогда раньше к выборам мэра Стамбула не было приковано такое пристальное внимание. Все из-за политического конфликта, на который пошел Эрдоган, лишь бы не признавать поражение своего кандидата в этом мегаполисе.

На местных выборах в Турции 31 марта Партия справедливости и развития (AKP), хотя и заняла первое место, но сенсационно проиграла во всех ключевых крупных городах, включая Стамбул, Анкару и Измир.

Для президента Эрдогана, чья политическая сила более 20-ти лет удерживала эти города, результаты выборов стали настоящим ударом по его авторитету, репутации и влиянию.

Поэтому власть не смогла смириться с поражением и пошла на беспрецедентное давление на ЦИК, которая, в конце концов, отменила результаты выборов в Стамбуле, где оппозиционер Экрем Имамоглу победил с отрывом всего в 23-и тысячи голосов. Официальным поводом для назначения перевыборов, которые должны состояться через два месяца, стали жалобы граждан о нарушениях на участках во время голосования.

Ситуация вокруг перевыборов стала одной из самых резонансных в Турции.

Для многих людей, особенно сторонников оппозиции, результат выборов стал словно глотком свежего воздуха, первым реальным успехом оппозиционных партий. Поэтому, когда ЦИК отменила результаты выборов в Стамбуле, люди возмутились и решили на этот раз уже точно прийти на перевыборы и проголосовать за своего кандидата. Неудивительно, что на этот раз Экрем Имамоглу снова победил, но теперь с отрывом в целых 9%.

Для оппозиции победа Имамоглу — это первый серьезный успех на национальном уровне, первый политический удар, который они смогли нанести по вертикали Эрдогана после провальных выборов 2015-2018 годов.
Ведь теперь оппозиция получила доступ к крупным городам, к их многомиллиардным бюджетам, городским инфраструктурным проектам (некоторые из которых запущены самим Эрдоганом) и контролю за местными советами и общинами.

Все это дает оппозиции скромные, но действенные в умелых руках рычаги влияния (или давления) на центральную власть и президента, заставляя его договариваться на местном уровне, например, во время реализации какого-то важного для рейтинга Эрдогана проекта — открытие большого аэропорта, строительства железной дороги, прокладки газопровода, расширение жилищных комплексов и тому подобное.

Личное поражение Эрдогана

Зато для Реджепа Эрдогана и его партии это — первый значительный провал во внутренней политике.

Это поражение самого Эрдогана, его политики и идей. И виноват в этом лично президент Турции.

Дело в том, что Эрдоган так сильно хотел одержать победу, что с самого начала избирательной кампании погрузился в нее лично, сосредоточив на ее реализацию колоссальные политические, финансовые, партийные ресурсы и собственные репутацию и авторитет.

Президент хотел продемонстрировать, что имеет безапелляционную поддержку большинства населения, даже на местном уровне. Он так боялся проиграть, что не доверял собственным партийным ячейкам и лично ездил по всей стране, агитируя за своих кандидатов в мэры, губернаторы и депутаты городских и поселковых советов.

Активности турецкого лидера во время предвыборной компании можно было только позавидовать. Еженедельно у него было два-три митинга в разных регионах.

Эрдоган принес в жертву победы на выборах всё, даже отношения Турции с Новой Зеландией.

После массовых расстрелов мусульман в мечетях Крайстчерча в середине марта президент Турции начал развивать эту тему, представляя ее как «столкновение цивилизаций» и «наступление на ислам». Он часто вдавался в размышления о Турции как об «осажденной крепости», которую хотят уничтожить абстрактные «враги».

В этом его риторика была очень похожа на риторику Путина: та же «пятая колонна», те же «духовные скрепи» (армия, вера, история), тот же заговор международного сообщества против Турции.

В основе риторики Эрдогана были радикальный национал-консерватизм, экономический популизм и апелляция к фундаментальным культурно-историческим аспектам политики национальной памяти. За две недели до голосования он даже начал прямо угрожать избирателям, призывая их прийти на участки и отдать голос за AKP.

Такие действия президента оказали негативное влияние на его предвыборную кампанию.

Поскольку в центре внимания был только он один, то это лишило партию возможности коммуникации с обществом.

Фактически Эрдоган затмил собой всю партию, и таким образом привязал ее дальнейшую политическую судьбу к своей.

Партия, которую раньше все ценили за профессионализм ее депутатов, объединивших в ее составе немало профессиональных, ярких лиц, ныне стала просто безликой политической массой, которая послушно выполняет роль длинной руки Эрдогана в регионах.

Такими действиями президент Турции превратил местные выборы в вотум недоверия самому себе, заставляя людей выбирать не партию и ее различных кандидатов, а отвечать на вопрос: вы за Эрдогана или против?

Это и стало его роковой ошибкой.

Шанс для оппозиции

Поражение на местных выборах в Стамбуле — городе, который правящая партия удерживала 25-ть лет, городе, с которого началось восхождение Эрдогана на большую политическую арену, — тяжело далось президенту.

Он не смирился с ним и решил переиграть ситуацию. Как следствие, он проиграл во второй раз.

На этот раз Эрдоган вынужден был смириться, ведь второй раз пойти на сомнительные политические маневры он себе уже не мог позволить, чтобы не настроть против себя городской средний класс Стамбула.

К тому же для его партии важно сохранить связи с новой оппозиционной властью, чтобы хоть как-то контролировать ее действия.

Напряженные и невероятно поляризованные выборы мэра Стамбула демонстрируют нам то, что произойдет с Турцией в ближайшие несколько лет. В городах, где мэрами стали кандидаты от оппозиции, а в городской совет вошли преимущественно провластные депутаты, неизбежны конфликты по вопросам муниципального развития, распределения бюджетных средств и городского планирования.

Более того, оппозиция во время предвыборной кампании активно продвигала и антикоррупционную тему, обещая сделать аудит использования бюджетных средств на местном уровне. Это также может стать источником политического напряжения между оппозицией и представителями власти.

В Стамбуле, в котором часть крупного бизнеса принадлежит семье Эрдогана, присутствие на посту городского головы Екрема Имамоглу может быть раздражителем в его отношениях с президентом и его партией.

Местные выборы вдохнули вторую жизнь в кемалистскую оппозицию, дальнейшая судьба которой отныне будет зависеть от ее успехов на добытых должностях.

Учитывая то, насколько высоки ставки в этой политической игре, они будут делать все, что угодно, лишь бы сохранить свои рейтинги и приумножить их, конвертировав в результат уже в следующих парламентских выборах.

Это может вызвать реакцию правящих сил, которые постараются максимально плотно окружить новых мэров своими людьми и локализовать их политическое влияние.

Между оппозицией и властью — немало разногласий в вопросах внутренней и внешней политики. Например, по той же Сирии оппозиционная CHP выступает за восстановление отношений с сирийским правительством Башара Асада и прекращения финансирования протурецких антиправительственных группировок, вопреки нынешней линии партии Эрдогана.

Провал перевыборов в Турции — это первый тревожный звоночек для Реджепа Тайипа Эрдогана и его вертикали, которую он строил более 15 лет.

Хотя эти выборы не нанесут ему критического удара, но они могут в будущем сыграть свою роль как плацдарм для электорального подъема оппозиционных сил, особенно если им удастся собрать больше сторонников, заручиться прочной внешней поддержкой и объединиться в единую коалицию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

30/06/2019 - 17:15

Два года —с момента последнего визита Путина в Версальский дворец в мае 2017-го года — высокое российское руководство не посещало Францию. Визит Медведева не позволил небольшому перерыву в контактах стать принципом. «Санкции — это не постоянный режим, это лишь этап, который может быть в любой момент отменен», — успокоил московского гостя премьер-министр Франции Эдуар Филипп. И не ошибся! В тот самый день, когда руководители двух правительств обсуждали в Гавре перспективы взаимовыгодного бизнеса, французская делегация в Страсбурге в полном составе проголосовала за изменение регламента Парламентской ассамблеи Совета Европы, что позволит РФ вернуться в зал заседаний организации, не выполнив условий, предусмотренных санкциями.

«Совет Европы — это не та структура, где должен решаться геополитический кризис между Россией и Украиной, — повторяет в интервью и в выступлениях госсекретарь Франции по европейским делам Амели де Моншален. — Мы здесь не занимаемся геополитикой, ценности, которые мы защищаем, — это права человека, мужчины, женщины, ребенка…»

Вот такая новая французская дискуссия о войне на Украине. Никогда не было такого, чтобы агрессора и его жертву приравнивали друг к другу. Как будто два соседних государства поссорились, не зная из-за чего, и каждое из них в одинаковой степени отвечает за тот набивший оскомину «геополитический кризис», мешающий нашим справедливым европейцам сполна отдаться защите прав «мужчины, женщины, ребенка». Да и Медведев готов «открыть новое пространство для диалога с Россией», цитирует AFP пресс-службу французского правительства. А тут какая-то война, аннексия, санкции и неуступчивая Украина.

Однако, нельзя сказать, что французская позиция стала неожиданностью. Неделю назад на совместной пресс-конференции с Зеленским в том же духе высказался Эммануэль Макрон. «Мы рады, что вы готовы протянуть руку населению сепаратистской зоны», — подчеркнул он, обращаясь к украинскому лидеру. Что в той руке и на какие именно жесты надеется Макрон, пока официальной конкретики нет. Важно другое: в день визита Зеленского, подготовка к приезду Медведева практически закончилась. Это предстоящее событие публично освещали российские журналисты.

Восстановление сотрудничества с Россией, даже несмотря на агрессию на Украине, причастность к войне в Сирии и очевидное московское вмешательство в события в Молдавии, не только со стороны Франции, но и со стороны Италии, Германии, Великобритании и других государств выглядит преждевременным еще и потому, что позиции российского лидера по разным причинам ослабели. Дело журналиста Ивана Голунова продемонстрировало, что Путин уже не имеет такой монолитной поддержки на Родине. Подходит четвертый срок его пребывания у власти, и как бы пренебрежительно россияне не относились к своей Конституции, выдвигаться на пятый срок ему будет проблематично. Российская экономика переживает не лучшие времена. Тут самое время воспользоваться ослаблением позиций оппонента и вынудить его к уступкам хотя бы в вопросе освобождения политзаключенных. Но нет! Европейские столицы решили снискать благосклонность агрессора просто так, без видимых причин.

