ENG | RUS | ESP | DE | FR
Worldaggressor.comWorldaggressor.com
joomla templates

Регистрация

*
*
*
*
*
*

Fields marked with an asterisk (*) are required.


Login the account in the social network.

Login the account in the worldaggressor.com
You are not permitted to view this content.
You are not permitted to view this content.
Login/Registration Login or Registration
01/09/2019 - 15:15

В отношении Джонсона Хит употребляет словосочетание «Stakhanovite work», «работать по-стахановски»

Отличающаяся по стилистике и посылу от большинства глумливо-алармистских публикаций статья главного редактора Sunday Telegraph Алистера Хита о стратегии Бориса Джонсона, сообщает ТГ-канал «Россия в глобальной политике».

По мнению автора, речь идёт о самом важном моменте политической истории Великобритании после Фолклендской войны. Тогда проигрыш Тэтчер значил бы, полагает Хит, приход к власти просоветских леваков с непредсказуемыми последствиями.

Сейчас неудача Джонсона приведёт левых радикалов, которые правят бал у лейбористов при Корбине. Цель Джонсона — осуществить выход из ЕС на приемлемых условиях, удержать партию тори от раскола, оттеснить на маргиналии Фаража, выбить почву из-под ног Корбина, вернув лейбористов к левоцентристской линии, выиграть досрочные выборы, чтобы получить поддержку для решительных неоконсервативных реформ во всех сферах. Джонсону нужны лет десять, чтобы преобразить страну, пишет Хит.

Впечатляюще.

И совсем отлично от представления об экстравагантном придурке, которое доминирует в прочих оценках. Для нас одна жемчужина — Хит употребляет словосочетание “Stakhanovite work”, «работать по-стахановски».

Мы-то думали это ушедшая натура, присущая только нашей реальности. Ан нет.

01/09/2019 - 15:15
© РИА Новости / Евгений Биятов
Перейти в фотобанк
Несанкционированная акция в поддержку незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму Виктор Мараховский
01/09/2019 - 15:15

27 августа президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган побывали в Подмосковье – на авиасалоне МАКС. Там они не только осмотрели выставку, но и попробовали мороженое. Подробности – в сюжете программы «Москва. Кремль. Путин» на телеканале «Россия 1».

Продавец мороженого Екатерина Сафронова говорит, что ассортимент у нее разнообразный: «Пломбир, в стаканчике, в рожке, фисташковое». Эрдогану, впрочем, этого оказалось мало — он хотел клубничного или ванильного. Достался же ему вологодский пломбир в стаканчике.

Что за стаканчик такой, президенту Турции еще предстояло разобраться, он явно привык к другому мороженому. Ветер чуть было не отправил стопку салфеток целиком в Эрдогана – помог министр Мантуров, он в той президентской покупке вообще сыграл особую роль.

Около лотка с мороженым в руках Путина появились денежные купюры и особенно выделялась 200-рублевая, та самая, на которой изображен Крым. Этой крымской банкнотой Путин вполне мог бы заплатить за мороженое для Эрдогана, если бы не названная сумма.

— 210 рублей

— 210? Вот, министру отдадите, ему на развитие авиации, — пошутил Путин, когда ему предложили сдачу.

Эрдоган, тем временем, пытался понять, что с этим стаканчиком делать. Попросил ложечку, но продавец сказала, как отрезала: «Нет, кусаем!».

Помощники стали предлагать Эрдогану салфетки, а он, как и проинструктировали, начал кусать. Похвалил – сказал, что вкусное.

Желающих поесть мороженое поначалу определяли сами. Путин позвал Шойгу, тот, в свою очередь, позаботился о ком-то из своих коллег. Из-за спины министра Мантурова выглядывает министр иностранных дел Турции Чавушоглу.

Эрдоган тем временем увидел того, с кем всегда и с удовольствием общается по-турецки, — пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова. Позвал его по-русски.

Пресс-секретарь президента улыбался, но мороженое брать не спешил. Министр Мантуров продолжал держать в руках сдачу, которую продавщица отдала после покупки Путиным первых порций. И уже было непросто понять, кто и сколько должен.

— То есть вы помогали с расчетами?

— Я только держал сдачу, — говорит Мантуров. — В итоге принято было принято решение угостить всех членов делегации, поэтому девушке оставили деньги, чтобы она раздала всем мороженоею

— А хватит хоть денег-то оставленных?

— Да, конечно.

Продавец говорит, что цены одинаковые для всех и денег хватило. Рогозин подошел последним, после череды переводчиков, журналистов и помощников.

Сразу два мороженых нес в руках Путин. Одно ел, а второе, судя по всему, собирался тоже съесть, просто чуть позднее. Кусая мороженое, Путин и сообщил одну из ключевых новостей того дня – Турция получила новую партию компонентов С-400.

«Очень много сплетен было по этой теме, мы не обращали на них ни малейшего внимания. Сейчас по С-400 идет второй этап поставки. Нашу солидарность в этой области мы хотим распространить и на все остальные сферы оборонной промышленности. Это может быть и по военным самолетам, и по ракетам», — заявил Эрдоган.

И эти слова были, конечно, сенсацией. Турция – член НАТО, проигнорировавшая все угрозы Вашингтона по поводу российских С-400 и лишенная за это американских истребителей F-35, – ищет замену им в Москве.

Самый первый объект для осмотра президентами Путиным и Эрдоганом – истребитель пятого поколения Су-57, один из лучших в мире. Изучение новых российских вооружений идет на самом высоком уровне – во всех смыслах.

— Летает? – спрашивает у российского президента турецкий.

— Летает. Сегодня покажем.

— Можно купить?

— Можете купить, — улыбается Путин.

Эрдоган взбирается на лестницу к Су-57. Каков же сейчас уровень доверия между Россией и Турцией, что такая картина вообще стала возможной. Кабина истребителя Су-57 считается секретной. К примеру, нашей съемочной группе не разрешили сделать там съемку. Но мы видим, что президент Турции сейчас ее рассматривает, и это, конечно, о многом говорит.

Рядом с Эрдоганом в гражданской одежде (и потому не привлекал особого внимания журналистов) – министр национальной обороны Турции Хулуси Акар. Но внимание нашей программы он, конечно, привлек.

— Как вам российские самолеты?

— Мы проверим, посмотрим. Мы приветствуем это, — говорит министр.

«Представить товар лицом. Надеюсь, что Су-35 и Су-57 могут их реально заинтересовать по известным событиям. Решение за ними», — отметил заместитель председателя правительств РФ Юрий Борисов.

И вот, собственно говоря, тот самый товар лицом — Су-35, партию которых Турция может купить у России вместо американских самолетов.

«Да, мы говорили о сотрудничестве по Су-35 и о возможной работе даже по новому самолету Су-57, — заявил Путин. — У нас возможностей много. Многое, на мой взгляд, заинтересовало наших турецких партнеров».

Перед прилетом Эрдогана в Жуковский его автомобиль стоял с зачехленными флагами, вскоре чехлы сняли, но эта машина оказалась практически невостребованной – по территории МАКСа президенты Путин и Эрдоган передвигались вместе на одном автомобиле. Площади авиасалона таковы, что машина не помешает, но проехались Путин и Эрдоган совсем немного, основную часть времени они передвигались пешком.

Павильон за павильоном, стенд за стендом. Эрдоган, как выяснилось, захотел увидеть вообще чуть ли не все.

— Новый беспилотник последний, мы его еще не показывали. Боевая нагрузка 6 тонн. Радиозаметность даже меньше, чем у Су-57, — рассказывает Путин.

Он был готов уже показать следующий образец, но Эрдоган сильно заинтересовался:

— Господин Путин, на какую высоту может подняться?

— 18 километров высота и 6 тысяч дальность.

Российский президент о всех этих вооружениях знал, кажется, больше, чем сами участники выставки. И дошло до того, что именно Путина переводчик Эрдогана попросил перевести километры в футы.

Когда президенты выходили из павильона на улицу, то оказывались на солнцепеке. Эрдоган даже бровью не повел, как руки охранников вдруг протянули ему солнцезащитные очки. Но еще интереснее вот эти кадры: Эрдоган захотел получше что-то рассмотреть, и ему стоило лишь взмахнуть рукой, как очки оказались снова у помощников.

Охранники Эрдогана на службе соблюдают обязательный дресс-код: некоторых вообще сложно отличить друг от друга – настолько похожи.

Путин свои солнцезащитные очки носил сам – снимал в павильонах, когда снова и снова рассказывал об очередных российских вооружениях.

«Вертолетная техника очень понравилась нашим друзьям, в том числе Ми-38», — сообщил российский президент.

Кузов особо комфортного автомобиля «Аурус» — и это явно несколько удивило Эрдогана – производится в Турции.

— Это, получается, наше совместное производство.

— Давайте вместе будем производить.

— Это не шутка, они здесь работают.

«Сколько стоит?» — иногда спрашивал Эрдоган. И получал ответ в духе восточного базара:

— Если берете вертолет, можем поговорить о том, чтобы совместно с машиной.

— А сколько стоит?

— 8 миллионов долларов, но с учетом того, что машину дадим в подарок.

— Хорошо, согласен.

Официальное открытие авиасалона МАКС Путин и Эрдоган провели тоже вдвоем. Трибуны прямо на улице, здесь дует ветер, и текст выступления президента, чтобы он не улетел, приклеили к пюпитру. Делали все быстро, все успели. И развевались на ветру только полы пиджаков президентов России и Турции.

Эрдоган сходу удивлял новыми познаниями в русском языке. На МАКСе на русский вновь перешел министр иностранных дел Турции. Мевлюту Чувашоглу было так интересно, что иногда он отходил от основной делегации в сторону и в одиночку рассматривал новые образцы.

— Очень интересно, я впечатлен и пассажирским самолетом, и истребителями, и вертолетами, конечно.

— Турция будет покупать российские военные самолеты?

— Ну, это зависит от наших потребностей, а также от переговоров.

Участники выставки делали все от них зависящее, чтобы представить свои разработки президентам как можно ярче. Авиационные бомбы, противолодочные ракеты — у этого стенда Путин и Эрдоган проводят примерно 5 минут.

Но во что превращались 5 минут у каждого стенда, если всего их были десятки. Путин смотрит на часы – ему надо улетать в Саратов и Казань, министр Мантуров сразу тоже смотрит на время. Но прогулка по МАКСу все-таки продолжается. «Все моторы для вертолетов закупали у Украины. 100 процентов. Теперь два завода построили, производят уже современные двигатели», — рассказывает Путин.

И вот когда делегации вошли в салон прообраза российско-китайского самолета, турецкие министры обороны и иностранных дел буквально упали в кресла бизнес-класса. Увидев нашу камеру, министр срочно встал и направился за питьевой водой. И только президенты, кажется, вообще не уставали.

После бизнес-класса в экономе президенту Эрдогану показалось тесновато: «Немножко бы не мешало увеличить расстояние между креслами, слишком тесное из экономии». Путин ответил, что расстояние между креслами регулируется по заказу авиакомпании.

Если все пойдет по плану, то скоро и на таких самолетах из России в Турцию будут прилетать туристы. Их все больше и больше – по итогам этого года может быть, как сказал Эрдоган, «новый рекорд, дай Бог».

Возможности российской авиатехники гостям еще и показали в деле. Одному из членов турецкой делегации в предосенней Москве было так жарко, что он обмахивался буклетом авиасалона. Эрдоган же пил горячий чай, и ему явно было очень комфортно. И лишь один раз он отвлекся и опустил глаза – когда на мобильный пришло какое-то важное видеосообщение. Он сначала пытался его посмотреть, потом послушать, затем поднял свои солнцезащитные очки и постарался рассмотреть получше. Что именно – конечно, не известно, но на настроение Эрдогана увиденное не повлияло.

А впереди ведь были еще и официальные переговоры. Перед началом которых по протоколу положено фото. Один переводчик попросил другого не попадать в кадр. Песков кладет на стол Путину, видимо, текст его выступления на переговорах. Президент говорит, не заглядывая в блокнот.

Основная тема, конечно, – ситуация в Сирии. Особенно горячая тема – ситуация в зоне деэскалации в Идлибе. Когда мы спрашиваем об этом министра обороны Шойгу, тут же подбегают журналисты турецких телекомпаний.

— Эти российско-турецкие договоренности прошлого сентября удастся в итоге выполнить, на ваш взгляд?