Пять лет назад, после аннексии Крыма и оккупации части Донбасса, Совет Европы ввел против России санкции, апеллируя, в частности, к правам человека: на жизнь, на безопасность, на свободу действий и слова. В 2015-м году они были дополнительно привязаны к выполнению минских соглашений. Никаких концептуальных противоречий тогда не возникло. Но ныне старейшему в Европе органу межпарламентского сотрудничества срочно понадобились новые ценности.

Аргумент, который нашли для себя руководители Франции, — интересы русского народа, которому якобы не прожить без возможности для обращения в Европейский суд по правам человека. Это ничего, что принцип верховенства национального права в РФ превалирует над международным, а значит, решение ЕСПЧ Москва даже не собирается выполнять?

«Политическая целесообразность победила принципы и ценности, — прокомментировал ситуацию председатель украинской парламентской делегации Владимир Арьев. — Мы сделали все, чтобы санкции были введены. Если Россию возвращают в ПАСЕ, безусловно, с этим ничего нельзя поделать. Эта организация полностью себя дискредитирует».

За пять лет с момента введения санкций, Москва не то что не отказалась от присвоенных украинских земель, а даже на полслова не изменила своей манипулятивной риторики. Изменения в регламенте, утвержденные 118 голосами «за» при 62 «против», поощряют дальнейшее вторжение и новые войны, потворствуют безнаказанности и безответственности. Удивила ли ПАСЕ результатами голосования? Даже нет. Структура давно не является бастионом несгибаемых принципов.

Комментируя ситуацию в Совете Европы, член украинской делегации Ирина Геращенко назвала нынешнюю главу ПАСЕ Лилиан Мари Паскье «Аграмунтом в юбке». Испанец Педро Аграмунт, предыдущий глава Ассамблеи, откровенно подыгрывал россиянам и игнорировал принципы. Его жестко критиковали и со скандалом переизбирали. Предшественник Аграмунта француз Жан-Клод Миньон также не был воплощением высокой морали в политике. Надеясь заменить Торбьерна Ягланда во главе Совета Европы, он в свое время объездил едва ли не все страны-члены, лоббируя свою кандидатуру. Что уж говорить про Мевлюта Чавушоглу — искреннего друга Партии регионов и партнера «Единой России»! От одного руководителя к другому ПАСЕ постепенно превращалась в структуру, которая работает сама на себя и больше всего заботится, как прокормить своих 2,3 тыс. чиновников и 1 тыс. дипломатов. В этом смысле позорное голосование за изменения в регламент — вполне логичный и прогнозируемый шаг.

За день до начала летней сессии ПАСЕ газета «Ле монд» (Le Monde) опубликовала статью «Российский шпион в Совете Европы». В публикации речь шла об одном из резидентов ГРУ Валерии Левицком, которому было указано на двери в апреле 2018-го года. Он работал на посту генерального консула РФ в Страсбурге. Журнал отмечает, что, если бы не жест солидарности с Великобританией по делу Скрипаля, Левицкий до сих пор находился бы во Франции и дальше проводил бы свою тайную деятельность. Le Monde характеризует Совет Европы как «институцию, мало известную широкой публике, которая объединяет 47 стран вместе с Россией и Турцией, а также государства-наблюдатели, которые не находятся вне зоны интересов Москвы… Это второстепенная дипломатическая площадка дает возможность России распространять свои тезисы в странах и вредить тем, кто разоблачает ее антидемократическую практику».

Рассказывают, что генсеку СЕ Турбьерну Ягланду не понравилась ни сама публикация в Le Monde, ни упоминание в ней о его «привилегированном контакте» с российским шпионом. Однако, российское влияние в институции так очевидно, что стоит говорить не о сугубо шпионской сети, а о значительно расширенном, в определенном смысле, опасном явлении. Речь о банализации российских преступлений в Сирии и на Украине, на Кавказе и в Молдавии, в Африке и других уголках вселенной. Этот факт прослеживается в выступлениях многочисленных европейских депутатов, которые настаивают на «бесперспективности санкций», «необходимости диалога с Россией», «отличии русского народа от российского руководства»… Неважно, за деньги или по глупости западные политики продвигают российские месседжи. Важно понимать, что таким образом структура не просто ослабляется, а теряет смысл к существованию.

А тем временем в Гаврии Эдуар Филипп и Дмитрий Медведев пообщались об Украине без Украины (это становится правилом?), обусловили следующие шаги двустороннего сотрудничества и подумали вместе, как построить «новые правила доверия и безопасности». Именно такую загадочную формулировку два года назад придумал Макрон. ««Париж всегда цепляется за российскую тему, когда отношения с Вашингтоном и Лондоном усложняются», — говорит французский коллега, скорее объясняя, чем оправдывая политику своей страны. — Осенью 1944-го года генерал де Голль даже ездил в гости к Сталину. Так появилась концепция «от Бреста до Урала», на которую любят ссылаться последователи де Голля. Оно все так, но де Голль в 1944-м году не согласился в который раз разорвать Польшу, как хотел Сталин, и вернулся в Париж ни с чем.

Макрон, к сожалению, не де Голль: не те принципы и не то видение. Политика уступок Москве, что предпринимается ныне по всем направлениям, кажется опасным проявлением слабости, что в стратегической перспективе может превратиться в программу по самоуничтожению. Какой-то запас прочности у французов в резерве есть, но он не такой внушительный, как экспансионистские аппетиты Кремля, но их никто, кроме Украины, похоже, не собирается сдерживать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

30/06/2019 - 02:15

Закончившийся в Бахрейне двухдневный форум «Мир ради процветания», стыдливо названный его американскими инициаторами «семинаром», не только не дал результата, но и нанёс урон позициям США в регионе.

Задуманный как первый, экономический этап презентации мирного плана Белого дома по палестино-израильскому урегулированию, он подтвердил худшие опасения по поводу намерений авторов данной инициативы. Речь идёт не о создании палестинской государственности, а о полной её ликвидации. По итогам форума не было принято никаких заявлений. Помимо палестинцев, работу форума бойкотировали Ливан, Ирак, Кувейт, Сирия; страны Персидского залива были представлены лишь министрами финансов, остальные – ещё более мелкими фигурами. Израиль, без которого никакие экономические меры на палестинских территориях не осуществимы, и вовсе не был приглашен.

Не прибавила авторитета американскому плану и замена выражения «сделка века» выражением «окончательное решение» (ultimate deal). Трамп, вероятно, не задумывается, о каких действиях времён холокоста напоминает данное словосочетание.

Уже понимая несостоятельность своей идеи, но действуя по инерции, в Вашингтоне даже перестали угрожать палестинцам блокадой в случае бойкотирования первой части плана и заявляют о готовности к дальнейшему диалогу. Отчасти это объясняется тем, что накануне мероприятия в Бахрейне арабские министры финансов на заседании Лиги арабских государств в Каире пообещали ежемесячное финансирование Палестинской администрации в размере 100 миллионов долларов. То есть санкции США уже не могут иметь такого разрушительного эффекта на палестинскую экономику.

Очевидцы «семинара» в Бахрейне говорят, что трудно вспомнить в международной практике ещё одно такое странное мероприятие. Солировавший на форуме и задумавший весь план как подарок своему тестю Д. Трампу его зять Джаред Кушнер (на фото) во всех смыслах говорил с аудиторией на разных языках.

Буквально все выступавшие, даже формально поддержавшие план, говорили о необходимости его дополнения политической составляющей на основе идеи «двух государств для двух народов» и известных резолюций ООН. Однако самоуверенный Кушнер продолжал гнуть свою линию, не сказав ни слова о перспективах палестинской государственности и пообещав представить политическую часть плана «в подходящий момент».

Полным курьёзом выглядело привлечение им в поддержку президента ФИФА Джанни Инфантино, выступившего в Бахрейне с призывами в духе «о, спорт, ты мир!». И это под недоуменные взоры степенных арабских шейхов, на фоне разворачивающейся на Западе кампании по лишению Катара права на проведение чемпионата мира по футболу 2022 года?!

Западные участники «семинара» также не поддержали Кушнера. Подвёл даже британский союзник, спецпредставитель «ближневосточного квартета» Тони Блэр, говоривший о необходимости создания «мирной среды и двух государств». А глава МВФ Кристин Лагард заявила, что «недостающей частью предложения является мир. Нужно собрать все ингредиенты воедино».

Даже поверхностный анализ предложенного плана показывает, что он направлен на реализацию давней мечты израильских крайне правых по «растаскиванию» ненужных им остатков палестинских территорий в соседние государства, что закроет навсегда вопрос о независимой Палестине.

Почти половина «помощи палестинцам» из запланированной суммы в 50 миллиардов долларов инвестиций должны пойти соседям: Ливану – $6,3 млрд; Египту – $9,1 млрд; Иордании – $7,4 млрд. Предполагается, что на эти деньги те полностью интегрируют палестинцев из находящихся на их территории лагерей беженцев, обеспечив их невозвращение на родину. Кроме того, должны быть осуществлены проекты, которые в случае с Каиром и Амманом привяжут к ним в хозяйственном отношении прилегающие Газу и Западный берег реки Иордан, создавая условия для их последующей аннексии, как в 1967 году.

Отсюда и бойкот форума в Бахрейне. МИД Палестины обвинил администрацию США в отрицании существования палестинского народа и обращении с ним как с «группой людей». По его заявлению, предложенный Соединёнными Штатами план является политически предвзятым в пользу Израиля и даже не упоминает «экономику Палестинского государства и какие-либо его компоненты». А президент Палестины Махмуд Аббас, реагируя на дискуссию в Бахрейне, заявил: «Палестинские национальные права не являются недвижимостью, которая продается за деньги».

Однако дело не только в позиции палестинцев. План Трампа неприемлем и для их соседей. Об этом говорил премьер-министр Ливана Саад аль-Харири. По его словам, правительство и парламент его страны против этой сделки, поскольку Конституция Ливана запрещает натурализацию. Все основные ливанские партии выступают против постоянного поселения палестинцев из опасений нарушить межконфессиональный баланс между христианами и мусульманами.

Не желая навлекать на себя гнев американской администрации, Иордания и Египет выразили свою позицию менее определённо, но достаточно последовательно. Они тоже не хотят полной интеграции палестинских беженцев. Возвращение к состоянию до 1967 года с поглощением Газы и Западного берега им также не нужно, ибо это чревато внутриполитической дестабилизацией. Особенно щекотливым этот вопрос является для Иордании, 55% населения которой имеет палестинские корни. Возрастание этого количества до 75-80% в случае присоединения Западного берега изменит природу этого государства вплоть до создания угрозы правящей хашемитской династии.

В Израиле, несмотря на кажущуюся выгодность для него «окончательного решения», отношение к инициативе Трампа довольно сдержанное. Она даже не вошла в число главных тем разворачивающейся там предвыборной кампании. Похоже, в своём стремлении «понравиться евреям» в преддверии президентской гонки 2020 года президент США зашёл не туда.

Известная израильская арабистка, депутат Кнессета Ксения Светлова пишет: «Отказались бы евреи в 1948 году от борьбы за независимость в том случае, если бы им предложили 50 миллиардов долларов, зону беспошлинной торговли и новый университет? Вряд ли. Поэтому сомнительно, чтобы кто-то еще, например палестинцы, на это согласились, променяв национальные чаяния на условные 30 сребреников».

Дональду Трампу едва ли удастся записать «сделку века», как и всю ближневосточную политику, в которой он запутался, в свой предвыборный актив. А это значит, что в ближайшее время, помимо помощи по Ирану, ему понадобится и содействие по нормализации «взбаламученного» палестино-израильского процесса. Для России, в том числе в свете договорённостей между президентами РФ и США в Осаке, это открывает определённые возможности и может стать плюсом для всех.

29/06/2019 - 21:15

Президент России Владимир Путин заявил, что освобождение украинских военнопленных моряков не увязывалось с возвращением российской делегации в Парламентскую ассамблею Совета Европы, они могут быть обменены на граждан РФ. Об этом он сказал на пресс-конференции по итогам саммита G20 в Осаке (Япония).

В частности, его спросили, увязывалось ли освобождение украинских моряков с возвращением России в ПАСЕ и действительно ли министр иностранных дел Украины Павел Климкин отверг предложение России освободить украинских военных прямо сейчас. «Нет, причем здесь ПАСЕ и украинские моряки. Обратите внимание. По-моему, уже вновь назначенный начальник Генерального штаба украинской армии (Руслан Хомчак) подтвердил, что это была провокация, организованная экс-президентом Украины Петром Порошенко в ходе предвыборной борьбы. Это просто ни в какие ворота не лезет. Это безобразие. Давайте мы из этого будем исходить, если так, то фактически украинская сторона призналась, что эта была провокация с их стороны», — сказал Путин.

По его словам, «в спокойном рабочем режиме этот вопрос решим». «У нас есть вопросы по некоторым людям, которые задержаны на Украине», — добавил Путин. По его словам, моряки исполняли приказ и Россия отдает себе в этом отчет, но, тем не менее, они нарушили российский закон. «Нужно спокойно в рабочем режиме с этим разобраться», — подчеркнул Путин. Как сообщалОсь, Путин заявил, что президент США Дональд Трамп во время двухсторонних переговоров сделал вопрос освобождения украинских моряков приоритетным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

29/06/2019 - 17:15

На днях автор Том Рикс спросил, не идём ли мы к гражданской войне. «Я не верю, что мы уже в Канзасе 1850-х. Но, кажется мы движемся… в том направлении», написал он.

Рикс отвечал на статью «Как выглядел бы гнев демократов» в колонке мнений «Блумберг», где приводились слова политолога Томаса Шаллера: «Я думаю, мы находимся в начале мягкой гражданской войны… Я не знаю, выйдет ли целой из неё страна».

Это звучит весьма серьёзно. В статье Фрэнсиса Уилкинсона приводится перечень того, из-за чего сходят с ума демократы — начиная с жития-бытия в коллегии выборщиков «пропагандистского аппарата» Трампа — и предсказывает, что если демократы проиграют промежуточные выборы, им придётся расплачиваться. (А республиканцы, знаете ли, могут составить аналогичный список собственных жалоб).

«Я не знаю, как именно все это будет выглядеть», пишет Уилкинсон. «Но у либералов большой культурный, академический и экономический вес, от Голливуда до Гарварда. Только на этой неделе некоторые голливудские столпы мнений заигрывали с использование своего влияния против трампистских Fox News. Примеров подобной игры влияний бесконечное множество. Если демократы решат использовать своё влияние более агрессивно — нарушая правила — то мягкая гражданская война Шаллера вряд ли окажется невозможной».

Гражданская война уже начинается

Что ж, на самом деле такое положение, по-видимому, уже имеется. Голливуд по сути дела обратил свой продукт и свои награждения в демонстрацию «сопротивления». Американцы уже разбиваются на сообщества, по большей части «красные» либо «синие». В по большей части «синем» Вашингтоне сотрудники Трампа обнаруживают, что масса людей не хочет с ними встречаться из-за их политики.

Пресс-секретарь Белого Дома Сара Хаккаби Сандерс была даже выгнана из ресторана «Красная Курица» в Лексингтоне, Виржиния, поскольку владельцу и работникам не нравится её политика. Кажется, что это мелочь, но ещё поколение тому назад подобное было бы просто немыслимым.

И в несколько менее «мягкой» демонстрации министра внутренней безопасности Кирстен Нильсен разгневанная анти-трамповская толпа выгнала её из ресторана, а другая такая же толпа явилась к её дому.

Будет ли хуже? Вероятно. Чтобы случилась гражданская война, мягкая или иная, нужна две стороны. Но как отмечает автор, пишущий в Твиттере под псевдонимом Томас Х. Краун, в наши дни по-детски легко определить людей в толпе и затем направить толпу к их дому или работе. В итоге, как он отмечает, оказывается, что «все протестуют, и если мы не понимаем, что это может привести к политическому насилию, то мы тупы».

Фактически, некоторые из нас либо тупы, либо жаждут насилия. Как предостерегает Краун, «Мы тщательно устанавливали гражданский мир с целью избежать подобного рода превращения в не рассуждающую толпу. Это великое достижение цивилизации и оно крайне хрупко». Да, оно и в самом деле хрупко, и многие будут по нему скучать, когда оно окончательно исчезнет.

Проблема в политическом презрении

Брачные консультанты говорят, что когда в паре один смотрит на другого с презрением, это главный показатель, что взаимоотношения, вероятно, потерпят неудачу. Американцы, которые ранее знали, как не соглашаться друг с другом без взаимного презрения, по-видимому, об этом забывают. А новостные СМИ, распространяющие гневные вопли в погоне за рейтингами и просмотрами страниц, лишь ухудшают проблему.

Что может улучшить положение? Было бы неплохо, если бы люди чувствовали социальные связи, которые выходят за пределы политики. Ранее жизнь американцев включала массу посреднических организаций — церковь, организации-братства, организации соседей — которые выходили за рамки политики. Но они сократили влияние и пришли в упадок, и в действительности для многих политика, по-видимому, стала заменой религии и организаций-братств. Если вы ассоциируете себя с вашей политикой, то вы не будете ассоциировать себя с людьми, которые не разделяют ваши взгляды.

Правила буржуазной вежливости тоже помогали держать положение под контролем, но, конечно, эти правила многие годы расщеплялись. Возможно, нам их будет не хватать.

Америка уже пережила одну катастрофическую гражданскую войну, и те, кто в ней воевал, проделали впоследствии удивительно хорошую работу по объединению, осознав, как ужасно быть политически разделёнными, когда брат встает против брата. Давайте надеяться, что нам не придётся учить этот урок снова подобным же образом.

29/06/2019 - 17:15

Сейчас центр политического противостояния в Грузии вернулся в парламент, но в любой момент может перерасти в новые уличные протесты.

Уступки власти

Хотя поводом для протестов было проведение в стенах грузинского парламента мероприятия Межпарламентской ассамблеи православия, председатель которой российский депутат от КПРФ Сергей Гаврилов поместился в спикерском кресле, а обороты политический кризис набрал после грубой зачистки полицией протестного митинга в ночь на 21 июня.

И если с казусом православного коммуниста Гаврилова разобрались быстро — правящая партия «Грузинская мечта» признала недопустимость подобных инцидентов и присутствие в парламенте депутата, который голосовал за аннексию Абхазии и Южной Осетии, отправив в отставку спикера, — то с протестами реакция власти оказалась совсем другой.

С одной стороны, едва ли не сразу лидер правящей партии согласился на выполнение одного из ключевых требований протеста — отказ от смешанной избирательной системы. Выборы, запланированные на осень 2020-го года, должны пройти без выгодной для власти мажоритарки и с нулевым избирательным барьером, что существенно увеличивает шансы оппозиции.

А через несколько дней власть пошла на новую уступку, согласившись отпустить арестованных 21-го июня протестующих. Добавим, что в правительстве также признали факт не правомерного использования силы отдельными полицейскими, пообещав открыть против них расследования.

Таким образом, едва ли не единственным невыполненным условием протестующих является освобождение от должности главы МВД Георгия Гахарии. Относительно другого требования-проведения досрочных парламентских выборов-единства у оппозиции нет. Многие оппозиционные депутаты называют такие выборы лучшим способом завершения политического кризиса, однако к перечню требований к правительству это не включают.

Шаги власти навстречу повлияли и на протесты. В частности, численность вчерашнего митинга была в разы меньше, чем в первые дни противостояния.

Кроме того, реакция РФ на события в Тбилиси несколько сместила фокус протестов. Антироссийские плакаты и лозунги в первые дни политического кризиса стали реакцией общества на попытки правительства «флиртовать» с РФ. В ответ в Кремле решили показательно наказать Грузию — уже запрещены пассажирские авиаперевозки, а по данным российских СМИ, уже вскоре будет введен запрет на экспорт грузинского вина.

В такой ситуации статус «главного антагониста» перешел от правительства к стране-агрессору. А это, в свою очередь, упрощает коммуникацию правительства с протестующими — ему достаточно лишь присоединиться к критике в адрес Путина.

Это все позволило бы говорить о скором завершении политического кризиса, если бы не одно «но». Согласившись на ряд уступок, власть одновременно пытается взять политический реванш.

Шаг к авторитаризму?

Отпустив рядовых участников протестов, власть тем не менее демонстрирует готовность довести до конца дело относительно участия в них оппозиционных лидеров.

Сейчас реальное заключение угрожает Ники Мелия — одному из лидеров оппозиционной партии «Национальное движение», председателем которой до сих пор является бывший президент Михаил Саакашвили. Сейчас парламент должен рассмотреть правительственное представление о снятии с него депутатской неприкосновенности.

Что характерно, депутат проходит по статье об «организации, руководстве и участии в групповом насилии». А, соответственно, вполне вероятно, по такой статье обвиняемых будет больше чем один.

Кроме Мелия, для дачи показаний в прокуратуру вызвали еще двух известных оппозиционеров: экс-мэра Тбилиси Гиги Угулаву и бывшего министра обороны Ираклия Окруашвили.