— Они выполняются, но есть трудности, есть проблемы. Идет совместное патрулирование, внутри зоны деэскалации ходят турецкие патрули, снаружи наши патрули. Но мы не могли смотреть безучастно на то, что из южной части идлибской зоны деэскалации идут постоянные вылазки, идут постоянные обстрелы. Поэтому мы уведомили наших турецких коллег и о том, какие действия мы предпринимали и предпринимаем. Я надеюсь, что сейчас ситуация стабилизируется, и все будет там вполне.

Путин заявил, что говорил с Эрдоганом об этом подробно. Президенты «нашли понимание того, как и что можно сделать вместе для решения этих вопросов».

«Президенты согласовали конкретные шаги, которые позволят эти договоренности выполнять», — заявил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.

«Мы очень хорошо относимся к деликатным моментам друг друга», — подчеркнул Эрдоган.

Еще одной деликатной темой во взаимоотношениях сталорешение Турции создать зону безопасности совместно с США. Свой вопрос об отношении президента России к созданию такой зоны не сразу, но задал турецкий журналист.

«Мы понимаем озабоченность Турции, связанную с обеспечением безопасности своих южных границ. Мы исходим из того, что создание зоны безопасности для Турецкой Республики на ее южных границах будет хорошим условием для обеспечения территориальной целостности самой Сирии», — подчеркнул Путин.

«Президент Эрдоган сказал, что Турция хочет обеспечивать там свои интересы безопасности. Президент Путин подтвердил, что мы признаем эти интересы абсолютно законными и поддерживаем достижение договоренности, которое в первую очередь учитывало бы уважение суверенитета и территориальной целостности Сирийской Арабской Республики», — отметил Лавров.

Уже через 2 недели Путин и Эрдоган увидятся вновь в Анкаре, снова обсуждать сирийский вопрос. Борт номер 1 президента Турции взлетел из аэропорта Жуковский. Вскоре отсюда в вылетел и самолет Владимира Путина – у него в тот день были еще две командировки.

30/08/2019 - 14:15

Китайская сторона демонстрирует своё преимущество

После некоторого затишья отношения между США и КНР в июле – августе обострились вновь. Причём обострились по всем направлениям.

23 августа таможенно-тарифная комиссия Госсовета КНР объявила о повышении тарифов в размере от 5 до 10 %, в зависимости от продукции, на импорт из США общей стоимостью 75 млрд. долл. Дополнительными сборами облагается импорт автомобилей, сельхозпродукции, нефти и самолётов. Это отложенный ответ Китая на июньское повышение администрацией Трампа тарифов на импорт из КНР.

Трамп отреагировал в тот же день, заявив, что планирует увеличить 10-процентный тариф на 300 млрд. долл. китайских импортных товаров до 15 % и 25-процентный тариф на 250 млрд. долл. китайского импорта – до 30 %.

Растёт напряжённость в американо-китайских отношениях по проблеме Тайваня. В прошлом месяце администрация Трампа одобрила продажу Тайваню танков Abrams и иного оборудования на сумму свыше 2 млрд. долл. Тогда Министерство иностранных дел КНР предупредило, что США «играют с огнём». Однако в середине августа администрация Трампа уведомила Конгресс, что президент одобрил продажу Тайваню 66 истребителей F-16 на сумму 8 млрд. долл. Это решение поддержали и республиканцы, и демократы. Заметим, что практика продажи Тайваню новых истребителей не применялась давно – со времён администрации Джорджа Буша-младшего американцы ограничивались модернизацией имевшихся у Тайваня самолётов.

Вооружение Вашингтоном островной администрации на фоне активизации дипломатических контактов Вашингтона с Тайбэем следует расценивать как торпедирование американцами фундаментального для двусторонних отношений принципа «одного Китая».

Усилились нападки Вашингтона на Пекин из-за Гонконга. В этом вопросе Трамп ранее был нейтрален, но сейчас занял сторону гонконгских уличных бунтовщиков. А вице-президент США Пенс 19 августа увязал перспективу нормализации торговых отношений с «правильным» поведением Китая в отношении организаторов массовых беспорядков.

На первый взгляд, несколько разрядилась ситуация вокруг китайской телекоммуникационной компании Хуавей (Huawei). Вашингтон отложил на три месяца введение запрета американским компаниям сотрудничать с Хуавей. При этом, однако, Бюро промышленности и безопасности (BIS) Министерства торговли США включило дополнительно 46 филиалов Хуавей в список организаций, сделки с которыми требуют более жёстких проверок BIS.

Чем ближе к президентским выборам в США, тем напористее действует администрация Трампа, и пока не понятно, куда это всё приведёт. Например, госсекретарь Майк Помпео, выступая на частном обеде в Нью-Йорке перед группой влиятельных предпринимателей, заявил, что, хотя препятствия для быстрой сделки с КНР существуют, он чувствует, что две страны придут к соглашению в течение следующего года, до президентских выборов.

Если так, то взвинчивание Вашингтоном напряжённости в отношениях с КНР – это продолжение тактики «переговоров с позиции силы», т.е. психологического давления, блефа, запугивания, которые Трамп-коммерсант широко использовал в своей предпринимательской карьере. Эта тактика должна предполагать, что в Вашингтоне видят «красные линии», которые в отношениях с КНР пересекать нельзя, а «игра на нервах» Пекина ведётся вблизи от этих линий. Похоже, однако, что, увлёкшись «сдерживанием» Китая, администрация Трампа начала терять «красные линии» из виду, о чём говорят позиции США по Тайваню и прямое вмешательство Вашингтона в дела КНР в связи с ситуацией в Гонконге.

Не исключено, что Трамп готовится пересечь некие «линии» и во внутренней политике. Объявляя о новом повышении тарифов на китайский импорт, американский президент заявил, что из-за торгового конфликта с Китаем он может ввести в стране чрезвычайное положение и наделить себя чрезвычайными полномочиями в регулировании внешней торговли. Например, использовать специальный закон, блокирующий сделки американских фирм в Китае.

Трамп, безусловно, рискует. В частности, он рискует окончательно испортить отношения с базовой группой своих избирателей – фермерами. Национальный фермерский союз (NFU) США в сделанном на днях заявлении возложил на Трампа ответственность за ухудшение положения фермеров в результате ответных мер КНР: «…президент Трамп делает всё хуже, а не лучше».

Пока же президент, действуя в обычном стиле, спешит до выборов 2020 года продавить торговую сделку с Китаем на своих условиях. Поскольку времени мало, а Китай на уступки не идёт, Трамп взвинчивает напряжённость и пробует разные варианты давления на Пекин в надежде, что один из них или все они вместе принесут ему успех.

Однако признаков того, что Пекин изменит позицию, нет. Ситуация в экономике КНР стабильная, рост ВВП по итогам первых двух кварталов находится в пределах запланированных 6-6,5%, правительство принимает новые меры для его поддержания.

«Испытание на выносливость» – эта оценка китайско-американской торговой войны, данная китайской «Глобал таймс», точно отражает логику всей ситуации. И здесь китайская сторона демонстрирует своё преимущество. Решимость Пекина отразить атаку Вашингтона поддерживается китайским обществом, чего нет в Соединённых Штатах.

В то же время в долгосрочном плане Трампу невыгодна дальнейшая эскалация конфликта – она может обвалить рынки в преддверии выборов в ноябре 2020 года и/или привести к массовым банкротствам фермеров. Погоня за дополнительными сборами с китайского импорта грозит обернуться для США потерями, к которым американское общество не готово.

30/08/2019 - 14:15

Белорусского президента не будет 1 сентября в Варшаве. На мемориальных мероприятиях по случаю 80-й годовщины начала Второй мировой войны Минск решил ограничиться уровнем посла в Польше, сообщил белорусский МИД. Александр Лукашенко не использовал очередную возможность выбраться в Европу, которая так долго его обижала, но потом сдалась.

В чем дело? В суровые времена, когда Евросоюз обложил было [Белоруссию] санкциями, белорусский президент не брезговал даже вариантом «не тушкой, так чучелом» — вспомним скандальную историю с отдыхом на горнолыжном курорте в Австрии в 2002 году. А тут — все чин чином, официальное приглашение из Варшавы для первого лица.

Более того, Лукашенко давно ждут с визитом в Латвии, Австрии. Были и другие приглашения, в частности на десятилетие «Восточного партнерства» в Брюссель. Почему же белорусский руководитель, с которого сняли ярлык последнего диктатора Европы, тянет резину, не спешит въехать в демократии Старого Света на белом коне?

Дразнить Кремль ни к чему

В каждом случае могли преобладать свои мотивы, но на этот раз основная причина — «отсутствие приглашения главному союзнику», заявил в комментарии для «Белорусских новостей» минский аналитик-международник Андрей Федоров. Он уверен, что в Кремле сильно бы обиделись, появись Лукашенко на мероприятии, куда демонстративно не пригласили Владимира Путина.

Действительно, Варшава еще и вербально щелкнула Москву по носу. «Я думаю, что было бы неуместно отмечать годовщину начала вооруженной агрессии против Польши с участием лидера, который сегодня обращается со своими соседями такими же методами», — заявил в июле польский вице-премьер Яцек Сасин.

Кремлевские же обиды на Минск — это не просто эмоции. Они, как показывает опыт, могут вылиться для Белоруссии в большие финансово-экономические потери. А тут как раз подвешены вопросы цены на газ с 2020 года, компенсации за налоговый маневр, российских кредитов. Не тот случай, чтобы дразнить быка.

Похожая ситуация была в феврале, когда Лукашенко после трудных переговоров с Путиным в Сочи не решился по принципу с корабля на бал лететь на Мюнхенскую конференцию по безопасности. Отбой был дан в последний момент, в программе конференции для Лукашенко уже зарезервировали было место в дискуссии «Отношения Восток — Запад».

У Минска и Варшавы взгляды на историю расходятся

Лукашенко вот уже два года не использует приглашения в Европу, отметил эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск), кандидат исторических наук Валерий Карбалевич. Он считает, что «этот болезненный момент связан прежде всего с отношениями с Россией».

Если говорить конкретно о мероприятиях 1 сентября в Варшаве, то дело не только в том, что там не будет Путина, считает аналитик. «Вокруг событий начала Второй мировой войны продолжается идеологическая, политическая война», — отмечает собеседник «Белорусских новостей». Если в Европе пакт Риббентропа — Молотова оценивают однозначно негативно, то в России его пытаются оправдать. Наконец, «если для Польши события сентября 1939 года — это однозначно трагедия, то в истории нашей страны они связаны с воссоединением Западной и Восточной Белоруссии», то есть и в этом деликатном моменте взгляды Минска и Варшавы очень разнятся, подчеркнул Карбалевич.

Белорусские власти во многом продолжают придерживаться советских трактовок истории, предпочитают замалчивать те страницы Второй мировой, которые разрушают официальные мифы. Не хочется вспоминать о таких вещах, как советско-нацистский парад в Бресте в 1939-м. Поэтому лучше подавать дело так, будто та война началась 22 июня 1941 года с героической обороны Брестской крепости.

А по некоторым позициям мы видим откат даже от советских трактовок. Например, провластные комментаторы пытаются выбросить из белорусского пантеона Кастуся Калиновского, которого почитали даже большевистские власти. Фишка в том, что Калиновский был вождем восстания против владычества Российской империи. И нетрудно догадаться, что Кремлю, претендующему на ее наследие, такая фигура — против шерсти.

Кстати, это одна из причин, по которым Лукашенко почти наверняка откажется и от вероятного приглашения в Вильнюс на перезахоронение останков Калиновского — если такое приглашение вообще будет. Хотя с Литвой и без того наломали дров, прежде всего — строительством АЭС в 50 километрах от Вильнюса.

Чужой на их празднике жизни

Наконец, есть, наверное, и некий мировоззренческий, экзистенциальный барьер в сознании белорусского официального лидера. Да, когда «братская интеграция» с Россией обернулась угрозой, пришлось замиряться с Европой. Но это ведь скрепя сердце. Человеку, который 25 лет правит в Белоруссии железной рукой, уже невозможно перековаться и воспылать любовью к ценностям Старого Света. Вон пока в Латвию собирался, там уже президент поменялся. В Австрии вообще в верхах кавардак. Молодого канцлера Себастьяна Курца, которого Лукашенко принимал в марте (и получил символический подарок — горные лыжи), пару месяцев спустя со скандалом отправили в отставку. Причем обвинили в амбициях по расширению своей власти (надо же!), и парламент вынес вотум недоверия.