Такие действия вызвали протесты не только среди оппозиции (что логично), но и среди части партийцев «Грузинской мечты». Показательно, что на последний митинг пришел и бывший президент Георгий Маргвелашвили.

Политики опасаются, что такой прецедент существенно увеличит уровень авторитаризма в стране.

В том, что неприкосновенность оппозиционного кандидата будет снята, сомнений почти нет. Поэтому ключевым вопросом станет реакция общества на эти шаги.

Стоит отметить принципиальный момент — до сих пор митинги с политической повесткой не имели особой популярности в Грузии. Массовые протесты в последние годы в Грузии возникали скорее стихийно и чаще всего становились реакцией на нарушения властью гражданских прав.

Сейчас есть ожидания, что такие действия властей уже в ближайшие дни должны дать «второе дыхание» протестам.

От того, какой будет их массовость, и будут зависеть перспективы разрешения политического кризиса.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

29/06/2019 - 13:15

В один из теплых дней в конце мая я взяла такси и отправилась на окраину российской столицы в Московский государственный институт международных отношений, известный по русской аббревиатуре как МГИМО. Перед зданием института, величественной советской громадины с серпом и молотом над дверями, развевались флаги. Студенты в узких джинсах, рубашках с воротничками на пуговицах и толстых черных очках собрались стайками у флагштоков, болтали и зависали в телефонах. Я отметилась на охране в качестве посетителя и прошла мимо многолюдного кафетерия в сувенирный магазин института, где продавались свитшоты, кофейные кружки и тетради всех цветов радуги, украшенные логотипом МГИМО.

С 1944 года МГИМО подготовил плеяду дипломатов; здесь преподают 53 языка, включая африкаанс, амхарский и вьетнамский, — и это напоминает о глобальных амбициях Советского Союза. Выпускники МГИМО составляют 95% российского Министерства иностранных дел, а те, кто получает красный диплом и успешно сдает экзамен по языку, становятся атташе с зеленым дипломатическим паспортом. Затем их отправляют, говоря словами Владимира Путина, «защищать интересы России» в остальном мире. Среди выпускников — президент Азербайджана, министры иностранных дел Словакии и Монголии и министр иностранных дел России Сергей Лавров, который регулярно выступает с напутственными речами перед студентами и преподавателями МГИМО.

МГИМО находится под управлением Министерства иностранных дел, поэтому проректор Андрей Байков — отчасти ученый, отчасти представитель российской дипломатии. Я задала ему вопрос, который меня очень давно занимает: чего на самом деле хочет Россия?

Из-за своего темного деревянного письменного стола Байков — молодой и свежий, одетый по моде в деловой костюм с узким галстуком, — ответил мне на практически безупречном британском английском: «Быть самостоятельным игроком, отстоять свой облик великой державы, независимой в стратегическом плане». Россия, пояснил он, вовсе не стремится подорвать мировой трансатлантический порядок, расколов НАТО и разрушив Европейский союз, как это часто представляет западная пресса в подобных заголовках: «Генеральный план Путина: возможно, это только начало?» (Is Putin’s Master Plan Only Beginning, «Вэнити Фэйр» / Vanity Fair); «Черная магия международного подкупа» (The Dark Arts of Foreign Influence-Peddling, «Атлантик» / The Atlantic); «Зачем Россия подрывает западную демократию через интернет» (Why Russia Is Using the Internet to Undermine Western Democracy, «Слэйт» / Slate). Вместо этого он обратил внимание на важность российской национальной идентичности и территориального суверенитета.

Встреча главы МИД РФ С.Лаврова со студентами и преподавателями МГИМО

«Национализм носит разные маски, — сказал он. — Американский национализм скрывается за универсализмом, но по сути этот универсализм представляет собой расширение американской модели». Российский национализм, продолжил он, сосредоточен на себе и своих интересах. Студенты «всегда приходят сюда с представлением о том, что Россия — великая держава. Она заслуживает право ею быть, но с ней плохо обращаются, — сказал он. — Есть глубокое ощущение, будто нас предали».

Подобные настроения я не раз встречала, беседуя с аналитиками, учеными и журналистами в Москве. Моя поездка состоялась до выхода отчета Мюллера, и русские попеременно смеялись или называли ерундой то, что они воспринимали как утверждения западной прессы о грандиозных манипуляциях Путина. «Американские СМИ сделали Кремль третьим игроком на выборах в США, и это здорово, — пошутил Андрей Солдатов, российский журналист-расследователь, специализирующийся на кибербезопасности. — Теперь мы про себя думаем: „Ого, мы такая великая страна, мы можем вмешиваться в мировые выборы!»». Однако его настоящее мнение оказалось серьезным: американцы, которые пытаются нащупать генеральный план, в корне неправильно понимают менталитет российского руководства. «Если вы прошли обучение в КГБ, это означает, что вы видите мир с точки зрения угроз, — пояснил он. — Другого видения у вас быть не может. И вот что происходит: когда вы видите угрозы, у вас нет стратегии; вы полагаетесь на тактику. Поскольку вы не знаете, какой может быть следующая угроза, вы только отвечаете».

В другой день во время своего пребывания в Москве я вошла в Институт США и Канады Российской академии наук, ветхое желтое здание, и поднялась по лестнице, над которой висела массивная люстра, чтобы попасть в кабинет ее нынешнего директора Валерия Гарбузова. Институт был основан в 1967 году после ракетного кризиса на Кубе, возможно, в самый худший момент российско-американских отношений. Гарбузов сказал мне, что институт был создан для того, чтобы предоставить советскому режиму подробный анализ его противников и помочь разработать ответные меры на действия США. «Это не значит, что советские лидеры делали то, что им советовали! — радостно сообщил он мне. — Скорее они поступали наоборот».

Гарбузов предположил, что мало что изменилось, — Кремль не понимает Америку и не слушает тех, кто ее понимает. Так же ведут себя и Соединенные Штаты. «У нас создался образ Америки как страны, которая разжигает революции по всему миру. У американцев — образ России как страны, которая хочет возродить Советский Союз любыми средствами, — продолжил он. — Каждая сторона глубоко заблуждается относительно мотивов поведения другой». В заключение он сказал: «Это очень печальная вещь, взаимное непонимание, которое мы не смогли преодолеть в течение десятилетий холодной войны и не можем преодолеть сейчас».

Когда я встретилась с Русланом Пуховым, директором Центра анализа стратегий и технологий, военного аналитического центра, в элегантном кафе «Пушкин», он не стал деликатничать. «Каждый раз, когда какой-то западный наблюдатель говорит: „Русские сделали то, Россия сделала это», — я отвечаю: „Вы описываете русских, как будто они немцы и американцы. Но мы — не они». Я также спрашиваю: „Вам знакомо слово ‘бардак’? Если вы не знаете слова ‘бардак’, вы — идиот, а не специалист по аналитике России. Ведь бардак — это беспорядок, это фиаско»». Бардак, который упомянул Пухов, буквально означает «беспорядок» (англ. ‘mess’ — прим. перев.), но также используется в разговорной речи для описания полного хаоса — того, что политическая система России не является упорядоченной вертикальной диктатурой. Только наивность, паранойя или и то и другое сразу могут заставить вас думать, будто система работает достаточно эффективно, чтобы осуществить хоть что-нибудь масштабное и глобальное.

Россия долгое время была экраном, на который американцы проецировали свои мысли или страхи — о красной угрозе и о стремлении Путина к мировому господству. Эта традиция только усилилась после выборов 2016 года, когда казалось, что все стали экспертами в повестке дня Путина. Не было выборов, в которые он не вмешался, границы, которую он не нарушил бы, или американского союзника, которым он не мог бы манипулировать. Само слово «Путин» стало символом последовательного, систематического распада международного порядка, сложившегося после окончания холодной войны. Однако никто из тех, с кем я говорила, и кто действительно хорошо знал Россию, не видел в этом ничего, кроме выдумок. Напротив, они говорили о том, что своим возвращением на мировую арену Россия обязана импровизации, тактике, азартным ходам, которые порой были скорее отчаянными, чем мастерски продуманными.

Поскольку внешняя политика страны частично отражает ее представления о самой себе, увеличенные до масштабов мировой сцены, я приехала в Москву, чтобы понять, как россияне видят себя и мир. Более двух лет я посещала другие страны на Ближнем Востоке и в Европе — давних союзников Соединенных Штатов, которых пресса изображала как тяготеющих к России, — с той же целью. Если бы американцы попытались увидеть мир так же, как русские и наши союзники, могли бы мы лучше понять, что происходит в каждой из этих стран? И если бы мы поняли, чего они действительно хотят, возможно, нам самим удалось бы лучше понять мир?

Мне сказали, что нужно начать с самого начала, чтобы понять, что современные русские думают о Западе. Тем не менее, даже определить начало установления международного порядка после холодной войны — непростая задача. Российские политики часто вели отсчет с 1989 года, когда Генеральный секретарь Михаил Горбачев с готовностью разрушил политическое и военное господство России над Восточной Европой. После такого великодушного жеста Москва полагала, что к ней будут относиться как к равному партнеру Соединенных Штатов, а не как к сопернику, с правом сохранять влияние на страны, которые она считает своим окружением.

Западные наблюдатели, с другой стороны, считают, что рассвет эры американской гегемонии забрезжил в 1991 году, когда Советский Союз потерпел полный крах и распался, так что Россия полностью утратила право голоса в соседних странах. Таким образом, каждая сторона будет обвинять другую в том, что она отказалась от договоренностей, достигнутых после окончания холодной войны, с которыми другая сторона никогда не соглашалась или, возможно, даже их не осознавала. Как отметили российские академики Андрей Крикович и Юваль Вебер в статье, опубликованной в 2016 году в журнале «Россия в глобальной политике»: «Таким образом, очевидным становится базовое расхождение в том, когда был установлен статус-кво. Если в 1989 году, то тогда США сейчас — гегемон-ревизионист. А если в 1991 году, претендентом-ревизионистом является Россия».

Война в Косово 1999 года дала первое четкое указание на то, что точка зрения России будет особой. При президенте Борисе Ельцине Россия присоединилась к Совету Европы в 1996 году и к «Большой семерке» в 1998 году. Она добивалась особого статуса в НАТО и даже заигрывала с вступлением в Европейский союз. Русские были в ярости, когда силы НАТО начали военную кампанию в Косово без одобрения Совета Безопасности ООН. Кремль рассматривал Югославию как сферу своего влияния. Премьер-министр Евгений Примаков находился над Атлантикой по пути в Вашингтон, когда вице-президент Альберт Гор позвонил ему и сообщил, что начались авиаудары. В приступе гнева Примаков развернул свой самолет.

Когда Путин вступил в должность президента в 2000 году, он по-прежнему был «убежден в том, что сможет построить хорошие отношения с Западом, в частности с Соединенными Штатами», — пишет российский журналист Михаил Зыгарь в книге «Вся кремлевская рать: краткая история современной России». Он старался быть обходительным с Тони Блэром и Джорджем Бушем-младшим, и первым из всех мировых лидеров позвонил Бушу после теракта 11 сентября. Россия вела вторую чеченскую войну, и Путин стремился изобразить чеченских сепаратистов террористами. Он ошибочно полагал, что атаки 11 сентября приведут в соответствие взгляды двух стран на борьбу с терроризмом.

Зыгарь пишет, что еще до того, как американцы начали бомбардировку в Афганистане, Вашингтон обратился в Москву за разрешением построить временную авиабазу в Киргизии, пообещав, что оккупация продлится не более года. Россия согласилась. Но к 2002 году, когда кампания, казалось, сошла на нет, Александр Волошин, главный политтехнолог первого путинского срока, спросил госсекретаря Кондолизу Райс, когда Соединенные Штаты оттуда выйдут. «Знаете что?— передает Зыгарь слова Райс. —Оказалось, что нам очень нужно оставить за собой эту базу, в общем-то, навсегда». Тогда Соединенные Штаты в одностороннем порядке вышли из подписанного в 1972 году договора о противоракетной обороне, несмотря на российские протесты. Договор был подписан с целью замедления гонки ядерных вооружений, и российские власти считали его «краеугольным камнем стратегической стабильности».

Следующее нарушение Америка допустила в 2003 году, когда Буш в обход ООН вторгся в Ирак. Россия поддерживала исторические и экономические связи с Ираком, и Кремль публично оспаривал утверждение Белого дома о том, что Багдад обладает оружием массового уничтожения. Между тем, с 2003 по 2005 год волна протеста против руководителей советских времен прокатилась по Грузии, Украине и Киргизии, и в этих странах сформировались прозападные правительства. Государства, некогда входившие в советскую сферу влияния, присоединились к НАТО, пытаясь защитить себя от России. Кремль воспринял эти сдвиги как угрозу своему собственному территориальному суверенитету. Теперь россияне отчетливо уяснили, что Запад рассматривает их как «фактически побежденную страну, — сказал мне председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов, — которая не имеет права претендовать на то, чтобы быть на равных с американцами или европейцами».

Президент России Владимир Путин во время выступления в Мюнхене. 11 февраля 2007

Расхождение во взглядах постепенно становилось непреодолимым. К 2007 году Путин выразил свое недовольство на Мюнхенской конференции по безопасности, ежегодной ассамблее глобальных элит, но неизвестно, почувствовал ли кто-нибудь всю глубину его недовольства. «(…) чуть ли не вся система права одного государства, прежде всего, конечно, Соединенных Штатов, перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере — и навязывается другим государствам. — сказал он. — Ну кому это понравится? Кому это понравится?» Он продолжил: «Никто не чувствует себя в безопасности! Потому что никто не может спрятаться за международным правом как за каменной стеной».

Кремль особенно был обеспокоен тем, что Петр Стегний, российский академик, пишущий для журнала «Россия в глобальной политике», назвал своего рода фундаментализмом от демократии, исходящим от Соединенных Штатов, включая его настойчивое стремление навязывать такие либеральные ценности, как права женщин, меньшинств и ЛГБТ-сообщества без оглядки на местное своеобразие. Российские наблюдатели не видели никакой другой логики в решениях, принятых Америкой в отношении арабской весны, когда администрация Обамы поддержала отставку президента Египта Хосни Мубарака, своего 30-летнего союзника. Москва предпочитала стабильность любой ценой, в то время как Соединенные Штаты «безжалостно и бессмысленно сдают союзников в угоду теоретическому догматизму», — писал в том же журнале российский академик Евгений Сатановский, отмечая, что такая политика часто приводит к поддержке исламских фундаменталистов, которые гораздо сильнее расходятся с мнимыми ценностями Америки.

Зимние Олимпийские игры 2014 года в Сочи, задуманные как венец славы Путина, были омрачены угрозами бойкота в связи с драконовским запретом России на «пропаганду гомосексуализма» (впоследствии Комитет ООН по правам человека осудил Россию за нарушение Международного пакта о правах человека). Кремль расценил это осуждение как геополитический выпад, спровоцированный американским правительством. «На Россию было множество нападок, начиная с акций протестов ЛГБТ-сообщества в преддверии Олимпиады, и с российской точки зрения, все они имели очень четкую цель — очернить информационное пространство Олимпиады», — сказал мне Дмитрий Тренин, директор Московского центра Карнеги.

В феврале 2014 года массовые протесты заставили президента Украины Виктора Януковича бежать в Россию. Путин незамедлительно отправил солдат без знаков отличия на захват Крыма, перекраивая границы континентальной Европы. «Что же сделала Россия в марте 2014 года?» — задался вопросом Тимофей Бордачев, директор Центра комплексных европейских и международных исследований в Москве. «Россия нарушила монополию США на нарушение международного права, — продолжил он. — Когда Соединенные Штаты не соблюдали международное право, это всех более или менее устраивало, но когда Россия поступила так же, создалась очень напряженная атмосфера».

В ответ Запад наложил на Москву многочисленные санкции, а затем расширял их по мере того, как на Украине возрастал уровень насилия, вплоть до того, что мятежники, которых поддерживала Россия, сбили гражданский самолет — тогда погибло 298 человек. Возымели ли санкции намеченный экономический эффект — вопрос спорный, однако россияне считают их лицемерными и унизительными. (Они также всерьез обиделись, когда Обама назвал их страну «региональной державой, которая угрожает некоторым своим непосредственным соседям, но не потому, что она сильна, а из-за своей слабости».) Путин наложил собственные ответные санкции, но они тоже мало на что повлияли. Россия теперь стала международным изгоем, и изоляция, казалось, только ободрила Путина. «После Украины, в частности, — сказал мне Тренин, — Путин, на мой взгляд, решил перейти от простой готовности обороняться к активной обороне».

Именно в Сирии Путин начал ломать сложившийся после холодной войны образ своей страны, а также бросил вызов Западу, который годами судил о ней по этому образу. Его решение ввести туда российские войска изображалось как первый шаг в попытке преобразовать этот регион, но стратегия заключалась в основном в выборе правильного момента и сроков, а тактика отчасти объяснялась нехваткой ресурсов.

После того, как в 2011 году начались протесты против правительства президента Башара Асада, Москва заблокировала резолюции Организации Объединенных Наций, которые проложили бы путь для будущего вмешательства, и продолжила поставки оружия в сирийскую армию. Стремление России защитить Асада шло рука об руку со снижением интереса американской администрации к региону. Обама не хотел втягивать Америку в очередную войну. Он сказал, что «рубежом» будет применение химического оружия, но, хотя доказательств его применения становилось все больше, Вашингтон практически ничего не предпринял. После появления «Исламского государства»* (запрещена в России — прим.ред.) в 2013 году Соединенные Штаты быстро сосредоточились на борьбе этой организацией, а поддержка сирийской оппозиции свелась к общим словам.

К 2015 году режим Асада оказался на грани краха, уступая территорию одновременно ИГИЛ* и антиправительственным ополченцам. Ближний Восток гораздо ближе к Москве, чем к Вашингтону; ближайшая к Сирии граница с Россией находится примерно на таком же расстоянии, как Вашингтон от Бостона. Москва боялась распространения беспорядков и терроризма, как заразы. 30 сентября 2015 года Асад направил официальный запрос о помощи на основании договора о военном сотрудничестве 1980 года, который был утвержден парламентом Российской Федерации. Российские вооруженные силы официально вошли на территорию страны. (Многие россияне, с которыми я говорила, сразу отмечали, что благодаря этой процедуре военное присутствие Путина в Сирии, в отличие от вторжения США в Ирак, становится вполне допустимым).

После многих лет «скрытой» войны России с Украиной и наследия советского военного конфликта в Афганистане, который длился целое десятилетие и унес жизни 14 тысяч советских военнослужащих и миллиона мирных жителей, российское население искренне опасалось вмешательства в Сирию. Согласно опросу «Левада-центра», единственного крупного независимого исследовательского центра в России, 69% россиян были против прямого военного участия. Что касается технической поддержки, мнения разделились: только 43% полагали, что Россия должна поддержать Асада и предоставить ему оружие, в то время как 41% был против. Аналитики и оппозиционные политики указали на множество рисков, связанных с российским «авантюризмом». Дмитрий Гудков, самый активный оппозиционный член российского парламента, предупредил о возможных последствиях. «Неизвестно, чем это закончится», — предупредил он во время интервью Радио «Свобода». В России есть собственное многочисленное мусульманское меньшинство, примерно 10% населения, а из стран бывшего Советского Союза вышла большая часть иностранных боевиков ИГИЛ*, численность которых оценивается в 8500 человек. Гудков предупредил, что война на местах в Сирии может спровоцировать межэтническую напряженность в пределах собственных границ России.

Кремль беспокоится об общественном мнении, поэтому начал рекламировать это вмешательство по телевидению и через СМИ. «Из-за внутренних причин и глупого, бесцеремонного и безответственного вмешательства Запада весь Ближний Восток вступил в период десятилетий нестабильности, — пояснил в популярном субботнем политическом ток-шоу почетный председатель Совета по внешней и оборонной политике Сергей Караганов. — И эту нестабильность придется контролировать».

______________________________

* «Исламское государство» (ИГИЛ) — запрещенная в России террористическая организация

Эссе написано при поддержке Пулитцеровского центра (Pulitzer Center).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

29/06/2019 - 13:15

«Я не намерен ждать, когда моим командиром станет нечто с накрашенными губами»

Многие убеждены, что ключевые решения в Вашингтоне принимают те, кто занимает лидирующие позиции в ведущих финансово-промышленных структурах при участии спецслужб и еврейского лобби, а президент является наёмным чиновником, задача которого выполнять не предвыборные обещания, а указания инвесторов. Однако в последнее десятилетие в этой схеме происходит перелом, который чреват серьёзными потрясениями для политической системы США. Речь идёт о проблеме отношений между гражданской администрацией и военными.