В общем, немыслимые для Белоруссии безобразия творятся в гнилых демократиях Старого Света. Никакой стабильности. И белорусский лидер прекрасно понимает, что у его игр с европейцами — ограниченный потенциал. Ничего похожего на тамошнюю ротацию правящих элит Лукашенко, ясное дело, внедрять не собирается. А потому всегда будет чувствовать себя чужим на европейском празднике жизни.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

30/08/2019 - 14:15

Поправки в законы о микрофинансовой деятельности и взыскании долгов с физлиц предложило внести Министерство экономического развития России. Согласно нововведениям, до продажи долга третьим лицам его должны предложить выкупить самому заемщику.

Издание Коммерсант пишет, что по новым поправкам в случае внесения должником или другим лицом за него необходимой суммы все права на заем переходят заемщику. Если же кредитор не предложит ему выкупить долг перед продажей третьим лицам, должник получает право выкупа за половину суммы.

В Министерстве экономического развития необходимость поправок в закон объясняют тем, что кредитор может без причины отказать заемщику в реструктуризации долга, а саму задолженность передать третьим лицам за небольшую сумму. В результате права должника ущемляются, а выгода достается третьему лицу, сообщает «Реальное время».

29/08/2019 - 21:15

В среду британский премьер Борис Джонсон заявил, что приостанавливает работу парламента с середины сентября. После летних каникул депутаты с 3 сентября будут заседать всего неделю, а потом вернутся к работе уже только после 14 октября — всего за 17 дней до назначенной даты выхода Британии из ЕС.

В сумме Джонсон приостановил работу британского парламента на целых пять недель — такого не случалось уже 40 лет. Одновременно премьер развил бурную активность во внешней политике — он ведет переговоры с лидерами крупнейших стран ЕС, надеясь договориться с ними напрямую, через голову неповоротливого Брюсселя.

В идеале двойное наступление на внутреннем и внешнем фронтах должно позволить Джонсону вывести Британию из ЕС на его условиях. А если это не получится, то хотя бы помочь выполнить программу-минимум — сохранить ему пост премьер-министра.

Обстоятельства Джонсона

Став премьер-министром, Борис Джонсон выдвинул Евросоюзу принципиально новые требования. Он заявил, что готов подписать соглашение по Брекситу, но с одним условием: Брюсселю придется отказаться от механизма «бэкстоп» (backstop), касающегося Северной Ирландии.

«Бэкстоп» — страховка, гарантирующая прозрачность ирландской границы, если Британия и ЕС не смогут решить, как это сделать в ходе торговых переговоров, которые продлятся как минимум до 2021 года. Больше всех на «бэкстоп» настаивает Дублин, для которого механизм — гарантия, что Брексит не ослабит связи страны с Северной Ирландией.

Джонсон считает «бэкстоп» «антидемократическим». Из-за него Северной Ирландии, а значит, и Британии придется считаться с общеевропейскими правилами, не имея при этом права голоса в структурах Союза. Вместо «бэкстоп» Джонсон обещает найти какое-то другое, «креативное» решение проблемы границы.

Пока призывы Джонсона не привели к конкретным подвижкам на переговорах с европейцами. Британский премьер смог наладить прямой диалог с Меркель и Макроном, перепрыгнув через голову Еврокомиссии, но и в Брюсселе, и в европейских столицах продолжают настаивать: Брексит без заранее оговоренной страховки для ирландской границы недопустим.

Однако Джонсона не смущает неуступчивость ЕС. Он повторяет мантру о важности сделки, но одновременно подчеркивает, что готов покинуть Евросоюз без соглашения. И дело здесь не в его личной неуступчивости, — просто без серьезных изменений в сделке у премьера нет шансов добиться ее одобрения британским парламентом.

Ранее депутаты трижды отвергали Брексит на предлагаемых ЕС условиях, которые включали в себя «бэкстоп». Против выступала и оппозиция, и жесткие евроскептики в правящей Консервативной партии. С тех пор ситуация не изменилась к лучшему, так что Джонсон все равно не сможет спасти сделку косметическими изменениями.

Даже если ЕС согласится на корректировку «бэкстоп» (например, ограничив его срок действия), депутаты-евроскептики заблокируют соглашение в четвертый раз. Это поставит точку на карьере Джонсона и обвалит рейтинги консерваторов — едва ли идеальный сценарий для британского премьера. Поэтому ему приходится действовать куда резче и рискованнее.

Цели Джонсона

Джонсон сразу решил, что вести разговоры с Еврокомиссией бессмысленно. Британия даже перестала посылать дипломатов на большинство встреч на уровне ЕС — все равно там не удастся добиться никаких уступок. Вместо этого Джонсон пытается вынудить вмешаться лидеров крупнейших стран ЕС, — перевести переговоры с автопилота в ручной режим.

На прошлой неделе британский премьер встретился сначала с Ангелой Меркель, затем с Эммануэлем Макроном. Потом он обсудил с ними Брексит еще раз — на саммите G7 во французском Биаррице.

Джонсон осознает, что его попытки нажать на европейцев будут работать только при двух условиях. Первое — Британия должна быть реально готова к выходу из ЕС без сделки: иметь в наличии соответствующую инфраструктуру, средства для компенсации бизнесу и так далее. Иначе ЕС будет и дальше надеяться, что, вылетев из Союза без соглашения, Лондон, раздавленный издержками и покладистый, вернется за стол переговоров.

Второе условие еще важнее. Джонсон должен доказать, что он единственный британский политик, с которым ЕС может вести переговоры. То есть показать, что Брюссель не сможет просто пересидеть консерваторов и дождаться прихода к власти в Британии более проевропейских сил.

Поэтому Джонсон старательно усиливает свои внутриполитические позиции. Его правительство работает, по сути, в режиме предвыборной кампании, центральный посыл которой — необходимость Брексита без сделки. Джонсон в этой истории — защитник воли народа, который не даст одурачить себя европейцам и любой ценой воплотит итоги референдума о Брексите. Таким образом он надеется вернуть консерваторам голоса тех британцев, кто на выборах в Европарламент голосовал за Партию Брексита Найджела Фараджа.

Одновременно Джонсон выступает с яркими обещаниям улучшить ситуацию внутри страны. Постоянно сообщает о росте госрасходов, запускает инфраструктурные проекты, выступает с предложениями по борьбе с преступностью. Здесь цель Джонсона — это британцы за пределами ядерного электората консерваторов, в том числе левые.

Усердие Джонсона приносит плоды: за время его премьерства рейтинг консерваторов вырос на 10 пунктов, до 33%, что вернуло их на первое место в опросах. А вот у оппозиции голоса разделены почти поровну между лейбористами (21%) и либерал-демократами (19%) — не лучшая ситуация в мажоритарной избирательной системе.

Закрытый на пять недель парламент добавит оппозиции трудностей. А открытие его новой сессии 14 октября, где королева Елизавета II обозначит приоритеты правительства, станет кульминацией плана Джонсона. Популистские меры премьера будут изложены устами монарха. Это должно продемонстрировать устойчивость положения Джонсона перед решающим саммитом ЕС, который намечен на 17 октября.

Ставка Джонсона

Укрепление позиций Джонсона внутри Британии может изменить расклады в Евросоюзе. Там поймут, что лидер тори — это надолго, и риск хаотичного Брексита станет осязаемым и для ЕС.

При этом экономические издержки — только одна из проблем, связанная с Брекситом без сделки. Трудности также возникнут с той самой ирландской границей, которую так старательно защищает ЕС на переговорах. Парадоксальным образом упорство Евросоюза в вопросе сохранения прозрачности границы может стать причиной того, что сохранить ее не получится.

Если Брексит пройдет без сделки, то между Ирландиями вполне может появиться жесткая граница. Тогда возникнет вопрос: зачем ЕС так упорно настаивал на необходимости страховочного плана по границе после 2021 года, если в итоге жесткая граница появилась уже в 2019-м?

Даже если жесткой границы удастся избежать, то к Брюсселю все равно возникнут вопросы. Ведь получится, что границу можно было сохранить прозрачной и без «бэкстоп». То есть Джонсон был прав, а ЕС просто играл в политические игры и доигрался до вылета Британии из Союза без сделки.

При таких рисках Евросоюз вполне может пойти на новые уступки: принять неожиданное решение на экстренном саммите за пять минут до полуночи, чтобы избежать вылета Британии без сделки. К примеру, отложит решение по ирландской границе до второй фазы переговоров, которая коснется торговли. Или радикально сократит требования к Британии, предусмотренные «бэкстоп». В конце концов, даже согласие ЕС заключить с Британией несколько малых сделок вместо одной всеобъемлющей уже смягчит развод Лондона и Брюсселя.

Заключение соглашения с Евросоюзом в последний момент, помимо прочего, облегчит его ратификацию в британском парламенте. У депутатов больше не будет возможности просто откладывать решение, и им придется выбирать между Брекситом Джонсона и Брекситом без сделки.

Конечно, ставка Джонсона может не сработать. Или Евросоюз, или британский парламент могут отказаться уступать. Но тогда дело, скорее всего, закончится новыми выборами, а там жесткая позиция Джонсона на переговорах с Брюсселем все равно окупится. Идти на голосование в амплуа патриота и борца с элитами куда предпочтительнее, чем предлагать парламенту заведомо проигрышную сделку по Брекситу и окончательно разрушать репутацию консерваторов.

Парламентский сбой

С логикой Джонсона на переговорах с Брюсселем можно не соглашаться, но его поведение трудно назвать сумасбродным или неадекватным. По сути, проводимый Джонсоном курс сейчас безальтернативен. Возможностей для Брексита со сделкой сейчас просто не осталось.

Соглашение на условиях ЕС отвергает британский парламент. А вариант, за который могли бы проголосовать депутаты, неприемлем для ЕС. Единственное, что остается Джонсону, — попытаться расширить коридор для маневра, максимально надавив и на Евросоюз, и на депутатов.

Мало того, у Джонсона по крайней мере есть хоть какая-то стратегия. Чего не скажешь о британских депутатах. Большинство из них считают Брексит без сделки недопустимым, но не в состоянии даже примерно сформулировать, в какой именно форме он должен быть реализован.

С приходом ярких популистских политиков вроде Джонсона или Трампа многие заговорили об угрозе узурпации ими власти. Отчасти такие тревоги оправданы, но не менее важная причина нынешнего кризиса — неэффективность институтов представительной демократии. В случае с Брекситом ответственность британских депутатов за паралич ничуть не меньше, чем правительства. И если британские законодатели действительно считают политику Джонсона рискованной, им стоило утвердить соглашение с «бэкстоп», как это предлагали сделать Брюссель и прежний британский премьер Тереза Мэй.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

29/08/2019 - 17:15

Удивительно наблюдать, как некоторые американцы скручивают себя в кренделя, лишь бы продолжить оправдываться, объясняя странное поведение президента Дональда Трампа на мировой арене. Чаще всего слышно, что «он не вверг нас в новые войны». Реальность несколько иная. Он удерживает нас в старых войнах — в Афганистане и Сирии, — которые он мог бы закончить, и в то же время излишне усиливает напряженность в отношениях с такими странами, как Россия, Венесуэла, Иран и Китай. Эта напряженность может легко перерасти в вооруженный конфликт. Ситуация в отношениях с Москвой особенно опасна, поскольку президент Владимир Путин неоднократно предупреждал, что оборонная доктрина его страны включает в себя применение ядерного оружия в случае нападения на Россию превосходящими силами.

Но самый пугающий аспект в нынешней ситуации — это ощущение того, что человек, палец которого находится на ядерном спусковом крючке Америки, не совсем в своем уме. Постоянный поток оскорбительных и вульгарных твитов, которые, кажется, заменяют более сущностную умственную деятельность, открывает человека, который глубоко невежествен, тотально самовлюблен и безнадежно ненадежен. По меньшей мере, Трамп не смотрится как президент. Он даже ведет себя нерационально — кроме как в хитрой манипулятивной манере, предназначенной для того, чтобы оконфузить своих противников и поставить их в оборонительную позицию. А список его врагов, кажется, включает всех тех американцев, кто не «с ним».

Конституция Соединенных Штатов в статьях I и II подробно описывает процедуру импичмента сенатом того президента, который совершает «измену, взяточничество или другие тяжкие преступления и проступки». Я считаю, что этот порог наконец-то преодолен. Он был преодолен в прошлый четверг, когда президент Трамп позвонил премьер-министру Биньямину Нетаньяху или другому высокопоставленному правительственному чиновнику перед тем, как написал в Твиттере следующее: «Было бы проявлением большой слабости, если бы Израиль позволил членам палаты представителей США Ильхан Омар и представителю Рашиде Тлайб нанести визит. Они ненавидят Израиль и весь еврейский народ. И нет ничего, что можно сказать или сделать, чтобы изменить их мнение. Миннесоте и Мичигану будет трудно вернуть их в должность. Они — позор!»

Затем Нетаньяху последовал примеру Трампа и написал серию собственных твитов, запретив визит двух женщин-членов палаты представителей, потому что «всего несколько дней назад мы получили их маршрут для визита в Израиль, который показал, что они планировали визит, единственной целью которого является усиление бойкота против нас и отрицание легитимности Израиля. Например: они назвали пункт назначения своей поездки Палестиной, а не Израилем… Маршрут двух женщин-членов палаты представителей показывает, что единственная цель их визита — нанести вред Израилю и усилить подстрекательство против него».

На самом деле эти две женщины в конгрессе являются единственными сторонниками движения за ненасильственное бойкотирование, отчуждение и санкции (Boycott, Divestment and Sanctions — BDS). Это движение стремится использовать экономическое давление, чтобы убедить Израиль прекратить жестокую оккупацию Западного берега (реки Иордан — С.Д.) и Восточного Иерусалима. Это означает, что другие 533 члена конгресса к этому не склонны. Сторонников BDS заблокировали от поездки в Израиль в соответствии с законом о борьбе с бойкотом, принятым кнессетом в марте 2017 года. Это говорит о том, что свобода слова в Израиле условна.

Несмотря на то, что BDS является ненасильственным протестным движением, конгресс США его осудил, как осудили почти все еврейские группы в Америке — вполне возможно, потому что оно оказывает реальное влияние в той среде, где законная критика Израиля фактически запрещена. Ирония заключается в том, что еврейские группы в прошлом использовали бойкоты для продвижения своих собственных трайбалистских интересов, осуждая использование той же тактики, когда она применяется против израильского угнетения.

Впоследствии израильский запрет был частично отменен, чтобы позволить Тлайб отправиться на оккупированный Западный берег и навестить свою 90-летнюю бабушку, но конгрессвумен указала, что она отказалась от этого предложения, поскольку с ней обращаются «как с преступницей». Очевидно, что в этой ситуации Нетаньяху и Трамп увидели политическую выгоду. Через две недели Нетаньяху предстоят новые выборы, и он сможет похвастаться продемонстрированными качествами «сильного лидера», чтобы получить от Белого дома максимальную поддержку всего того, что он делает. Трампу в следующем году также предстоят выборы, и он усердно работает над тем, чтобы сделать Израиль темой дискуссий, называя демократов антиизраильской и антисемитской партией. Он также будет ожидать, что Нетаньяху окажет ему услугу как можно ближе к фактическим выборам в США.

Вот вам и все, что касается мнения двух глав правительств. Причина, по которой президент должен быть привлечен к ответственности, заключается в том, что решение Трампа заключалось, как обычно, в том, чтобы распространять отвратительную и преднамеренную ложь, которая наносит чрезвычайно сильный ущерб реальным интересам Соединенных Штатов, а также нашей форме правления.

Если выражаться простым языком, то президент Трамп вступает в сговор с иностранным правительством, возглавляемым военным преступником, чтобы заблокировать въезд, а также демонизировать двух женщин-членов палаты представителей, политические взгляды которых отличаются от его собственных. Распространяя вокруг них ложь из-за их критики ужасающей ситуации с правами человека в Израиле, он подвергает опасности женщин, которые уже получали угрозы убийством.

Нетаньяху, со своей стороны, предпочел бы, чтобы видные наблюдатели не могли сообщать о фактических условиях жизни, существующих на Западном берегу и в Газе. Действительно, израильская оккупация большей части Западного берега является постоянно совершаемым преступлением, которое тщательно скрывается от большинства иностранных гостей. Правительство Нетаньяху во время летних каникул уже тщательно управляет ежегодным паломничеством членами конгресса (в Израиль — С.Д.). Примером этого является тот визит, который закончился на прошлой неделе, когда 31 республиканец и 41 демократ отправились в путешествие, чтобы поцеловать кольцо премьер-министра. И следует отметить, что, поскольку Омар и Тлейб — лишь двое из небольшого числа законодателей-демократов, которые осмеливаются критиковать Израиль, то их влияние на партийную политику решительно ограниченно. Что делает панику из-за их поездок еще более непонятной.

Есть много чего еще, что сотворили Трамп и Нетаньяху по отношению к двум женщинам-членам палаты представителей. Прежде всего, Израиль — главный получатель военной помощи США на сумму более 3 миллиардов долларов в год. Он также получает прибыль от торговых соглашений, проектов совместного производства и благотворительных взносов американских евреев и христианских сионистов. Размеры этих проектов в три раза больше. То, что члены конгресса должны иметь право, даже обязанность, посетить Израиль, чтобы увидеть, куда идут все эти деньги, должно быть бесспорным. И до того, как произошел этот инцидент, это положение действительно не подвергалось сомнению. Тлайб и Омар — первые конгрессмены, которым запрещен въезд в Израиль. То, что Трамп, по-видимому, организовал весь инцидент при молчаливом согласии иностранного правительства ради поддержки своих собственных политических амбиций и узких интересов иностранной державы, является явным злоупотреблением исполнительной властью.

Безусловно, многие члены Демократической партии осудили решение Израиля. Но они склонны формулировать это так, чтобы восхвалять Израиль и одновременно аплодировать Трампу. Они по-дружески отмечают, что это нанесет ущерб «девственному» имиджу Израиля как первоклассной демократии и близкого союзника. Оба утверждения в любом случае являются явно ложными. Спикер палаты представителей Нэнси Пелоси выступила с типичным для нее заявлением в котором говорилось: «Как человек, который любит Израиль, я глубоко опечалена новостью о том, что Израиль решил помешать членам конгресса въехать в страну. В прошлом месяце посол Израиля Дермер заявил, что „из уважения к конгрессу США и к великому альянсу между Израилем и Америкой мы не будем запрещать приезд в Израиль кого-либо из членов конгресса“. Это печальное изменение, которое вызывает глубокое разочарование. Я молюсь, чтобы правительство Израиля изменило этот запрет. Запрет Израиля на въезд женщин-членов палаты представителей Тлайб и Омар является признаком слабости; это ниже достоинства великого государства Израиль. Заявления президента о женщинах-членах конгресса являются признаком невежества и неуважения; они принижают достоинство должности президента».

Сенатор Берни Сэндерс был одним из тех немногих законодателей, кто действительно приблизился к сути вопроса, заявив: «Идея о том, что член конгресса Соединенных Штатов не может посетить страну, которую, кстати, мы поддерживаем на миллиарды и миллиарды долларов — явное безобразие. Может быть Израиль не хочет, чтобы члены конгресса Соединенных Штатов посещали их страну, чтобы лично взглянуть на то, что происходит. Я был там много-много раз. Но если он не хочет, чтобы члены конгресса его посещали, то, возможно, [Нетаньяху] может с уважением отказаться от миллиардов долларов, которые мы даем Израилю».

Даже Американо-израильский комитет по общественным связям (American Israel Public Affairs Committee, AIPAC) не одобрил это решение, заявив в Твиттере: «мы не согласны с поддержкой представителями Омар и Тлейб движения против Израиля и против мира, а также с призывами представителя Тлайб к решению „одно государство“. Мы также считаем, что каждый член конгресса должен иметь возможность самим посетить и узнать нашего демократического союзника Израиль».

Одним из немногих республиканцев, принявших участие в дискуссии, был сенатор от штата Флорида Марко Рубио, который заявил, что израильское правительство допустило ошибку, запретив им въезд, потому что «быть невъездными — это то, на что они все это время очень надеялись в расчете на то, что будут поддержаны их нападки на еврейское государство».

Атака Трампа на двух женщин-членов конгрессменов сопровождается еще одним странным внешнеполитическим вмешательством. Оно включало отправку его официального переговорщика с заложниками Роберта О’Брайена в Стокгольм на деньги налогоплательщиков, чтобы добиться освобождения американского рэп-музыканта A$AP Rocky, который находился в тюрьме после драки с некоторыми местными парнями. Трамп на самом деле не знал Rocky, но за него поручились такие персоны, как Ким Кардашьян и Канье Уэст, и у обоих было хорошее мнение о президенте. Трамп также проявил свое обычное пренебрежение к стандартной дипломатической вежливости, отправляя яростный твит в адрес премьер-министра Швеции Стефана Лофвена по поводу задержания Rocky. Участнику переговоров было дано указание угрожать Швеции тем, что, если они не освободят Rocky, то это будет иметь «негативные последствия» для двусторонних отношений.

А если вам нужны более веские причины для импичмента Дональда Трампа, то вот они:

— Трамп дважды атаковал Сирию крылатыми ракетами на основе некорректных разведывательных данных, без объявления войны и без реальной угрозы со стороны Дамаска. Это — военное преступление, а размещение американских солдат в Сирии без согласия правительства этой страны также является незаконным.

— Департамент Юстиции (т.е. «справедливости») в администрации Трампа добивается экстрадции Джулиана Ассанжа из WikiLeaks за то, что он сообщал правду — лишь бы его заперли на всю жизнь или убили в тюрьме — так же, как Джеффри Эпштейна.

— Госсекретарь Америки и советники по национальной безопасности проводят политику, налагающую карательные санкции, которые послужили причиной голода или иным образом убили тысячи венесуэльцев, иранцев и йеменцев.

— Трамп далек от того, чтобы быть дурачком российского президента Владимира Путина. Но он излишне обостряет напряженность в отношениях с Москвой — больше, чем любой американский президент после окончания холодной войны: перебрасывая войска НАТО к российской границе и вооружая Украину, подвергая нашу нацию и большую часть мира опасности ядерного обмена; будь то случайно или намеренно.

— Трамп совершенно напрасно и необоснованно отказался от иранского ядерного соглашения и от двух договоров с Россией о контроле над вооружениями, которые в свое время укрепили национальную безопасность Соединенных Штатов.

— Администрация Трампа продолжает щедро поддерживать два клептократических государства на Ближнем Востоке — Саудовскую Аравию и Израиль, — одобряя все, что они делают. Особенно неудачным был поклон в сторону Израиля, включая признание Соединенными Штатами израильского суверенитета над незаконно оккупированным Восточным Иерусалимом и Голанскими высотами, поскольку это могло привести к большой войне в регионе, а США могли оказаться в самом центре конфликта.

— И, наконец, есть те, кто выступает против избавления от Трампа, потому что это даст нам Майка Пенса в качестве исполняющего обязанности президента. Правда, у Майка, конечно, присутствуют интересные, характерные для христианских сионистов, взгляды по поводу конца света. Но как он может быть хуже Дональда Трампа?

Об авторе: Филип Джиралди — Philip M. Giraldi — бывший сотрудник военной разведки и ЦРУ США, эксперт в сфере противодействия терроризму, работал около 20 лет в Турции, Италии, Германии и Испании. С 1989 по 1992 год был руководителем резидентуры ЦРУ в Барселоне. Был одним из первых американцев, вошедших в Афганистан в 2001 году. Владеет испанским, итальянским, немецким и турецким языками. В настоящее время — исполнительный директор Совета за национальный интерес (Council for the National Interest).

Публикуется с разрешения издателя.

Перевод Сергея Духанова.

29/08/2019 - 17:15

Корпорация MITRE в проекте кибервойн Пентагона

Новейшие военно-политические стратегии США, такие, как стратегия «упреждающей войны» или «принуждающей мощи», развивают выдвинутую в 2014 году министром обороны США Чаком Хейгелом Оборонную инновационную инициативу (Defense Innovation Initiative, DII), нацеленную на «сохранение и укрепление военного превосходства США в XXI веке» в условиях бюджетных ограничений и эрозии американского доминирования «в ключевых сферах ведения боевых действий». Основной идеей DII является укрепление американского превосходства за счёт «интеллектуальных» решений.

Идея достижения технологического превосходства над армиями России и Китая была оформлена в так называемую Третью стратегию противовеса (Third Offset Strategy, TOS-3), разработанную американским Центром стратегических и бюджетных оценок (Center for Strategic and Budgetary Assessments, CSBA).

Ключевую роль в реализации TOS-3 играет американская некоммерческая компания MITRE Corporation (Center for Technology and National Security), работающая в области системной инженерии и создающая разработки в интересах органов государственной власти США, в первую очередь министерства обороны (в том числе проекты управления военными действиями, связи и разведки, включая систему дальнего обнаружения AWACS).

Третья стратегия противовеса нацелена, помимо прочего, на проведение жёсткой инвентаризации военного потенциала Пентагона, вывод из эксплуатации не оправдавших себя и просто излишних систем вооружений, неэффективной инфраструктуры с целью повышения эффективности наиболее перспективных видов боевой техники, включая кибероружие.