В США давно существует практика предоставления высокопоставленным военным после увольнения со службы хорошо оплачиваемых должностей в ведущих корпорациях ВПК и «мозговых центрах». Долгое время система работала устойчиво, поскольку у всех была одна задача: под лозунгом «Америка превыше всего» обеспечить подавляющее преимущество, а в конечном итоге – полное господство в мире. Военные расходы росли, ВПК получал новые контракты, армия и флот – новые системы вооружения, а финансисты и политики – прибыль. Военных такое положение вполне устраивало – они тоже не были обделены.

В последнее десятилетие, однако, обозначились сначала признаки противоречий, а затем недоверия, даже нарастающей взаимной неприязни между теми, кто принимает решения в уютных кабинетах (зачастую создавая большие проблемы, а потом давая указания военным эти проблемы разгребать), и военными. Несмотря на дисциплинированность, патриотизм и наличие мотивации, в среде американских военных нарастает недовольство тем, каким образом стали обращаться с генералами, которые заслужили репутацию в бою, а не в Конгрессе или на бирже. Более того, изменилось отношение к армии в целом.

История с пробирками, коими генерал Колин Пауэлл пытался убедить ООН, стала одной из первых широко известных. Председатель ОКНШ знал, что ОМП в Ираке нет – военная разведка РУМО докладывала точно. Однако его вынудили пойти на подлог, взывая к «высшим интересам нации». В итоге началась многолетняя авантюра, стоившая Соединённым Штатам около 7 триллионов долларов и больших людских потерь. Репутация К. Пауэлла тоже рухнула.

Следующей жертвой стал четырехзвёздный генерал Стэнли МакКристал, который тогда (2010 год) возглавлял операцию ВС США в Афганистане. Командующий не сдержал эмоций и охарактеризовал некоторых высокопоставленных чиновников Белого дома так: «Постоянно давали идиотские указания, не имея понятия, что творится в Афганистане на самом деле». Позиция генерала получила широкое одобрение в армии, что лишь ускорило расправу: заслуженного военачальника с блестящей карьерой вызвали в Вашингтон, сняли с должности и с позором уволили. В Афганистане его сменил Дэвид Петреус, но и его не миновала сия чаша.

Четырехзвёздный генерал Дэвид Петреус дважды командовал ВС США в Ираке, причём в самые тяжёлые периоды, затем возглавлял ключевое Центральное командование и пользовался огромным уважением не только в войсках, но в американском обществе вплоть до того, что его кандидатура обсуждалась при выборе претендентов на пост президента. Весной 2011-го по инициативе Б. Обамы Петреус был назначен директором ЦРУ. Однако генерал оказался слишком порядочным: в ноябре 2012-го он собрался выступить на закрытых (!) слушаниях в Конгрессе по вопросам, связанным с ролью США в событиях в Ливии, поскольку по роду службы получил доступ к материалам, вызвавшим у него массу вопросов. За неделю до слушаний генерала уволили, предъявив обвинение по ряду уголовных статей.

Раскол между белыми воротничками и «зелёными человечками» углублялся вне зависимости от того, кто находился в Овальном кабинете Белого дома. Причём обозначилась тенденция унижения тех генералов, которые представляли цвет ВС США и имели смелость (читай: наглость) высказывать своё мнение и ещё возражать! Возражать против того, что в военную организацию, построенную на единоначалии, строгой дисциплине, нацеленную на готовность к боевым действиям, стали внедряться «общечеловеческие ценности и толерантность».

В 2011 году Б. Обама легализовал прохождение военной службы педерастами. Затем по всей Америке были легализованы однополые «браки». Согласно обнародованным данным, в ВС США тогда служили около 65 тыс. открытых геев и лесбиянок, хотя реальное их число достигло, по оценкам ряда источников, до 15% личного состава, в том числе в боевых подразделениях и военно-учебных заведениях.

В ежегодном отчёте МО США указывалось, что в 2017-2018 учебном году в трёх военных академиях (Вест-Пойнт, ВМС и ВВС) были отмечены 117 случаев сексуального насилия. Годом ранее таких случаев, попавших в официальный доклад заместителя министра обороны, было 86. Прогресс налицо.

В 2016 году пост министра армии занял открытый гей Эрик Фэннинг, а Эштон Картер, тогдашний глава Пентагона в администрации Барака Обамы, снял запрет на службу в армии для трансгендеров. Мера вызвала массу недовольства среди кадровых военнослужащих и ветеранов. В 2017-м министром обороны стал Джеймс Мэттис, бывший командующий морской пехотой США по прозвищу Бешеный Пёс. Очень популярный в войсках генерал боролся до последнего, но решением суда (!) министерство обороны обязали с 1 января 2018 года принимать на службу трансгендеров. Что касается самого Д. Мэттиса, который пытался отстоять точку зрения военных и даже подал апелляцию, он был уволен с должности главы Пентагона. Досрочно.

В декабре 2018 года покончил с собой командующий 5-м флотом (штаб в Манаме, Бахрейн) 58-летний вице-адмирал Скотт Стирни. Он прослужил в этой должности всего полгода и, как утверждают злые языки, не смог смириться с тем, что вверенный ему флот оказался одной большой «голубой устрицей». Это известие вызвало шок среди военных моряков и их коллег в других видах и родах ВС США. Но не в Белом доме.

Кадровая чехарда в администрации Д. Трампа носит параноидальный характер: спустя 2,5 года его президентства от первоначальной команды не осталось почти никого. За этот срок были сменены глава Госдепа, руководитель администрации и масса других чиновников, но основной удар вновь пришёлся на военных. Менее двух месяцев прослужил в должности советника президента по национальной безопасности генерал-лейтенант Майкл Флинн. Его, бывшего руководителя военной разведки, уволили, обвинив в контактах с российским послом в США!!! Сменивший его генерал-лейтенант Герберт Макмастер, которого журнал «Тайм» назвал «выдающимся военным мыслителем среди представителей армии XXI века», «архитектором будущего облика сухопутных войск ВС США», продержался подольше, но и он не устроил власти. В апреле 2018 года советником президента США по национальной безопасности стал Джон Болтон; в армии он не служил, но авантюризма ему не занимать.

В попытках подобрать людей, которые могли бы поддерживать администрацию, в Вашингтоне исходят из личных представлений о проблемах войны и мира. Показательно, что последним президентом США, который проходил военную службу, стал Джордж Буш-младший, который пять лет был лётчиком-истребителем, хотя и в Национальной гвардии, где служба добровольная и совмещается с работой по основной специальности. Б. Обама в армии не служил вовсе. В биографии Д. Трампа указано, что в 1964 году он окончил заведение с громким названием «Военная академия Нью-Йорка», которое на поверку оказалось частной школой, лишь отдалённо напоминающей детский кадетский корпус. Впрочем, она открывала дорогу для поступления в военный вуз, но тогда уже начиналась война во Вьетнаме, и выросший в семье миллионера юный Дональд, по его словам, «решил, что недвижимость – это более прибыльный бизнес».

В США пост министра обороны, а также министров видов ВС (сухопутных войск, ВВС и ВМС) занимают гражданские лица, и там схожая картина, но с одним непременным условием – тесная связь с ВПК. Так, сменивший Дж. Мэттиса Патрик Шанахан с середины 1980-х и до 2017 года работал в оружейных подразделениях корпорации «Боинг». На днях Д. Трамп принял решение о назначении нового врио главы Пентагона – им стал Марк Эспер. Выпускник Вест-Пойнта, в своей армейской карьере он дослужился лишь до командира роты, но смог достичь высот в одном из главных подрядчиков ВС США – корпорации Raytheon, где занимал должность вице-президента по связям с правительством. Неудивительно, что в ноябре 2017 г. он стал министром сухопутных войск, а затем возглавил Пентагон. Удивительно другое – этот стратег неоднократно заявлял, что к 2028 году США смогут выиграть любую войну у любой страны. Готовность М. Эспера выиграть ядерную войну вызвала немало язвительных комментариев и шуток, но, похоже, именно такие кадры ныне в цене в администрации; там всё больше оборонных лоббистов и ястребов и, как уверяют оппоненты Трампа, всё меньше людей, способных возражать президенту и доносить до него рациональные мысли.

Д. Трамп уже объявил, что намерен вновь баллотироваться на президентских выборах 2020 года, его избирательная кампания должна стартовать осенью. Одним из основных реперов кампании – объявленное намерение заключить соглашение между США, РФ и КНР вместо двустороннего ДРСМД. С учётом того, что в 2021 году истекает строк действия договора СНВ-3, а Россия и США так и не начали переговоров по его продлению, озабоченность естественная. Однако Китай уже дал понять, что не намерен обсуждать ограничения на свои ядерные силы, а подход Вашингтона к СНВ-3 конструктивным и реалистичным не назовёшь. Директор по вопросам России и Евразии в СНБ США Фиона Хилл объявила о своей отставке в связи с отсутствием «перспектив большого успеха на российском направлении». В августе её должен сменить Тим Моррисон, известный как «человек Болтона, реализующий его повестку на слом режима договоров по контролю над вооружениями». Вывод напрашивается один: шансов на новую разрядку или перезагрузку в отношениях США и РФ немного.

Американцы очень гордятся своей армией и убеждены, что она является самой сильной в мире. Однако те, кто видит картину изнутри, все чаще придерживаются иной точки зрения. На одном из форумов кадровый сержант армии США написал: «Я в армии более 18 лет и всегда считал, что занимаюсь важным и нужным делом. Был в Ираке, Афганистане и много еще где, попадал в переделки, но я всегда гордился шевроном и флагом на рукаве. Однако, когда перед выходом на учения я проверял экипировку своего подразделения и обнаружил у нескольких «бойцов» в разгрузке вместо дополнительных магазинов и ручных гранат женские гигиенические принадлежности и разные лубриканты, я задумался – не пора ли сменить работу? Я не намерен ждать, когда моим командиром станет нечто с накрашенными губами».

Антон Веселов

Источник

29/06/2019 - 13:15

Политолог Игорь Панарин о глубинном государстве, сталинисте Трампе и современных центрах гибридной войне

«ЗАВТРА». Игорь Николаевич, недавно у вас вышла новая книга «Крах доллара и распад США 2.0».

Игорь ПАНАРИН. Да, более десяти лет назад вышла моя первая книга с тем же названием. Теперь — версия 2.0. За это время, к сожалению или к счастью, США не распались на шесть частей, как я предсказывал. Сама гипотеза о распаде Соединённых Штатов возникла у меня в 1998 году, когда я готовился к докладу на Международной конференции под названием «Информационная война», проходившей тогда в Линце (Австрия). Примерно за месяц до этого я узнал, что из 400 участников этой конференции 150 будут гражданами США. И, естественно, у меня возникла идея заинтересовать их информацией об их родной стране.

В то время в наших СМИ США преподносились однозначно — как ведущее демократическое и самое успешное государство в мире. Я стал изучать ситуацию в США. И она во многом оказалось неожиданной для меня. Возьмём для примера только один факт: аварийность в американских ВВС того времени (хотя налёт часов у их лётчиков оказывался в 10 раз больше, чем у российских) была в шесть раз выше! Cначала я не поверил людям, давшим мне эту информацию, но она оказалось правдой. В Линце, где я привёл эту статистику, находившийся в зале начальник колледжа ВВС США не опроверг эти данные, а в кулуарах он подтвердил их.

Вот тогда у меня и родилась идея, что США не очень устойчивое государство. И встал вопрос: а как именно они могут распасться? По моей модели, Аляска должна отойти России, Гавайи — китайцам и японцам (последние в восторге были от этой идеи, неоднократно на международных форумах говорили: «Спасибо за половину Гавайев!»). Отколются и Техас, где уже более 50% латиноамериканцев и четыре крупнейших нефтеперерабатывающих завода, и Нью-Йорк, этот центр спекулятивного финансового капитала, и Калифорния с её информационной составляющей. Останется депрессивный центр страны, который никогда не показывают по российскому телевидению.

Эта карта распада США, которую я придумал и впервые озвучил в ходе доклада в Линце 9 сентября 1998 года, появилась в «Уолл-стрит джорнэл» в 2008 году как иллюстрация к моему интервью этому крупнейшему изданию мира. Это имело большой эффект: статью с этой картой прочитали 11 миллионов человек, сама же карта находится на 11-м месте в рейтинге 50 самых знаменитых политических карт США. Более того, её изучают в американских вузах.

«ЗАВТРА». А основания для такого распада есть?

Игорь ПАНАРИН. Во-первых, это финансово-экономический фактор: когда я выступал в Линце, внешний долг США составлял 2 трлн. долл., а сейчас — 22 (динамика красноречива!). Во-вторых, это, конечно, этнический раскол — растущее число афроамериканцев и «латинос». Только один пример: 95% афроамериканцев голосовало за Обаму, сходная ситуация была и на выборах 2016 года, когда афроамериканцы и «латинос» голосовали за Клинтон.

«ЗАВТРА». Политический раскол там точно есть.

Игорь ПАНАРИН. Да, 7 мая 2019 года был опрос, согласно которому Трамп набрал наибольший рейтинг доверия за всё время своего президентства: 91% республиканцев его поддерживают и 12% демократов. Налицо раскол, который проявлялся и при Обаме. Тот предложил страховку социальным низам, среди которых много афроамериканцев, белые же на это отреагировали возмущением, что у них просто заберут деньги и отдадут их нежелающим работать.

«ЗАВТРА». И этот раскол носит системный характер?

Игорь ПАНАРИН. Конечно! Приведу пример: в 2009 году я был в Техасе, где меня пригласили на одно из мероприятий «Движения чаепития». В основном там были белые американцы: средний уровень работников спецслужб, учителя, преподаватели вузов. Этот слой, конечно, никто не смог бы «оседлать», кроме Трампа. Принадлежащие к нему люди мне говорили, что они ратуют за крепкую семью, здоровые нравственные ценности, что они ненавидят Нью-Йорк и Калифорнию.

Моё выступление произвело на них сильное впечатление и 28 раз прерывалось бурными аплодисментами (так подсчитали американские журналисты). К слову, в зале в это время находились генконсул России, сотрудники ЦРУ, ФБР, «Голоса Америки»; выступление, естественно, снималось; я был немножко «зажат» в смысле прямого высказывания, но, тем не менее, сказал, что мне не нравится, что в центре Сан-Франциско, столицы нетрадиционных ориентаций, есть район, огороженный флагами, — все всё поняли, это вызвало бурю восторгов в зале. И, далее, сказал я, мне нравится, когда мужчины любят женщин, а женщины любят мужчин (эти слова тоже вызвали бурю восторгов).

Эти мои простые тезисы за крепкую семью с детьми — то, что всегда поддерживала коренная Америка, «ядерный электорат» Трампа. И оба Майка (Пенс и Помпео) тоже были выдвинуты этой частью американского общества. Многие пытались оседлать патриотические тенденции Америки, но именно Трампу суждено было это сделать, поэтому он и стал президентом.

Раскол Америки и борьба против «глубинного государства», на которую решился нынешний президент США, желающий «осушить вашингтонское болото», чрезвычайно важны. Я полагаю, что это «болото» представляет собой определённый механизм, который создан британскими политическими и финансовыми кругами для контроля над американским разведсообществом.

«ЗАВТРА». А когда был создан этот механизм?

Игорь ПАНАРИН. Это 1891 год. Тайное британское общество «Круглый стол» поставило своей целью выстраивание всемирной британской империи со всемирным британским парламентом. Для воплощения этой концептуальной идеи оно, во-первых, запланировало уничтожить Российскую и Германскую империи, что им удалось в ходе Первой мировой войны, а во-вторых, вернуть под свой контроль Соединённые Штаты, превратив их снова в колонию. Для этого они в 1913 году создали Федеральную резервную систему.

Но это были финансовые инструменты, а надо было ещё и поставить под контроль американские спецслужбы. Это удалось Черчиллю — он и был во многом архитектором, создателем «глубинного государства» в США. Опасность эту тогда увидел Дуайт Эйзенхауэр, командующий американскими войсками в Европе. Он впервые почувствовал угрозу для американской государственности, идущую от старательно «обработанного» военно-промышленного комплекса …

То есть Черчилль через механизмы внедрения на ключевые посты в американском разведсообществе своих людей, ключевым из которых был, конечно, Уильям Донован, заложил основы «глубинного государства» в США.

«ЗАВТРА». Донован руководил Управлением стратегических служб (УСС) — это была первая объединённая разведывательная служба США, созданная во время Второй мировой войны.

Игорь ПАНАРИН. Да, причём у Рузвельта была своя кандидатура на пост её руководителя, но Черчилль организовал внешнее давление и фактически заставил Рузвельта назначить Донована.

«ЗАВТРА». Какие у них были инструменты — заставить? Видимо, это непростая история.

Игорь ПАНАРИН. Вспомним, кем Донован был изначально…

«ЗАВТРА». Юристом.

Игорь ПАНАРИН. Не просто юристом, а офицером связи при штабе адмирала Колчака, который в то время был сотрудником британской военно-морской разведки, и его задачей было вывезти русское золото, воспользовавшись мятежом чехословацкого корпуса. Золото было вывезено, а Колчак — устранён как лишний свидетель. Донован же длительный период времени находился под британским, так сказать, куполом. Под присмотром английских спецслужб он совершил поездку по странам Западной Европы и выступил (наряду с одним из руководителей МИ-6) уже после Второй мировой войны создателем тайной диверсионной сети НАТО «Гладио», о которой стало известно лишь в 1991-92 годах после расследований, проведённых на территории Италии в отношении масонской ложи П-2.

Диверсии совершались «под ложным флагом», террористические акции списывались в основном на коммунистов. Сеть эта была создана Донованом не только на территории Германии и Италии, но и в США, то есть Донован создал там основу для «глубинного государства».

«ЗАВТРА». Связка британцев и Донована оказалась фатальной для США. Поражает уровень проведенной операции, если вспомнить британское Управление спецопераций и поддельную карту, показанную Рузвельту Донованом, — карту якобы планируемого захвата и раздела Соединённых Штатов немцами.

Игорь ПАНАРИН. Это была глобальная дезинформационная ловушка для Рузвельта — уровень хай-тек в области гибридной войны. И наша задача теперь эти механизмы вскрывать, учить наших людей противостоять британцам.

Ведь борьба с Британией, собственно, начинается с момента, когда Русь стала православной цивилизацией (Москва стала Третьим Римом) — мощным геополитическим и духовным центром мира. Набиравшая мощь Британия специализировалась на выстраивании методов тайной войны как основного инструмента достижения политической власти: сначала подавила Голландию, затем устроила масонскую революцию во Франции, далее лорд Пальмерстон организовал серию революций в Европе и, собственно, Крымскую войну. О военном и духовно-религиозном значении очага напряжённости в Крыму и британских методах гибридной войны в советское время мало говорилось. Хотя в 1975 году в издательстве «Международные отношения» была издана прекрасная книга Ефима Черняка «Секретная дипломатия Великобритании», но она осталась практически незамеченной.

Я бы назвал нескольких достойных наших разведчиков того «рубежного» периода. Это, во-первых, граф Николай Павлович Игнатьев, российский посол в Стамбуле, которого все называли вице-султаном Турции из-за его политических возможностей; он был блестящим разведчиком, и, работая в Лондоне, многое узнал и многое сделал для нашего Отечества. Впоследствии он стал отличным министром внутренних дел Российской империи…

Во-вторых, Алексей Ефимович Вандам (Едрихин), который, побывав на Бурской войне, произнёс знаменитую фразу, что хуже войны с англосаксом только дружба с англосаксом.

В-третьих, Андрей Евгеньевич Снесарев — настоящий титан отечественной военной мысли, который закладывал основы теории гибридной войны, был востоковедом, знал 14 языков, руководил три года Памирским отрядом, работал в Индии, в Китае…

«ЗАВТРА». Там-то он точно с британцами сталкивался…

Игорь ПАНАРИН. Не просто сталкивался — он побывал и в Англии, изучал источники в течение четырёх месяцев и, вернувшись в Петербург, на рубеже веков занял одну из ключевых должностей в разведке Российской империи. На протяжении следующих лет он предупреждал императора о том, что определённым силам в стране выгоден союз с Англией, но этому необходимо противостоять.

В итоге его, руководителя стратегической разведки, отправили заведовать штабом казачьей дивизии в Каменец-Подольский!.. Это было делом рук мощных пробританских сил в окружении Николая II. К ним, в первую очередь, следует отнести министра иностранных дел Российской империи Сергея Сазонова — бывшего посла России в Лондоне. Джордж Бьюкенен, бывший посол Британии в России, в мемуарах, изданных в 1924 году, писал о Сазонове, что лучшего друга Англии он не встречал нигде и никогда: тот выполнял все его просьбы, и именно Сазонов втянул Россию в губительный союз — фактически в западню…

«ЗАВТРА». Англия однозначно это делала! Георг Хальгартен, немецкий историк, описывал, как Россию втягивали в эти союзы через долги. У нас был зерновой кризис, и мы брали займы, условиями которых были союзы с Англией и Францией, в том числе — военные.