Для достижения технологического превосходства максимально стимулируются разработки агентств DARPA и IARPA, а также укрепляется ключевая роль корпорации MITRE. В рамках TOS-3 этой корпорации выделено из федерального бюджета на порядок больше средств, чем, к примеру, RAND Corporation.

Особенностью новейших военно-политических стратегий США является ставка на достижение победы над потенциальным противником посредством невоенных методов давления на «страну-мишень», призванных поставить её на «кромку хаоса». Исключением является кибервойна по причине её относительной дешевизны в сравнении с войной «горячей». При выборе военных или невоенных методов сыграл опыт участия армии США в войнах на ближневосточном ТВД, где ни одна из поставленных американцами целей не была достигнута. В соответствии с минимизацией участия ВС США (за исключением киберкомандования) в противостоянии с потенциальным противником, принято решение о радикальном аудите и сокращении затрат на конвенциональное вооружение и военную технику.

Ключевая роль MITRE в реализации TOS-3, а соответственно, и стратегии «упреждающей войны» определяется тем, что эта компания занимается аудитом военного бюджета США. Специалисты по системному инжинирингу MITRE разработали программу Deliver Uncompromised, в рамках которой Пентагон должен «основывать свои контракты на поставки оружия на оценках безопасности, а не только на затратах и производительности». «Будучи традиционным приоритетом контрразведки, безопасность поставок стала ключевым фактором для военных приобретений наряду с традиционными показателями качества, стоимости и своевременности доставки», – пишет The Hill.

MITRE является мировым лидером в области кибербезопасности и принимает участие в пентагоновском проекте кибервойн, так называемом Плане-Х. На сайте DARPA сообщается, что «План X – это основополагающая программа кибервойн, направленная на разработку платформ для министерства обороны для планирования, ведения и оценки кибервойн… С этой целью программа соединит кибер-сообщества, представляющие интерес, от научных кругов до оборонно-промышленной базы, коммерческой индустрии технологий и экспертов в области пользовательского опыта».

Компания MITRE, как сообщается на официальном сайте Пентагона, в рамках «Плана-Х» создала протоколы STIX (Structured Threat Information eXpression) и TAXII (Trusted Automated eXchange of Indicator Information), предназначенные для информирования о киберугрозах.

Особое место в разработках MITRE занимает программная матрица-фреймворк ATT&CK (Adversarial Tactics, Techniques, and Common Knowledge – Тактики, техники и общеизвестные знания о злоумышленниках), своего рода виртуальную энциклопедию методик самых разных хакеров. Эта матрица даёт довольно полное представление о поведении виртуальных злоумышленников при компрометации сетей и может использоваться для наступательный операций в Интернете. В частности, ATT&CK может быть полезен в киберразведке.

Одна из самых амбициозных разработок MITRE – созданный совместно с АНБ проект Unfetter. Он расширяет возможности специалистов в области кибербезопасности выявлять и анализировать бреши в защите компьютеров.

Символичны названия самых известных программных продуктов MITRE. Как известно, Стикс (STIX) в древнегреческой мифологии – олицетворение первобытного ужаса и мрака, а также название реки в подземном царстве смерти. Аббревиатура ATT&CK тоже говорит за себя.

Киберкомандование США использовало разработки MITRE для атак на энергосистемы Венесуэлы и России. В Венесуэле это привело к масштабному отключению электричества по всей стране и вызвало гуманитарную катастрофу. В России кибератаки американских военных на российские энергосети были успешно отражены, как сообщил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

«Наша цель состоит в том, чтобы помочь США сохранить техническое превосходство над иностранными и отечественными противниками, действующими на всех уровнях, от терроризма и транснациональных угроз до гибридных войн и конфликтов между равными противниками. Мы ведем разработки во всех областях боевых действий, уделяя особое внимание интегрированным решениям, охватывающим несколько доменов», – сообщается на сайте MITRE.

В числе основных программ компании – разработки в сфере управления операциями так называемой мультидоменной войны (Command and control of multi-domain operations). Это означает, что специалисты MITRE работают над созданием единого цифрового пространства ТВД, причём основные бои в этой войне будут идти в виртуальном пространстве, но разрушения стратегических и инфраструктурных объектов будут сравнимы с ущербом от ракетно-бомбовых атак.

По данным The New York Times, список целей киберкомандования США включает «гражданские институты и муниципальную инфраструктуру… в том числе электрические сети, банки и финансовые сети, транспорт и телекоммуникации».

Все «гражданские» разработки MITRE являются побочными продуктами военного производства. Причём в программных продуктах MITRE, предлагаемых на IT-рынке, могут иметься скрытые закладки, активизируемые киберкомандованием США. Если учесть, что протоколы STIX и TAXII, база данных ATT&CK и другие программные продукты MITRE широко используются во всём мире, в том числе российскими компаниями, острую насущность разработки аналогичного отечественного программного обеспечения невозможно переоценить.

29/08/2019 - 09:03

Эксперты заявили об экстремально высокой безработице среди граждан предпенсионного возраста. Только 40% из 10,1 миллиона российских предпенсионеров являются официально трудоустроенными, свидетельствуют данные статистики.

Информация о том, сколько граждан предпенсионного возраста официально трудоустроены, содержится в письме Пенсионного фонда России, направленном в Роструд. Из него следует, что трудятся 40% российских пенсионеров, причем эта доля несколько ниже среди женщин (38%) и выше у мужчин (43%), пишут «Известия».

По мнению экспертов, высокая доля неработающих предпенсионеров связана не только с тем, что часть из них вышли на пенсию досрочно (военные и правоохранители), а другие не могут работать по инвалидности. Существует дискриминация по возрасту при трудоустройстве, с которой российские граждане начинают сталкиваться примерно с 45 лет. Поэтому многие люди в предпенсионном возрасте оказываются в серой зоне среди работающих неофициально сотрудников.

29/08/2019 - 06:15

Москва не жалеет денег, чтобы стать военной и экономической сверхдержавой на Северном полюсе.

Первая плавучая АЭС «Академик Ломоносов» должна в скором времени прибыть в чукотский порт Певек. Там два реактора общей мощностью 70 МВт должны будут вырабатывать электричество и тепло для инфраструктуры будущего незамерзающего Северного морского пути.

Россия заставляет говорить о себе по ту сторону Полярного круга не только из-за плавучих АЭС. На протяжении ряда лет страна не жалеет средств, чтобы утвердиться в роли арктической сверхдержавы. Еще в 2013 году российские военные начали восстанавливать советские аэродромы и военные базы на Новой Земле, островах Котельный и Врангеля, на Земле Франца Иосифа. В 2016 году появилось арктическое командование. Теперь российские десантники отрабатывают высадку на полярных ледяных полях, а реактивные истребители патрулируют небо над ними.

Для России Арктика с ее природными ресурсами очень много значит. Так же важна она и для военной безопасности страны, говорит московский военный эксперт Виктор Литовкин. «Арктика невероятно важна для России, это часть ее национальной идентичности», — сообщил и американский политолог Роберт Орттанг радиостанции «Голос Америки».

Российские полярные территории занимают 9 из 17 миллионов квадратных километров сухопутной площади страны. Отсюда идет четверть российского экспорта. Нефтегазовая экспортная держава претендует и на 1,2 миллиона квадратных километров грунта под Северным ледовитым океаном за пределами 200-мильной экономической зоны — включая Северный полюс. По предположениям россиян, там находится до десяти миллиардов тонн минерального сырья.

С 2020 по 2045 год государство планирует только на геологоразведочные работы в Арктике потратить почти четыре миллиарда евро. Добыча природных ресурсов со скрытого под толщей льда морского дна на глубине от 500 до 2000 м влечет за собой огромные технические и финансовые проблемы. Правительство работает над законопроектом, который в будущем позволит проводить буровые работы не только государственным концернам Газпром и Роснефть, но и частным и иностранным компаниям. Однако не только введенные из-за Украины санкции Запада, но и цены на нефть намного ниже 100 долларов за баррель не дают внедрять дорогие зарубежные ноу-хау.

«При цене 50-60 долларов за баррель арктические проекты вряд ли будут рентабельны», — констатирует аналитик Дмитрий Маринченко в газете «Ведомости». Экономисты и плавучую АЭС «Академик Ломоносов» считают нерентабельной, а экологи еще и говорят о высоких рисках из-за штормов на северном побережье Чукотки.

Однако российские эксперты преподносят атомное судно как экологичный проект. Его использование позволяет полностью вывести из эксплуатации устаревшую Билибинскую АЭС. Кроме того, руководство государственного концерна Росатом не скрывает, что в плавучей АЭС они видят образцовую модель для привлечения иностранных клиентов. Уже поступили запросы из Латинской Америки и Южной Азии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

29/08/2019 - 03:10

27 августа Молдавия отмечала День независимости. 28 лет прошло с тех пор, как было провозглашено, что Молдова отныне может «свободно, без вмешательства извне решать своё настоящее и будущее в соответствии с идеалами и святыми устремлениями народа в историческом и этническом пространстве его становления».

К сожалению, не всегда получалось решать «свободно» и «без вмешательства», да ещё и «в соответствии с идеалами»… Много всего произошло за эти годы.

27 августа 1991 года парламент Молдавской ССР принял Декларацию о независимости, а уже в декабре того года президент Молдовы Мирча Снегур подписал в Алма-Ате договор о вступлении страны в СНГ. А ещё через пару месяцев – 2 марта 1992 года – Молдову приняли в ООН. Кстати, Молдавия оказалась первой из постсоветских стран, которая присоединилась к Парламентской ассамблее Совета Европы, став в июле 1995 года 36-м членом ПАСЕ.

В 2001 году президентом Молдавии становится Владимир Воронин, за годы его президентства наступает экономическая стабильность, а внешний долг снизился с 85% ВВП до 13%. Воронин пообещал, что Молдова присоединится к Союзному государству России и Белоруссии, а русский язык будет вторым государственным.

Как результат – погромы парламента и администрации президента в апреле 2009 года, а в сентябре того же года Воронин складывает президентские полномочия.

К власти приходят Демократическая партия, ЛДПМ и Либеральная партия, которые сформировали «Альянс за европейскую интеграцию», а страна на три года осталась без президента.

Только в 2012 году президентом был избран Николай Тимофти, за годы его президентства «Альянс…» взял под свой контроль правительство, парламент, суды и силовые ведомства.

Началась межпартийная борьба, которая вылилась в масштабный кризис власти 2013 года, а правительство было отправлено в отставку.

Следующий этап молдавского пути – летом 2014 года Молдова и ЕС подписали соглашение об ассоциации. А на следующий год – новый политический кризис на фоне скандала по поводу хищений из банков страны. Влад Плахотнюк и ДПМ берёт под свой контроль полностью все ветви власти.

На этом фоне Игорь Додон становится президентом страны, обещая наладить былые взаимоотношения с Россией, однако, не отказываясь и от сотрудничества с ЕС.

Летом 2019 года в стране разразился очередной политический кризис, в результате которого и была сформирована сегодняшняя парламентская коалиция необычного состава – из социалистов и правых. Впереди выборы в местные органы власти, которые станут испытанием коалиции на мудрость и политическую зрелость.

Ну а пока Молдова празднует свой 28-й День независимости.

Президент страны Игорь Додон обратился с поздравлением к народу Молдовы: «В не столь долгой новейшей истории Республики Молдова было и хорошее, и плохое. Мы с вами – её свидетели, и все мы осознаём, что предстоит ещё многое сделать в нашей стране, многое создать для того, чтобы наша жизнь стала отвечать нашим надеждам и ожиданиям. И очень ценно, что сегодня мы воодушевлены общим делом, достигнутым политическим согласием, видением будущего, которое мотивирует нас, придаёт нам силы и веру в то, что перемены к лучшему для Молдовы только начинаются».

Президент заверил, что в стране достаточно человеческого и интеллектуального потенциала, «чтобы превратить Республику Молдова в состоявшееся современное государство». Для этого только и надо – проявить смелость и политическую зрелость и быть едиными. И тогда есть уверенность, что нынешнее поколение молдаван оставит своим детям и внукам жизнеспособную и процветающую Молдову.

А премьер-министр Молдовы Майя Санду уверена, что сегодня назвать Молдову независимой страной нельзя.

«Республика Молдова не может быть полностью независима, когда на её территории находится иностранная армия. Республика Молдова не может быть полностью независима, когда энергетически зависима. Но мы должны настаивать на этом и внедрять проекты, которые обеспечат энергетическую независимость, и настаивать на международном и региональном плане на выводе российской армии», – сказала Санду журналистам.

На их вопрос, влияют ли на принятие политических решений в Молдове какие-либо стороны из-за рубежа, поспешил ответить глава МВД Андрей Нестасэ. Он заверил, что все решения принимаются в Молдове, эти решения исходят из ожиданий граждан страны, а не диктуются кем-то.

Лидер «Нашей партии» Ренато Усатый считает, что говорить о независимости страны сегодня рано.

«Только тогда Республика Молдова станет по-настоящему независимой, когда каждый наш соотечественник из сотен тысяч, проживающих за пределами страны, будет гордиться тем, что является гражданином Молдовы. Когда тысячи граждан смогут вернуться домой, где у них будут рабочие места. Когда пенсионеры не будут думать о том, что им есть и как им выжить», – заявил Усатый на празднике Независимости в городе Бельцы.

Либерал-демократы призывали в этот день народ Молдовы к единству, либералы ещё накануне заявили, что будут бойкотировать праздник, так как «правящая коалиция подрывает независимость страны». А демократы печально объявили, что Молдову уже почти «сдали» России. Удивительно, но беглый лидер ДПМ Влад Плахотнюк даже пообещал вернуться и «освободить» Молдову от «той зависимости, в которую она попала». Понятно, что ему только и остаётся, что разыгрывать карту «российской угрозы». Как и его украинскому приятелю Петру Порошенко.

«Не может быть независимости, когда госинститутами руководят политические лидеры, лояльные Москве. Когда силовые структуры оказались под управлением иностранных спецслужб. Когда прокуратура, Центр по борьбе с коррупцией, СИБ, армия и Высший совет безопасности работают под российским политическим влиянием», – написал экс-глава ДПМ.

«Многие в 1991 году и понятия не имели о Молдове. Знали отдельных наших деятелей культуры. Но что такое Молдова как государство – в мире не имели особых представлений. Я считаю своим достижением, что после объявления независимости начали очень быстро приходить документы о признании. Значит, мы не зря стучались в эти двери», – вспоминает бывший заместитель министра иностранных дел, советник первого президента Молдовы доктор международного права, профессор Николай Осмокеску. Удивительно, что за 28 лет «отцы-основатели» независимой Молдовы так и не поняли, что признание бывших республик СССР в качестве государств быстро состоялось только по одной причине – чтобы развал Союза был легализован.

«Нас приняли, как государство, стремящееся быть правовым и социальным. Нам доверяли. Один из тогдашних лидеров Евросоюза даже назвал Молдову «страной успеха». К сожалению, потом всё это стало притихать, так как внутри самого государства не было чётких приоритетов ни во внутренней, ни во внешней политике. И бывшая «Сказка об успехе» превратилась в «Сказку о проблемах», – заключил Осмокеску.

Кристина СЫРБУ для ФСК

28/08/2019 - 12:45

Первую часть интервью читайте здесь: Турция ждала, что мы будем воевать с Россией за Крым — Сергей Корсунский

Апостроф: Каким вы видите будущее Минских переговоров? Нужно ли давать особый статус Луганской и Донецкой областям?

Сергей Корсунский: Я думаю, что они будут трансформироваться. В таком виде, как они существуют пять лет — они бессмысленны. Я общался с представителями местных властей Луганской и Донецкой областей — они считают, что о них забыли. Они рассказывали, что много раз обращались и в правительство, и к президенту, но ничего не делалось. У них нет ни денег, ни бюджетов. Только сейчас там увидели какие-то сдвиги. Если новая власть серьезно подойдет к этому вопросу, то проблему можно решить. Просто надо перестать заниматься популизмом и замыливанием глаз. С другой стороны, на Минских соглашениях основаны все санкции. Поэтому мы не можем просто так отойти от этого документа. Но не зря Зеленский серьезно заговорил о новой встрече в каком-либо «нормандском формате» — расширенном, сильно расширенном.

— Что даст привлечение американцев и британцев к этим переговорам?

— Конечно же, они на нашей стороне. Это усиливает нашу позицию, но я думаю, что русские не дадут на это согласия. Позиция госдепа США по участию в переговорах проста: мы, согласны, если на это согласятся все стороны. Все стороны — имеется в виду, конечно же, Российская Федерация. А в Кремле смотрят на композицию «нормандского формата» и говорят: а зачем здесь американцы, а тем более британцы с учетом их личной неприязни [к России]…

— А чем тогда поможет расширенный формат, если все равно [все] будет согласовываться с Россией?

— Я не знаю, чем он поможет. По моему мнению, если формат переговорщиков расширять, то до формата Совета безопасности ООН. То есть — Британия, США и Китай. Почему? Когда шла речь о выходе из войны и начале мирного возврата Донбасса в состав Украины, то есть о проведении операции по поддержанию мира, заговорили о введении миротворцев. Для того, чтобы появились миротворцы, решение должен принять Совет безопасности ООН, а это пять стран. Из них в Минске присутствует только две — Франция и Россия. Германия сейчас председательствует в Совете безопасности ООН, но она не постоянный член. Поэтому идея была такая: если мы привлекаем США, Британию и Китай, мы получаем за одним столом формат СБ ООН, но обсуждаем проблему миротворцев не в виде документа, резолюции по бюрократической процедуре, а обсуждаем это в формате, так скажем, брейншторминга (мозгового штурма — прим. ред.) на уровне глав государств. Если принципиальное решение будет найдено, то тогда можно делать проект резолюции и выносить этот вопрос в ООН, и тогда вводить миротворцев. Если мы не хотим больше вводить миротворцев на Донбасс, то, я думаю, что вопрос о расширении формата поднимают, чтобы потянуть время. Это как вместо того, чтобы играть в нормальные шашки, начать играть в «Чапаева» — сбивать их. Москва никогда не согласится на присутствие за столом переговоров американцев, которые будут иметь то же значение в них, что и Россия.

— Звучала такая идея (пока неофициально, но негласно говорят об этом), что все-таки изменения в конституцию могут быть, и особый статус дадут не двум областям, а всем. Это помогло бы решить проблему и имплементировать Минские соглашения и в то же время не играть в игры России?

— Во-первых, нужно четко определить, о каком особом статусе мы говорим. Во-вторых, мы должны понять, какая у нас стратегическая цель по построению государства Украина. Поскольку я работаю в правительстве с первого дня независимости в разных качествах, я помню, что такие дискуссии были: а давайте Украину превратим в пять федеральных земель — будет «Галиция», «Новороссия», «Восток», «Причерноморье» и т.п. Модель ФРГ фактически. То есть Украина будет федеративной республикой, и будет пять земель. Определенная логика в этом есть, но мы от этого отказались. На самом деле, если глубоко копнуть в историю, то увидим, что так оно примерно и было. У нас даже шесть вариантов алфавита украинского языка существовало в ХVIII веке, потому что Украина была раздроблена и по-разному трансформировалась культурно. Существуют большие отличия в том, как говорят по-украински в Полтаве и как — на Западной Украине.

— Почему отказались?

— Это сложный вопрос. Там, скорее, олигархические интересы были: каждый хочет иметь свою маленькую область, чтобы ее окучивать. Но потом сошлись на том, что это будет 25 областей плюс Автономная республика Крым. Очень много было дискуссий, что такое «Автономная республика Крым», а почему это не национальная культурная автономия и т.п. Но этот процесс не был серьезным, он не был глубоко продуманным. Это были интересы, скорее, промышленных кланов, которые между собой пытались решить: как, где будет их власть, что они будут держать у себя в руках. Я думаю, что нам надо ставить вопрос не в контексте Донбасса, нам надо ставить вопрос о новой конституции. Между прочим, Порошенко об этом говорил, говорил… но ничего не случилось. Нужно создавать конституционную ассамблею и готовить правовую основу для будущей конституции — и по формированию органов власти, и по территориальному устройству. Если в результате конституционного процесса, который должен закончиться референдумом или голосованием больше трехсот депутатов в парламенте, будет решено, что нужен какой-то особый статус, тогда давайте это делать.

Мне кажется, что процесс реинтеграции оккупированных территорий будет очень сложным. Насколько я понимаю, сейчас собрали группу экспертов, которые над этим будут работать. Я бы отдал это в руки профессионалов. Наша задача не смухлевать что-нибудь под что-нибудь, а делать так, как лучше для национальных интересов Украины. Это разные процессы. Не надо подстраиваться. Надо решить, как нам нужно, и все остальное адаптировать к этим интересам.

— В фокусе внешнеполитических идей Украины всегда звучат США, Европейский союз, но мы мало говорим о своих ближайших соседях — восточной Европе, странах Черноморского побережья. Какая должна быть здесь стратегия, региональная политика? Звучат даже идеи, что нам, в принципе, в ЕС не надо, мы можем составить какой-то союз с Польшей, Чехией, Венгрией, странами Балтии. Есть ли в этом резон?

— С моей точки зрения, есть резон. Безусловно, наше будущее зависит от отношений с нашими соседями. Например, Польша — это тот оплот, на который мы можем опереться. У нас с Польшей многоплановые отношения, у нас есть проблемы, но все это надо решать. Как бы поляки с нами не ссорились из-за Бандеры и Шухевича, как бы они не делали нам больно воспоминаниями о Волынской резне, то есть о нашей тяжелой истории, на самом деле, поляки очень хорошо понимают, что Украина — это серьезная гарантия их безопасности. Поэтому там есть полное понимание того, что наши страны должны тесно дружить и тесно сотрудничать. Если оставить исторический аспект, у нас с ними очень хорошие отношения. То же самое касается Словакии, Чехии, Венгрии, Румынии. Нам обязательно нужно поддерживать хорошие отношения со всеми этими странами, очень тесно сотрудничать и максимально интегрироваться.

Хочу еще обратить внимание, что за пять лет правления предыдущего президента, мы очень много потеряли и в Африке, и в Азии. Я уже даже не вспоминаю про Южную Америку — о ней мы вообще забыли. Ни одного визита президента в эти страны, ни одного визита в Китай. Полторы встречи за пять лет, и то на полях международных саммитов, с Китаем — с самой большой головной болью Соединенных Штатов, страной, которая через пять лет сравняется с ними по ВВП, у которой 5G — это уже реальность, в которой 25 тысяч километров скоростных железных дорог, которая инвестирует огромные деньги во всем мире.

За то время, пока мы с ними полтора раза встречались, белорусы привлекли шесть миллиардов китайских инвестиций. Китайцы построили в Белоруссии огромный логистический центр и технопарк. Посмотрите на общую сумму инвестиций в Украину за эти годы. Нам ничего не нужно? Нам не нужен технопарк? Да, китайцы строят порты у нас, проводят дноуглубительные работы. Посмотрите, какими темпами вырос товарооборот с Китаем. Раньше такой товарооборот был с Турцией, теперь — с Китаем. Почему? Потому что китайцы увидели потенциал и заинтересованы. Если бы они были заинтересованы в нас еще больше, русские бы пять раз подумали, надо ли заходить на Донбасс, если бы там был Китай.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

28/08/2019 - 02:15

Советник Белого дома по вопросам национальной безопасности Джон Болтон прилетел в Киев. Последний раз в качестве советника он был в Украине 24 августа 2018 года, т.е. спустя пять месяцев после своего назначения в администрацию Дональда Трампа. В этом году Болтон День Независимости пропустил, но прибыл накануне старта переговоров по формированию правительства. В президентской политсиле, по сути монополизирующей законодательную власть в Верховной Раде девятого созыва, в частности, ее лидер Дмитрий Разумков прогнозировал ранее, что новым Кабмином парламентарии могут заняться уже 29 августа, однако с тем, как пять прошедших в Раду фракций мусолят распределение комитетов, до сих пор остается не ясным, смогут ли они приступить к дележу министерских портфелей до конца лета, т.е. до отбытия президента США Дональда Трампа и украинского гаранта Владимира Зеленского в Варшаву на 80-ю годовщину начала Второй мировой войны.

Зачем и с чем советник Трампа все же приехал в украинскую столицу? Вероятную повестку дня можно разделить на внешне- и внутриполитическую составляющие. Причем, если говорить о первой части, завесу тайны несколько приоткрыл сам Болтон в своем сообщении: «Президент (президент США Дональд Трамп, — „ДС») провел продуктивные встречи в Биаррице на саммите G7. Я с нетерпением жду моих предстоящих встреч с нашими партнерами в Киеве…».