Игорь ПАНАРИН. Но были люди, которые на практике убеждались в том, что англичане — наши глобальные враги. Это были достаточно умные люди. И возникает вопрос: почему к мнению этих умных людей, которые занимали достаточно весомые позиции в разведывательной системе Российской империи, не прислушивались? Результатом чего и явилась «цветная» революция февраля 1917 года — фактически масонский пробританский государственный переворот.

«ЗАВТРА». И развал Соединённых Штатов произойдёт тоже благодаря усилиям Британии?

Игорь ПАНАРИН. А они стоят теперь перед дилеммой. Трамп — сталинист, Хиллари — троцкистка, между этими течениями идёт борьба… И давайте вспомним ситуацию во время президентства Рузвельта, которого, с моей точки зрения, отравили. Так вот, когда вице-президент США Генри Уоллес выступил за союз со Сталиным, с Советским Союзом, за диаметрально противоположные для Запада ценности, и его поддержали на съезде демократической партии, где за него было 97%, британская разведка провела в 1944 году своеобразную спецоперацию, установив «наружку» (наружное слежение) за Уоллесом, а затем смогла кардинально изменить ситуацию. Естественно, Донован, британский агент, находившийся во главе американской разведки, этому содействовал, прикрываясь соглашением, подписанным между МИ-6 и УСС якобы для борьбы с фашистской угрозой.

Абсолютно та же схема была применена против Трампа — незаконная слежка за кандидатом в президенты США, начавшаяся на основании дезинформационного досье русского отдела МИ-6…

«ЗАВТРА». То есть, ничто не ново…

Игорь ПАНАРИН. Да, налицо повторение событий 1944 года. Более того, тогда ставилась задача убрать Рузвельта, поладившего со Сталиным.

«ЗАВТРА». Он стал реальным союзником СССР, это было очевидно.

Игорь ПАНАРИН. Да, появилась возможность построения мира без войн после Второй мировой войны, но Рузвельт мешал — и его убрали. На место президента США продвинули ставленника Черчилля — Трумэна, а Уоллеса отодвинули. Делали это постепенно, Уоллес ещё лет пять-шесть активно боролся, требовал изменений. Его сторонников называли «партией изоляционистов»…

«ЗАВТРА». Так их называли в соответствии с британскими методичками…

Игорь ПАНАРИН. Да, именно, хотя Уоллес перед получением поста вице-президента добился, будучи министром сельского хозяйства, огромных успехов. Рузвельт пригласил его на пост, так как он пользовался необычайной популярностью среди американцев, ведь после голода 1933-34 гг., после всех депрессий и потрясений, Уоллес совершил колоссальный рывок — накормил американцев и предложил им реальный путь экономического взаимодействия с нашей страной.

Но британцам нужнее был Трумэн, внявший Фултонской речи Черчилля. В ней архитектор будущего мира Черчилль задал курс на начало холодной войны. То есть был исключён сценарий, что Рузвельта заменит «второй Рузвельт» — Уоллес, при котором, конечно, совершенно по-иному разворачивались бы события в мире.

Трамп, как мне представляется, учитывает, видит эту историю — если не в деталях, то, по крайней мере, концептуально.

«ЗАВТРА». Карикатурист Бен Гаррисон постоянно изображает Трампа, осушающего болото, выметающего вон Сороса, Клинтон и так далее.

Игорь ПАНАРИН. А первое, что сделал Трамп, придя в Белый дом, это удалил с сайта президента США…

«ЗАВТРА». …ЛГБТ-страницу?

Игорь ПАНАРИН. Да. И затем он продолжил эту линию, — сейчас данную публику убирают и из американских вооружённых сил.

Я напомню, почему армия поддерживает Трампа. Об этом мало кто знает у нас, но когда в ходе одного из выступлений (а в зале тогда присутствовали члены конгресса и высокопоставленные военные) Обама заговорил о либерализации, о необходимости внести демократические перемены в военный уклад, в конце его речи ни один из военных не встал и не аплодировал — все демонстративно остались сидеть на местах!

И по закрытым соцопросам, насколько мне известно, 95% американских военнослужащих голосовали за Трампа и только 5% — за Клинтон. Дело в том, что большинство, костяк офицерского корпуса в американских вооружённых силах — это, конечно, белые. В этом смысле Трамп пытается, опираясь на свои идеологические подходы, построить национальное американское государство. И, чтобы не оказаться застреленным, как Джон Кеннеди в 1963 году, ему приходится лавировать, делая разные заявления. Напомню, за сутки до инаугурации телеканал CNN выступил c «вбросом» о том, что Трамп будет убит во время этой церемонии.

Но Трамп повёл себя мужественно. Он, конечно, выдающийся президент в истории США, хотя у него пока и нет исторического «разбега» по сравнению с тем же Рузвельтом.

«ЗАВТРА». А он выиграет следующие выборы?

Игорь ПАНАРИН. С вероятностью 75%. На сегодня из десяти своих предвыборных обещаний Трамп уже выполнил девять, Обама же из десяти выполнил всего одно — подарил пуделя своим дочкам…

Хорошо это или плохо для нас? В тактическом плане это неплохо, в стратегическом отношении к нему есть вопросы, если вернуться к теме гибридной войны… Мы свой «Анти-Фултон» выпустили в свет 1 марта 2018 года, когда Владимир Путин в ходе послания Федеральному собранию показал, как сказали западные критики, «мультики». На самом деле оказалось, что это были не мультики, ибо командующий нашими Ракетными войсками стратегического назначения Каракаев объявил, что «Авангарды» поступят в Оренбургскую дивизию, а 23 апреля 2019 года была спущена на воду крупнейшая в мире атомная подлодка «Белгород», предназначенная для аппаратов «Посейдон». Вспомним и гиперзвуковой комплекс «Кинжал», который Путин посмотрел перед недавней встречей с Помпео в мае 2019 года — то есть вся военная составляющая у нас «на ходу».

Аналитики США теперь задают вопрос: что делать в ситуации, когда военный потенциал русских способен уничтожить их прибрежные города всего лишь одной подлодкой? Их новый подход к этой теме обозначился в феврале 2019 года — в ответ на наши новейшие разработки они создали доктрину «принудительной силы». Это отдельная концепция, как и «мягкая сила», «жёсткая сила»…

«ЗАВТРА». Есть и smart power, «умная сила», о которой говорила Хиллари Клинтон.

Игорь ПАНАРИН. Это — лишь подпункт «сил», названных мною ранее. В «умной силе» — как раз слабость Трампа, отнюдь не мастера в информационных технологиях. Но в предвыборную кампанию советники ему порекомендовали, и он на соцсети выделил в пять раз больше средств, чем Клинтон. Хотя, казалось бы, Клинтон больше погружена в сферу теневых интернет-стратегий и внедрений с помощью механизмов цветных революций… Парадокс!..

«ЗАВТРА». Они к тому времени посчитали, что всё у них уже под полным контролем.

Игорь ПАНАРИН. Разумеется, и британские, и все крупнейшие масс-медиа США были на стороне Клинтон. Трампу оставалась только узкая щель, в которую он прорвался и вышел на оперативный твиттер-простор; он был вынужден это сделать, чтобы доносить избирателям свою информацию.

Для нас такая ситуация — тоже проблема. Приведу две не очень хорошие для нас цифры из недавнего доклада «Рэнд корпорейшен», где есть две части, открытая и закрытая…

В открытой части доклада было сказано, что из семи крупнейших банков мира четыре — американские, а также, что 95% доходов от средств массовой информации имеют Соединённые Штаты Америки! Если мы посмотрим даже на российские государственные телеканалы и их бюджеты, то государство выделяет на них менее 50%. Остальное — реклама. Чья реклама? Примерно понятно. И так далее…

У нас ряд каналов принадлежат, собственно говоря, не российским представителям, и это большая проблема.

К тому же, не надо забывать и об их огромных разведывательных возможностях, о чём открыто более пяти лет назад на слушаниях в конгрессе проговорился директор ЦРУ Бреннан: в каждую микроволновку и почти любой иной бытовой прибор устанавливается подслушивающее устройство.

«ЗАВТРА». В своё время китайцев ловили с утюгами… Получается полное «покрытие всего», не говоря уже о телефонных разговорах?

Игорь ПАНАРИН. Система глобальной радиоэлектронной разведки «Эшелон» имеет базы на территории Великобритании, Австралии, Новой Зеландии, США, Канады. Крупнейшая база «Эшелона» находится в Баварии, недалеко от Аугсбурга и базы АВАКСа (AWACS, Airborne Warning and Control System — «авиационная система предупреждения и контроля». — ред.). Они контролируют очень многое, и это даёт им гигантские возможности. Сноуден приоткрыл лишь какую-то щёлочку во всём этом «процессе».

К документу о «принудительной силе» нужно отнестись очень серьёзно. Наши ВКC и спецназ в ходе cирийской кампании совершили гигантский рывок вперёд по сравнению с августом 2008 года, но в информационной сфере ситуация несколько запаздывает. Мы можем и должны концентрироваться на соцсетях.

По рейтингу цитируемости в российских соцсетях на первом месте — американское правительственное радио «Свобода» и портал «Медуза, на втором — «Эхо Москвы», на третьем — «Голос Америки». То есть в российском информационном поле доминируют западные, американские медиа-проекты. После киберцентра НАТО в Таллине создали ещё один центр гибридной войны в Риге, и там доминируют даже не США, а напрямую — Великобритания.

Обращу внимание только на один факт: сайт «Медуза» появился ровно через месяц и 10 дней после создания натовского центра гибридной войны в Риге. Выделили финансирование — и центр открылся, начался проект. Они внедряются в наше пространство, влияют на умонастроения молодёжи через социальные сети. Нам необходимо этому противодействовать, должны быть созданы наши информационные «Посейдоны»!

«ЗАВТРА». Игорь Николаевич, большое спасибо за беседу!

Дмитрий Перетолчин

Источник

Page 3 of 242

DISCLAIMER

Website administration WORLDAGRESSOR.COM does not assume any responsibility for the placed by Users of the Website links, photos, images, files, materials, comments, feedback and any other information. The site administration does not guarantee the accuracy of reviews added by the visitors. Not responsible in case of placement of inaccurate or incorrect information and shall be exempt from compensation of any damages due to these actions. All comments and feedback are laid out in that volume, the form and content as it was provided by Users of the Website. The Administration does not contradict the Russian legislation. Website user is solely responsible for all posted and published materials.