G7+0,5

Итак, саммит «большой семерки», во время которого Трамп четко обозначил свое желание видеть Россию в этом элитном клубе. Его в этом поддерживает французский президент Эмманюэль Макрон, пусть и спасовавший перед канцлером ФРГ Ангелой Меркель и британским премьером Борисом Джонсоном. Как известно, идею с возвращением РФ никто из «семерки», кроме Трампа, формально не поддержал. Однако, безусловно, эту инициативу хоронить никто не будет. Пока же альтернативой (если Путин, конечно, согласится) ретрансформации G7 в G8 может стать участие российской стороны в следующем саммите на правах гостя. Именно об этом по итогам саммита в Биаррице заявил Макрон. Учитывая, что следующими после Франции председательствовать в «семерке» должны США, вероятность приглашения Трампом Путина на саммит довольно высока. Даже известно уже, где скорее всего состоится мероприятие: американский президент 26 августа де-факто пригласил других участников G7 в свой гольф-клуб во Флориде.

Имитация примирения с Россией же, цель которой — несколько расслабить Кремль, необходима администрации Трампа. Во-первых, чтобы перед очередными выборами отправить в копилку 45-му президенту статус единственного эффективного мирового лидера, который решает проблемы, в том числе и с Россией, пока «неблагодарные» европейцы заняты черт-те-чем. Во-вторых, и с той точки зрения, что Штатам доведение гонки вооружений с РФ до пиковых показателей — до уровня Карибского кризиса — не нужно. Тем не менее она, т.е. гонка вооружений, США по карману, даже в целом позволяет влить свежей крови в собственные вооруженные силы и несколько подрихтовать геополитический ландшафт. Беда в том, что Москва не может удержать высоко ею же поднятую планку, результатом чего являются инциденты вроде взрыва под Северодвинском. Но и выйти из гонки вооружений Кремль также себе позволить не может, потому есть риск, что взрываться что-нибудь будет все чаще, а установленные границы государств на движение воздушных масс не имеют никакого влияния. Ощущать на себе последствия деятельности «гигантов технологической мысли» из России в Вашингтоне никто не хочет. Вот и возникает желание принудить Москву к соблюдению договоров в сфере вооружений сперва кнутом, а затем и пряником в виде места за столом в Майами рядом с членами G7.

Преградой появлению в Апельсиновом штате хозяина Кремля является вопрос Украины. Без хотя бы символического жеста доброй воли со стороны Москвы пасьянс сложить, конечно, можно, но все же невыгодно для Белого дома, поскольку Трампа попросту заклюют и демократы, и республиканцы за неоправданное великодушие. Поэтому Болтону во время его визита в Киев предстоит, скажем так, миссия сопровождения и контроля — от заявлений украинской власти о готовности пойти на контакт с Кремлем к конкретным действиям, которые позволят в свою очередь Трампу поощрить Путина. Однако важно и то, чтобы у Зеленского в своих конкретных действиях не переборщили. Диалог должен быть нужной дозы и без крена Киева в сторону России, риск чего сохраняется. Следовательно, Болтон будет удерживать Зеленского от броманса с Путиным, а с другой стороны, склонять к реализации плана Трампа относительно «примирения» с Россией. И не исключено, что Болтон будет обсуждать как возможные трехсторонние (США, Украина, Россия) переговоры на высоком уровне, так и предстоящую встречу «нормандской четверки», которая, по прогнозу Макрона, может состояться в следующем месяце.

Сказать Hello

Еще одной задачей Болтона, определенно, является обсуждение и подготовка встречи Трампа и Зеленского либо в Варшаве, где американский президент пробудет с 31 по 2 сентября, либо уже в Нью-Йорке во время Генассамблеи ООН, стартующей 17 сентября. В любом же случае встреча эта будет «на ногах», как дал понять еще 15 августа временный поверенный в делах США в Украине Уильям Тейлор. «В Варшаве или в Нью-Йорке будет короткая встреча. Это будет возможность для президентов сказать „Hello!» друг другу, лично обменяться приветствиями», — сказал он, отметив, что полноценные переговоры в Вашингтоне состоятся через месяц-два.

Дата визита Зеленского в Штаты по-прежнему не согласована. И существует все же вероятность, что весь диалог шестого украинского президента с американским коллегой ограничатся телефонным разговором и Hello на камеру в польской столице или в «Большом яблоке». А вот формат контактов между Киевом и Вашингтоном будут определять будущие шаги Зеленского и его «слуг народа» в пределах Украины.

Правильный Кабмин

Внутриполитическая составляющая повестки дня Болтона в Украине. Ее очертания стали известны благодаря спецспредставителю Госдепартамента США Курту Волкеру, прибывшему в Киев на День Независимости. Волкер в интервью телеканалу «Прямой», собственно, и подчеркнул в очередной раз, что дата визита Зеленского в Вашингтон пока не утверждена, допустив, что два лидера смогут повидаться перед этим в Варшаве. Условием же для полноценных переговоров американский дипломат по сути назвал четкое подтверждение неизменности курса Киева, избранного при президентстве Петра Порошенко. Показательно, кстати, что Волкер во время визита встретился именно с Порошенко, а не с Зеленским.

Новый президент свои первые 100 дней провел, устраивая безрезультатные и показушные порки местным чиновникам, но шоу пора завершать, ведь парламентские выборы состоялись и пора приступать к выполнению обещаний без оголтелого популизма. У Зеленского теперь большинство в Раде и в скором времени будет свой Кабмин. Формирование нового правительства в Украине является еще одним условием для встречи с Трампом. Соединенные Штаты, исходя из слов Волкера, в первую очередь интересует, кто станет новым министром иностранных дел, а также кто возглавит Кабмин в целом. Вашингтон хотел бы видеть на посту премьер-министра адекватного, готового к сотрудничеству человека. И, как неоднократно давал понять личный адвокат Трампа Рудольф Джулиани, к таковым в Белом доме точно не относят нынешнего главу Офиса президента — Андрея Богдана, бывшего прежде юристом Игоря Коломойского. А Богдана в Киеве как раз и прочат на пост главы правительства.

Администрация Трампа также заинтересована в продолжении сотрудничества с Киевом, начавшегося при главе Генеральной прокуратуры Украины Юрии Луценко, для успешного проведения предвыборной войны с демократами и их главным кандидатом на пост президента Джо Байденом. Это значит, что в поле зрения США пребывает силовой блок Украины — Генпрокуратура, НАБУ (Национальной антикоррупционное бюро Украины), СБУ (Служба безопасности Украины). Учитывая опыт совместной работы НАБУ с демократами, директора Бюро Артема Сытника могут либо заменить более лояльной фигурой, либо его влияние будет значительно снижено. Неспроста, к слову, Луценко накануне закинул в информпространство тезис о необходимости подчинить НАБУ ведомству Романа Трубы — Госбюро расследований, ставку на которое, несмотря на мутную историю с Порошенко и Андреем Портновым, все еще могут делать в США.

Итак: Вашингтон интересует назначение лояльного преемника Павла Климкина (министра иностранных дел Украины — прим. ред.), лояльного нового премьера и лояльных силовиков. Кроме них, в сферу интересов Вашинтона попадают энергетический и нефтегазовый секторы Украины. Как известно, чуть менее, чем Волкер, но так же часто заезжает в Киев министр энергетики США Рик Перри для обсуждения поставок американских энергоресурсов в Украину. В профильных госкомпаниях, американцы могут рекомендовать оставить действующий менеджмент или настаивать на назначении новых, но лояльных им лиц. А вот кто из действующих министров точно удовлетворяет партнеров в США, так это глава Минфина Оксана Маркарова и и.о. министра здравоохранения Ульяна Супрун. Вероятное сохранение ими своих постов, напомним, допустил намедни новоизбранный «слуга народа» Давид Арахимия.

С целью проконтролировать, донести лично Зеленскому позицию Белого дома, дать ценные указания по кадровым вопросам, по форме и содержанию диалога с Путиным, от которых зависит грядущая встреча украинского президента с Трампом, — вот с этой целью в Киев и приехал Болтон.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

28/08/2019 - 02:15

От нового президента Украины Владимира Зеленского ждут тотального обновления украинской власти — после сокрушительного электорального Майдана, кажется, что управлять по-старому стало уже невозможно. Инаугурация Зеленского была всего 100 дней назад, и оценивать реальные изменения в стране пока рано. Зато перемены в стиле управления нового президента уже хорошо заметны. Предвыборные опасения, что неопытный Зеленский станет слабым лидером, английской королевой и марионеткой олигарха Коломойского, быстро уступают место тревоге и ожиданиям бархатной диктатуры.

Лукашенко или Голобородько

Политолог Владимир Фесенко, подводя итоги первых 100 дней Зеленского, отмечает: «Зеленский быстро превращается из слуги народа в хозяина страны». Имея однопартийное большинство в Верховной раде, президент вскоре сформирует лояльное себе правительство, а предстоящие в следующем году местные выборы могут обеспечить ему еще и контроль над мэрами крупных городов и областными советами. В таких условиях единственным препятствием для узурпации власти станет только добрая воля самого президента — остается надежда, что как человек нового поколения он выберет демократический путь управления.

Однако уже во время ознакомительных поездок по стране Зеленский охотно демонстрировал авторитарные замашки отца нации. Он устраивал публичные разносы чиновникам и увольнял силовиков в прямом эфире, а параллельно демократично общался с рядовыми украинцами, купался в море в Одессе и городских фонтанах в Мариуполе.

Такой стиль управления заставил многих заговорить о том, что Зеленский — это украинская версия Лукашенко. И действительно, с точки зрения рейтингов такое подражание вполне продуктивно: по опросу центра «Новая Европа», белорусский президент оказался самым популярным на Украине иностранным политиком.

Разумеется, версию о Зеленском-узурпаторе охотно распространяют отставленные им чиновники порошенковской команды. Например, видный национал-демократ Роман Бессмертный, удаленный из Минской переговорной группы, уже предрекает Украине «третий Майдан», к которому приведет диктатура Зеленского. И все же такие опасения нельзя назвать совсем беспочвенными. Люди, знакомые со стилем работы Зеленского в «Квартале 95», характеризуют его скорее как жесткого и авторитарного руководителя.

Уже сейчас видно, что центр принятия решений при Зеленском будет смещаться к нему самому и его ближнему кругу, сосредоточенному в Офисе (администрации) президента. Роль правительства будет понижена до технического исполнителя президентских решений, а новый созыв парламента с однопартийным большинством и слабой оппозицией также утратит значительную часть своего былого влияния. Такой стиль управления скорее похож на суперпрезидентскую республику, а не привычную для Украины парламентско-президентскую модель.

Понятно, что существовавшая до сих пор в украинской политике система сдержек и противовесов была лишь ширмой для коррупционно-олигархического deep state, и вертикаль Зеленского может стать эффективным инструментом для ее слома. Но автократы постсоветского пространства при самых благих побуждениях редко добровольно уходят от власти. Если к исходу пяти лет, которыми обещал ограничить свое президентство Зеленский, украинская демократия будет по-прежнему «в опасности», то у него вполне может появиться желание пойти на второй срок.

Война против СМИ

Некоторые конфликтные точки правления Зеленского видны уже сегодня — прежде всего сложные отношения с прессой. Украинское медиасообщество в целом негативно восприняло победу Зеленского, считая ее симптомом национальной деградации. Правление Порошенко для интеллектуальной элиты было временем максимального воплощения мечты об «украинской Украине»: усилилась украинизация публичного пространства, была проведена декоммунизация, официальной идеологией стало максимальное дистанцирование от общего прошлого с Россией и теснейшая интеграция с Европой.

Выборы 2019 года показали, что эти процессы не такие уж глубокие и популярные и остаются уделом меньшинства. Национал-демократический лагерь вчистую проиграл внеидеологическому популизму Зеленского, а среди его сторонников было немало и откровенных противников послемайданной политики. Однако меньшинство, с которым поссорился Зеленский, оказалось активным и деятельным, прежде всего в области СМИ.

Предвидя сложности, команда Зеленского изначально сделала ставку на прямое общение с избирателями через соцсети. В качестве образца они, похоже, избрали медийную тактику Дональда Трампа, считающего свой твиттер главным каналом, с помощью которого он может обращаться к нации без посредников в виде враждебных ему СМИ. К тому же пиар-команда Зеленского пришла из шоу-бизнеса и стремится популяризировать деятельность президента в жанре инфотейтмента — развлекательных новостей.

В первые 100 дней президентства недоверие Зеленского к традиционным медиа только усилилось. Президент и особенно его администрация всячески демонстрируют, что не намерены особо считаться с «цепными псами демократии». Показательной была история с фальшивой утечкой заявления об увольнении главы Офиса президента Андрея Богдана, выставившая в глупом свете ведущие издания. Затем тот же Богдан подал в суд на журналистов программы «Схемы», которые вели расследования против главы администрации.

Не менее характерным стал конфликт новоизбранного депутата от «Слуги народа», днепропетровского блогера Макса Бужанского с журналисткой либерального «Нового времени», во время которого команда Зеленского в целом солидаризировалась с оскорбительными высказываниями своего депутата. «Мы общаемся с обществом без посредников, без журналистов», — откровенно сформулировал новую медиаполитику Андрей Богдан.

Негативное отношение к журналистам хорошо видно и в самой подробной на сегодня программе президента Зеленского — его сериале «Слуга народа». Представители медиа там фигурируют как враждебная президенту-реформатору среда, которой манипулируют олигархи, а звезда оппозиционной журналистики и вовсе оказывается любовницей главного коррупционера.

Конфликт Зеленского с прессой системообразующий. Он и его команда останутся чужаками и выскочками для большей части украинского медиаистеблишмента. Это толкает Зеленского на выстраивание собственного лояльного медиапула, ныне представленного медиаимперией Коломойского «1+1», к которой, скорее всего, добавятся новые или переориентированные старые СМИ. Во всяком случае, именно так интерпретируются расследования, начатые силовиками против телеканалов «Прямий» (контролируется Порошенко) и «112» (контролируется Медведчуком).

На мировой сцене

В то же время в работе команды Зеленского пока хватает неразберихи и непоследовательности. Представители новой власти часто делают противоречивые заявления, затем сами их опровергают, выходят с несогласованными предложениями и позициями. Это особенно заметно во внешней политике: после очередного миролюбивого анонса переговоров с Москвой Зеленский может неожиданно выступить с ястребиными заявлениями в духе «ни пяди земли оккупантам».

В такой непоследовательности есть доля политического расчета. Зеленский стал президентом, откликаясь на очень противоречивые общественные запросы. Украинцы хотели бы видеть президента-миротворца, который при этом не идет на уступки; сурового карателя казнокрадов, который не посягает на права и вольности. А поскольку рейтинг является главным источником легитимности «народного президента», Зеленский стремится не разочаровывать избирателей. В результате суровый окрик на межведомственных совещаниях сменяется задушевными интонациями всенародно любимого актера. А внешнеполитические заявления делаются с постоянной оглядкой на два полюса нелояльности — пророссийский Донбасс и национал-демократическую Галичину.

Во время визитов в европейские столицы Зеленский старается выглядеть своим и не злоупотреблять образом забавного провинциала (что не всегда получается). Ему явно льстят сравнения не с Лукашенко, а с французским президентом Макроном, который покровительствует Зеленскому, чтобы использовать украинскую перезагрузку для собственных внешнеполитических успехов.

Зеленский интуитивно ощущает наступление новой эпохи в международной политике, в которой ему придется взаимодействовать с такими же лидерами-популистами, а не уходящим типом респектабельных и консенсусных политиков. Особенно будет интересен в этом плане предстоящий визит Зеленского к Трампу.

В отношениях с Россией Зеленский пытается пользоваться тем, что его избрание поставило Кремль в непривычную ситуацию. Москве приходится иметь дело с украинским лидером, имеющим за плечами более 70% поддержки граждан (причем его рейтинг пока удерживается без подавления оппозиции и монополизации СМИ). Поэтому Зеленский активно эксплуатирует тему возможных прямых переговоров с российским президентом: он беседует с Путиным по телефону (на звонки его предшественника в Кремле не отвечали), договаривается об обмене пленными, прекращении огня и разводе войск.

Зеленский готов к символическим уступкам-манипуляциям, чтобы вовлечь визави в разговор — взять, например, его просьбу к российскому лидеру повлиять на «другую сторону» во время нарушения перемирия со стороны ЛНР-ДНР. Косвенное признание сепаратистов «другой стороной» (а не «российским оккупационным корпусом», как раньше), конечно, вызвало бурю негодования у национал-патриотов внутри страны, но создало платформу для дальнейших переговоров между Москвой и Киевом. Правда, окончательные результаты этих переговоров будут зависеть не только от Зеленского.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

27/08/2019 - 20:24

Анкара никогда не признает воссоединение Крыма с Россией, считает украинский дипломат

Реджеп Эрдоган и Владимир Зеленский. Фото: president.gov.ua

Турция ждала, что Украина будет воевать за Крым. Об этом в интервью изданию «Апостроф» заявил директор дипломатической академии им. Г. Удовенко при МИД Украины, чрезвычайный и полномочный посол Украины Сергей Корсунский.

По его словам, «турки не понимают», почему Киев «не защищал Крым военным образом».

«Они ожидали, что мы будем воевать. Когда идет военная агрессия, то должен быть соответствующий ответ. Но, конечно же, они никогда не признают оккупацию Крыма и будут поддерживать крымских татар. В Турции живут примерно 4 млн крымских турок, и пренебречь мнением такого количества избирателей Эрдоган не может», — пояснил украинский дипломат.

Корсунский напомнил, что Турция — «страна, которая контролирует Босфор, то есть вход и выход из Черного моря»; «и пока он в руках Турции, пока Турция придерживается Конвенции Монтре и остается членом НАТО, нам (то есть Украине — ИА «Реалист») ничего не угрожает».

«Но если в какой-то момент Турция передумает, это может создать проблемы не только для Украины, но для всех черноморских стран», — предупредил эксперт.

7 августа состоялся визит президента Владимира Зеленского в Анкару, в ходе которого президент Турции Реджеп Эрдоган заверил своего визави, что он никогда не признает воссоединение Крыма с Россией. «Аннексию Крыма Турция не признала и не признает», — цитирует турецкого лидера агентство Anadolu.

Предводитель турецкой партии Vatan Догу Перинчек призывает Эрдогана пересмотреть свое решение. «Как верно заявил депутат крымского парламента Владислав Ганжара, если Анкара считает себя стратегическим партнёром России, ей нужно понимать, что Крым — неотъемлемая часть России», — цитирует Перинчека РИА Новости.

Тем не менее турецкий оппозиционный политик убежден: Эрдоган «понимает, что Крым принадлежит России».

27/08/2019 - 10:15

Пакет «Все включено», определявший экономические отношения Центра с союзными республиками, был предложен и большинству соцстран. А главным, если не единственным донором оставалась РСФСР («Советский Союз разрушили перехватчики»). Но если в сталинский период властные элиты в странах, вставших на путь строительства социализма, формировались из среды интеллектуалов-марксистов, искренне преданных коммунистической идее и дружбе с СССР, то со времен Хрущева руководящие и местные кадры Москва подбирала по своему образу и подобию, чаще всего волюнтаристски. Ее внешняя политика в целом становилась все менее дальновидной, в отношении ближайшего международного окружения в особенности.

Закономерны начавшиеся на рубеже 50–60-х размывание идеологических основ и эрозия социализма в большинстве стран, сориентированных на Советский Союз. Кадровому перерождению и деформации общественного сознания способствовала антисталинская кампания в СССР. Ведь в союзных ему государствах Евразии, в мировом коммунистическом движении становление социалистического строя, его первые, притом феноменальные социально-экономические достижения олицетворялись прежде всего в Сталине.

Интерес «братских» стран к Советскому Союзу становился преимущественно меркантильным, их содержание обходилось все дороже. Какие счета Россия как правопреемник СССР могла бы выставить бывшим партнерам – в новом цикле расследований «Военно-промышленного курьера».

О долгах Болгарии – Болгария должна России 700 миллиардов долларов.

27/08/2019 - 10:15

Президент США Дональд Трамп заявил, что работа Российской Федерации в формате G8 будет носить положительный характер. «Есть люди, которые хотели бы, чтобы Россия вернулась. Я думаю, это было бы полезно для многого в мире. Я думаю, это было бы положительно. Есть те, кто со мной согласен, и мы обсуждаем это. Не знаю, какое именно мы примем решение, но прошлым вечером мы обсуждали Россию – хотим ли мы пригласить ее вернуться или нет», – заявил Дональд Трамп.

Ранее он заметил, что президент Владимир Путин будет наверняка приглашен на следующий саммит.

ЕС пролоббировал снятие с Тегерана санкций по ядерной сделке, потому что хочет иметь не только российский, но и иранский газ

Однако согласия среди участников собрания в Биаррице не наблюдалось.

Берлин на этот счет заявил, что приглашение Путина на заседание «Семерки» всецело в ведении американцев, поскольку в 2020 году встреча будет проходить в США. Канцлер Германии Ангела Меркель считает, что для начала переговоров об участии России в формате G8 необходимо достичь прогресса в реализации Минских соглашений по урегулированию ситуации в Донбассе. С ней солидаризировался и глава Пятой республики Эммануэль Макрон, посчитавший, что возрождение «Восьмерки», когда украинский кризис далек от завершения, будет расценено как слабость ведущих мировых держав. Примерно в том же ключе высказался премьер Канады Стивен Харпер.

Однако нужно ли это нашей стране? Это смотря кому. Олигархату, проводящему теневые операции по выводу наших ресурсов и финансов за рубеж, который грабит страну и не развивает ее, быть в «Семерке-Восьмерке» престижно и экономически выгодно. А если рассматривать общность – государство и народ, то нам там делать нечего. Россия обеспечена ресурсами, и в составе G8 ничего существенного нам не прибудет. От пресловутых западных демократий мы получаем только порции нравоучений да санкции. Поэтому полагаю, что в плане безопасности, развития отечественного образования, культуры, науки и экономики нам важно формировать свое сообщество, а не пытаться «влезать» туда, где нас особо и не ждут. Нынешние разговоры членов G7 о возвращении нашей страны в формат «Большой восьмерки» не выглядят серьезными.

Интересно, что в Биарриц во время саммита по приглашению французского коллеги Жан-Ива Ле Дриана приехал министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф. Он встретился с президентом Макроном, и их беседа оказалась «очень позитивной».

В СМИ пишут, что этот визит был неожиданностью для делегации Соединенных Штатов, но сомнения все же закрадываются. Американская разведка, учитывая состояние отношений ИРИ и США, такое событие проспать точно не могла.

Фото: google.com

Отсюда вопрос: кому и зачем понадобилась эта встреча? Полагаю, что инициаторами выступали европейцы – именно ЕС в свое время пролоббировал снятие с Тегерана санкций по ядерной сделке, потому что хочет иметь не только российский, но и катарский, и иранский газ. В районе Южного Парса огромнейшие месторождения емкостью более 14 триллионов кубометров. Но Дональд Трамп снова ввел санкции против Исламской Республики, поскольку сейчас в Америке строятся терминалы для подготовки и отгрузки сланцевого газа в Европу. Для развития экономики президенту США нужны «живые» деньги, а не долговые средства ФРС. Поэтому не случайно первый визит Трампа в Европу был не в Берлин, Париж или Брюссель, а в Польшу, где он тут же поехал на прием первого танкера с американским СПГ.

Вот где битва идет – европейцы нуждаются в дешевом газе, а американцы «продавливают» свой довольно дорогой продукт. Поскольку, повторюсь, Вашингтону требуются деньги, а взять их неоткуда. Кажется, что появление Зарифа в Биаррице сильно и искренне удивило Дональда Трампа. Так что встречи иранца с высокопоставленными французскими чиновниками ясно говорят о том, что Европа пока пытается сопротивляться планам США.

Но даже с точки зрения взаимодействия с ведущими западными странами возрождение G8 нам абсолютно не нужно. У России есть свои точки приложения усилий, которые дают стране огромный шанс на развитие. Сегодня мы должны уйти и от Запада, и от Востока. Вести самостоятельную политику. Нам нужно формировать собственную повестку дня и свой мир. И его контуры уже обозначены, Россия его запустила. Это Евразийский союз, Шанхайская организация сотрудничества, группа БРИКС. Москва изменила ситуацию на Ближнем Востоке, усадила непримиримых оппонентов – турок и иранцев за стол переговоров по сирийскому вопросу. Вот где формируется будущее нашего мира. Но нужно четко определить геополитическую стратегию, отработать принципы и свой статус: мы – интеллектуальная, нравственная держава, оплот справедливости и чести.

Леонид Ивашов,
директор Института геополитических проблем, генерал-полковник

Page 7 of 252

DISCLAIMER

Website administration WORLDAGRESSOR.COM does not assume any responsibility for the placed by Users of the Website links, photos, images, files, materials, comments, feedback and any other information. The site administration does not guarantee the accuracy of reviews added by the visitors. Not responsible in case of placement of inaccurate or incorrect information and shall be exempt from compensation of any damages due to these actions. All comments and feedback are laid out in that volume, the form and content as it was provided by Users of the Website. The Administration does not contradict the Russian legislation. Website user is solely responsible for all posted and published materials.